Закрыть
Поиск по сайту
Закрыть

Верховным Судом РФ даны разъяснения по отдельным вопросам применения гражданского законодательства, связанным с последствиями пандемии COVID-19

23.04.2020
Примерное время чтения: 10 мин.

Илья Болотнов
Юрий Воробьев
Анастасия Нерчинская
Александра Чернова

21.04.2020 Президиумом Верховного Суда РФ утвержден Обзор по отдельным вопросам судебной практики, связанным с применением законодательства и мер по противодействию распространению на территории Российской Федерации новой коронавирусной инфекции (COVID-19) № 1.

В сферах процессуального и гражданского законодательства особое внимание следует обратить на отдельные разъяснения, указанные далее.

I. Вопросы применения гражданского законодательства

1. Сроки исполнения обязательств и сроки исковой давности

Верховный Суд РФ указывает, что установленные гражданским законодательством сроки и правила их исчисления (в частности, правила о последствиях выпадения последнего дня срока на нерабочий день (ст.193 ГК РФ)) применяются с учетом определения понятий выходных и нерабочих праздничных дней, предусмотренных трудовым законодательством (статьи 111, 112 ТК РФ).

Нерабочие дни, объявленные Указами Президента РФ от 25 марта 2020 г. № 206 и от 02 апреля 2020 г. № 239 являются мерами, направленными на предотвращение распространения инфекции, и не могут рассматриваться в качестве нерабочих дней в смысле, придаваемом этому понятию ГК РФ.

При этом предпринимателям рекомендуется проверить действующие договоры на предмет наличия положений о том, что те или иные спорные обязательства могут быть исполнены должником именно (или в том числе) в выходной или в нерабочий праздничный день. В этом случае правила статьи 193 ГК РФ о переносе срока на ближайший рабочий день не применяются.

Верховный Суд РФ также отметил, что фактически введение режима «нерабочих дней» являлось не всеобщим, и зависело от ряда условий (характера деятельности предприятия, его местоположения, введения в конкретном субъекте РФ ограничительных мер в связи с объявлением режима повышенной готовности). Поэтому в ряде случаев объявленные «нерабочие дни» не создали и не могли создать препятствий для неисполнения обязательств должником, что обязательно будет учитываться судами при рассмотрении споров.

Таким образом, само по себе объявление Указами Президента «нерабочих дней» в период с 30 марта по 30 апреля 2020 г. не является основанием для переноса срока исполнения обязательства в порядке ст. 193 ГК РФ и приостановления срока исковой давности при отсутствии оснований, предусмотренных ст. 202 ГК РФ.

Вопросы о восстановлении или приостановлении сроков исковой давности в связи с ограничительными мерами также должны решаться индивидуально в каждом конкретном случае (в первую очередь, ответ на эти вопросы будет зависеть от квалификации судами обстоятельств, на которые ссылается истец как на основание приостановления исковой давности, в качестве форс-мажора, либо признания таких обстоятельств уважительной причиной пропуска срока исковой давности).

Иными словами, если принятые органами власти меры, направленные на предотвращение распространения коронавирусной инфекции будут признаны форс-мажорными обстоятельствами, препятствующими предъявлению иска в суд (что также придется доказать истцу), срок исковой давности может быть приостановлен.

В остальных случаях можно пробовать обратиться в суд с заявлением о восстановлении срока исковой давности в связи с уважительной причиной его пропуска. Согласно разъяснениям Верховного Суда в текущей ситуации уважительными причинами пропуска срока могут рассматриваться:

  • невозможность обратиться с иском, вызванная соблюдением режима самоизоляции;
  • невозможность обращения в суд через интернет-приемную или по почте в силу возраста или состояния здоровья.

2. Признание пандемии и ограничительных мер форс-мажорным обстоятельством

По важнейшему вопросу о возможности признания обстоятельств, связанных с эпидемией коронавируса (а именно – эпидемиологической обстановки, ограничительных мер или режима самоизоляции), обстоятельствами непреодолимой силы Верховный Суд РФ разъясняет, что такое признание не может быть универсальным для всех категорий должников, должны учитываться тип деятельности и условия ее осуществления, включая регион, срок исполнения обязательства, характер неисполненного обязательства, степень разумности и добросовестности действий должника.

В развитие этого тезиса Верховный Суд напомнил, что ограничения, вызванные распространением коронавирусной инфекции, могут быть признаны форс-мажором в случае их соответствия критериям чрезвычайности, непредотвратимости и внешнего по отношению к деятельности должника характера и наличия причинной связи между ними и неисполнением обязательства. При этом Суд подчеркивает, что помимо указанных характеристик форс-мажора, еще одним его признаком является относительный характер соответствующих обстоятельств (то есть всегда принимается во внимание невозможность исполнения по конкретному договору; то, что может быть признанным форс-мажором для одних договорных отношений, автоматически не является таковым для других случаев).

Верховный Суд сделал важное дополнение о том, что обстоятельствами непреодолимой силы может быть признан не только сам факт пандемии, но и «обстоятельства, вызванные угрозой распространения коронавирусной инфекции». Иными словами, форс-мажором могут считаться последствия пандемии, причем как внешние (принятие мер со стороны государства, издание соответствующих актов, введение запретов и ограничений на передвижения лиц и транспортных средств, приостановление деятельности компаний и т.п.), так и внутренние, например, значительное падение выручки по причине введенных ограничительных мер конкретного предпринимателя), в случае доказательства наличия причинно-следственной связи. Таким образом, Суд фактически допустил возможность расширения стандарта доказывания причинно-следственной связи (то есть во внимание могут приниматься не только обстоятельства, находящиеся в прямой, однозначной и тесной связи между фактом наступления пандемии и невозможностью должника исполнить конкретное обязательство, но и более косвенные и отдаленные факторы, повлиявшие в конечном итоге на просрочку).

Важным является разъяснение, что форс-мажором может быть признано отсутствие у должника денежных средств, вызванное ограничительными мерами, если их отсутствие вызвано именно такими мерами.

Ранее судебная практика не признавала финансовые трудности (отсутствие денежных средств, кризис и прочие) форс-мажором для целей применения ст. 401 ГК РФ. Теперь в разъяснениях Суда указано, что такое толкование нормы ст. 401 ГК РФ применяется по общему правилу, из которого в определенных случаях допускаются исключения.

Но с учетом того, что возможность квалификации таких финансовых затруднений связана с доказыванием чрезвычайно субъективного и оценочного обстоятельства – наличия причинно-следственной связи между такими трудностями и пандемией или ограничительными мерами, применение этого разъяснения на практике может оказаться весьма затруднительным (в случае формального подхода судей), а недобросовестные контрагенты, нарушившие свои обязательства, будут стремиться избежать ответственности со ссылкой на это разъяснение.

Несмотря на определенную полезность указанных выше разъяснений Верховный Суд, тем не менее, оставил без ответа один из важнейших вопросов, возникающих в текущей ситуации у большинства предпринимателей. А именно – можно ли будет применять концепцию форс-мажора «по цепочке» и ссылаться на собственную просрочку исполнения в связи с просрочкой своего должника по причине форс-мажора должника. Ожидается, что в текущей ситуации предприниматели будут пытаться в качестве стратегии защиты использовать модель «веерного» форс-мажора, однако, к сожалению, мы предполагаем, что такие иски будут удовлетворяться в исключительных случаях, и позиция судов в данном случае останется консервативной.

Верховным Суд также уточнил предмет доказывания при применении концепции форс-мажора. Так, помимо наличия обстоятельств форс-мажора и его длительности, а также причинно-следственной связи, истец должен будет доказать свою непричастность к созданию обстоятельств форс-мажора, и свое добросовестное поведение, включающее принятие им мер для предотвращения (минимизации) возможных рисков.

В разъяснениях также указано на допустимость представления в качестве доказательств наличия обстоятельств непреодолимой силы справок и иных документы, выдаваемых компетентными органами и организациями (например ТПП). Тем не менее, следует иметь в виду, что сами по себе такие документы не имеют для судов заранее установленной силы, поскольку квалификация обстоятельств в качестве форс-мажора является исключительной прерогативой суда. Но их наличие может пригодиться при доказывании добросовестного поведения истца (особенно актуальным это является, если в договоре стороны приняли на себя обязанность обратиться в такие органы при наступлении форс-мажорных обстоятельств).

В разъяснениях Верховного Суда также отмечено, что должнику предоставляется разумный срок на исполнение обязательства, если кредитор не отказался от договора в связи с утратой интереса после отпадения обстоятельств непреодолимой силы.

3. Прекращение обязательств на основании ст. 416 или ст. 417 ГК РФ

Верховный Суд РФ разъяснил, что применение указанных статей возможно в случае, если имеется полная или частичная объективная невозможность исполнения обязательства, имеющая постоянный (неустранимый) характер.

В данном случае Верховный Суд указывает на постоянный характер невозможности исполнения обязательств, при наличии которой могут применяться положения статей 416 и 417 ГК РФ. В качестве примера такой «вечной» невозможности можно привести гибель индивидуально-определенной вещи в результате наступления соответствующих обстоятельств либо причинение вреда исполнителю услуг (например, в творческой сфере), препятствующих личному исполнение обязательств . Напомним, что ст. 416 ГК РФ, посвященная прекращению обязательств в связи с фактической невозможностью его исполнения, не упоминает о характере невозможности исполнения. То есть не определяет, постоянная или временная невозможность должна иметь место для прекращения обязательства по этой статье.

Обращаем Ваше внимание, что в случае юридической невозможности исполнения обязательства (ст. 417 ГК РФ), причиной которой является издание актов государственных органов, по общему правилу предполагается временный характер такой невозможности исполнения (то есть до отмены акта органа).

Таким образом, перед подачей иска в суд рекомендуется проанализировать и оценить характер невозможности исполнения обязательства в связи с наступившими обстоятельствами. А именно установить, будет ли в принципе возможно исполнить обязательство, если в течение срока его действия отпадут обстоятельства, вызвавшие невозможность исполнения. Если же невозможность исполнения окажется временной, и срок обязательства после отпадения препятствий еще не истечет, полагаем, что шансы на успешное применение в суде статьей 416, и особенно 417 ГК РФ будут крайне не велики.

4. Признание пандемии и ограничительных мер существенным изменением обстановки для целей применения ст. 451 ГК РФ

Фактически Верховным Судом РФ не дано каких-либо разъяснений, которые могли бы помочь судам (и сторонам договора) в вопросах квалификации пандемии и ограничительных мер как существенного изменения обстоятельств в целях применения ст. 451 ГК РФ. Верховный Суд РФ ограничился перечислением общих подходов.

При этом Верховный Суд напомнил, что положения статьи 451 ГК РФ носят диспозитивный характер и применяются постольку, поскольку иное не предусмотрено договором. Поэтому прежде чем обратиться в суд с иском о расторжении договора в связи с существенным изменением обстоятельств, мы рекомендуем проверить спорный договор на предмет наличия в нем положений, блокирующих возможность расторжения договора по такому основанию.

Также Верховным Судом РФ не даны разъяснения о возможности в сложившихся обстоятельствах отдавать приоритет изменению договора вместо его расторжения, поскольку изменение обстановки вызвано совершенно чрезвычайным обстоятельством, с которым ранее не приходилось сталкиваться. Это может привести к усложнению переговорных процессов между контрагентами.

В Обзоре Верховного Суда также не разрешен ключевой вопрос о возможности ретроактивного действия решения суда в порядке применения статьи 451 ГК РФ. В том числе не дано разъяснений о конкретных условиях или ситуациях, в которых истец мог бы рассчитывать на применение судом последствий расторжения договора с определенного момента в прошлом. Представляется, что прекращение договорной связи с контрагентом с момента, когда в ней фактически отпала экономическая целесообразность в связи с изменившейся обстановкой, позволило бы должнику по обязательству максимально восстановить баланс интересов. В текущей ситуации, даже получив решение суда о расторжении договора, с учетом возможных сроков на его оспаривание ответчиком, момент фактического выхода истца из договора будет существенно отсрочен, а до этого момента все обязательства по договору, в том числе санкции за его нарушение, сохраняют силу, что безусловно остается основной проблемой в текущей ситуации.

Кроме того, от Верхового Суда РФ ожидали более четкого указания на возможность применения ст. 451 ГК РФ и квалификации нынешней ситуации как существенного изменения обстановки, поскольку российские суды с осторожностью вмешиваются в договорные отношения сторон. Однако в сложившейся ситуации очевидно, что баланс прав и интересов контрагентов зачастую может быть найден только с помощью третьей стороны – суда, и необходимо поменять подходы судов к применению ст. 451 ГК РФ.

Верховный Суд в разъяснениях также подчеркнул, что отказаться от договора в связи с нарушением контрагентом своих обязательств (что является актуальным в текущей ситуации), можно также с применением других институтов гражданского права. В частности, выйти из договора можно будет при нарушении контрагентом встречного обязательства (вне зависимости от причин просрочки контрагентом своего исполнения, в том числе в связи с форс-мажором у другой стороны) по ч. 2 ст. 328 ГК РФ.

О чем подумать, что сделать

Обзор Верховного Суда РФ должен быть направлен на обеспечение единообразного применения законодательства и устранения вопросов, которые уже возникли и у судов, и у компаний.

Несмотря на это, Обзор не содержит четких критериев, позволивших бы однозначно ответить на большинство имеющихся вопросов, в том числе, является ли пандемия и вызванные ею ограничительные меры форс-мажором. По каждому из спорных вопросов Верховный Суд РФ указывает на необходимость учета особенностей конкретной ситуации в свете ранее сложившихся подходов к решению возникающих проблем.

Возможно, единственным значимым разъяснением является указание на саму возможность квалификации в качестве форс-мажора финансовых трудностей из-за пандемии и ограничительных мер, которые привели к невозможности исполнения обязательств.

Представляется, что в связи с этим практика применения разъяснений Обзора судами будет значительно различаться, а в связи с отсутствием ясных критериев важнейшая роль будет отведена доказыванию связи наступления тех или иных обстоятельств с мерами, направленными на ограничение распространения коронавирусной инфекции.

Специалисты компании «Пепеляев Групп» готовы оказать комплексную правовую поддержку по сопровождению судебного разбирательства в арбитражных судах и судах общей юрисдикции всех уровней, а также проконсультировать по любым вопросам, возникающих в связи с распространением коронавирусной инфекции и принимаемых ограничительных мер.


___________________________

Читать также:

Верховным Судом РФ даны разъяснения по отдельным вопросам применения процессуального законодательства, связанным с последствиями пандемии COVID-19

Разъяснения ВС РФ, касающиеся законодательства о банкротстве

Новое об административной ответственности в Обзоре Президиума Верховного Суда РФ


Для того, чтобы подписаться на рассылки, зарегистрируйтесь в Личном кабинете


Возврат к списку

Для получения доступа к Обзорам судебной практики по налоговым спорам необходимо оформить подписку.

Год

30000 рублей + НДС

Подписаться
Я уже подписчик

Необходимо авторизоваться чтобы получить доступ

Авторизоваться

По вопросам подписки обращайтесь, пожалуйста, к Маргарите Завязочниковой
E-mail: m.zavyazochnikova@pgplaw.ru
Nел. +7 (495) 767 00 07

22.10.2020
Команда «Пепеляев Групп» сопровождала один из наиболее громких футбольных трансф...
21.10.2020
Сергей Пепеляев вошел в состав Совета по совершенствованию третейского разбирате...
19.10.2020
Андрей Микулин назначен руководителем офиса Дальневосточного отделения Арбитражн...
01.10.2020
«Пепеляев Групп» подтвердила лидерство в рейтинге World Tax and Transfer Pricing...
25.08.2020
«Пепеляев Групп» и «Лаборатория Касперского» заключили соглашение о сотрудничест...
19.08.2020
Наталья Присекина назначена специальным приглашенным медиатором Народного суда с...
30.06.2020
Наталья Присекина назначена арбитром Сямыньской арбитражной комиссии, КНР
04.06.2020
«Пепеляев Групп» вновь признана «Юридической фирмой года» в сфере налогового пра...

Вход | Регистрация

E-mail

Click here to subscribe our English newsletters