Закрыть

Можно ли верить биллинговым системам?

19.11.2019

В правоприменительной практике по налоговым вопросам достоверность данных биллинговых систем операторов связи все чаще ставится под сомнение, а порой и вовсе не признается.

Часто по результатам проверок налоговые органы предъявляют операторам связи претензии, связанные с недобросовестными контр­агентами. В силу телекоммуникационной специфики к таким контрагентам причисляют операторов связи, действующих в рамках межсетевого взаимодействия, оказывающих услуги телематики и международной связи, а также контент-провайдеров. Претензии налоговых органов приводят к тому, что становится невозможно учитывать в составе расходов затраты на оплату услуг по договорам с вышеуказанными лицами, а также предъявлять к вычету НДС.

Не вдаваясь в детали налоговых споров и специфики дел, связанных с претензиями налоговых органов к недобросовестным налогоплательщикам, отметим, что одним из ключевых моментов является факт оказания поставщиками услуг. Доказать их реальность можно при помощи данных сертифицированной биллинговой системы, которая используется для расчета поставщика телеком-услуг с пользователями и абонентами. Система позволяет фиксировать трафик.

Как же суды оценивают такие доказательства в рамках налоговых споров? В рамках гражданско-паровых споров (например, о взыскании задолженности за неоплаченные услуги связи) вопрос о достоверности данных сертифицированной биллинговой системы не ставится. Однако в налоговых спорах ситуация не так однозначна.

Суды рассматривают данные биллинговой системы наряду с другими доказательствами. Вспомним дело "СЦС Сов­ин­тел" ("Вымпел­Ком") №А40‑17623/13. Налоговые органы предъявили оператору претензии, посчитав, что "СЦС Совинтел" заключил договор на оказание телематических услуг связи с недобросовестным контр­агентом, который не оказывал и не мог оказать такие услуги в силу отсутствия лицензии, оборудования и иных ресурсов. Встал вопрос о реальности услуг. В судебных актах 2013 года по этому делу указано, что "отчеты биллинговой системы, предоставленные ООО "СЦС Совинтел", не относятся к предмету спорного договора о межсетевом взаимодействии по обмену трафиком услуги телематической службы передачи речевой информации", "…указанный в отчете биллинговой системы трафик являлся международным голосовым трафиком, а не телематическим". Не будем оценивать корректность вывода судов и путь, по которому они пришли к этому выводу. Главное, что в судебных актах не делается голословных выводов о фальсификации биллинговых данных.

Позднее, в 2015 году, в су­ды попал налоговый спор ЗАО "Транс­Теле­Ком", которому были предъявлены претензии в связи с заключением с четырьмя сомнительными контр­агентами – операторами связи – договоров о присоединении сетей связи, о межсетевом взаимодействии по услугам передачи голосовой информации по сети передачи данных (VoIP). Опуская аргументацию, связанную с недобросовестностью контрагентов, рассмотрим, каким образом "Транс­Теле­Ком" подтверждал реальность оказанных услуг в суде. Суд первой инстанции по делу №А40‑194209/14 отметил, что "реальность спорных услуг подтверждена электронным диском, содержащим данные биллинга (данные CDR-файлов) и распечатками биллинга в формате Exсel". Суд апелляционной инстанции по тому же делу, отменивший положительное для налогоплательщика решение первого суда, указал, что "судом первой инстанции не была дана оценка, являются ли "выгрузки из биллинга" надлежащим и бесспорным доказательством, обладают ли признаками достоверности и допустимости, при заявленных налоговым органом доводах в отношении правильности формата предоставляемой выгрузки из биллинговой системы". Далее суд апелляционной инстанции, принимая аргументы об отсутствии у контрагента узла связи, ресурсов и т. п., сделал смелый вывод: "...фальсифицировать "выгрузку из биллинга" ничего не стоит". Между тем, суд ничего не указал на счет того, заявлялось ли налоговым органом ходатайство о фальсификации доказательства, привлекался ли эксперт или специалист для установления "действительности" данных биллинговой системы. Из текста судебного акта этого не следует. Не исследовался вопрос и о том, возможно ли в принципе проследить маршрут трафика (и как), учитывая технологические особенности оказания услуг связи. Суд кассационной инстанции, к сожалению, также не задался этими вопросами.

Практически под копирку написаны судебные акты (дело №А40‑112201/2017) по спору той же компании с налоговым органом и в другие периоды. Контрагенты те же, а значит, судам ситуация априори ясна. "ТрансТелеКом" по второму делу предпринял безрезультатную попытку обратиться с жалобой на решения нижестоящих судов в Верховный суд РФ (определение от 25.09.2019).

ОАО "Межрегиональный Тран­зит­Телеком" получило претензию по тому же контрагенту, что и "ТрансТелеКом". Суды по делу №А40‑565/15 высказались, что "предоставление "детализации трафика" – выписки из биллинговой системы, обслуживаемой и выгружаемой самим оператором, не может служить достаточным доказательством реальности передачи IP-трафика".

В результате перед операторами связи стоит серьезная задача, связанная с подтверждением налоговым органам и судам реальности оказания телематических услуг связи при условии того, что данные биллинговой системы самого налогоплательщика не признаются достаточным доказательством.

Источник: «Стандарт»

Возврат к списку

06.12.2019
Юррынок-2019: рост вопреки
Подробнее
06.12.2019
Девять практик и отраслей «Пепеляев Групп» вошли в первую группу Право.ru-300
Подробнее
05.12.2019
Верховный суд РФ рассмотрит дело о строительстве гипермаркета в охранной зоне ЛЭП
Подробнее