Закрыть
Поиск по сайту
Закрыть

Обзор судебной практики. Топ антимонопольных споров. Выпуск № 5/2021.

27.04.2021
7 мин.
на чтение
Прочитать позже

КС РФ допустил привлечение к ответственности по ч. 7 ст. 7.32 КоАП РФ за нарушение срока исполнения контракта

Постановление Конституционного Суда РФ от 18.03.2021 № 7-П «По делу о проверке конституционности ч. 7 ст. 7.32 КоАП РФ в связи с жалобой общества с ограниченной ответственностью „Компания Ладога“» (норма признана не противоречащей Конституции РФ)

Участники дела

ООО «Компания Ладога»

Резюме эксперта

КС РФ разъяснил вопросы применения ч. 7 ст. 7.32 КоАП РФ, приравняв административную ответственность за неисполнение госконтракта и его исполнение с просрочкой.

Суд отметил, что закон устанавливает ответственность не за неисполнение контракта в понимании гражданского законодательства, а за действия (бездействие), которые повлекли причинение существенного вреда интересам общества и государства. Наличие таких последствий определяющее для квалификации правонарушения по ч. 7 ст. 7.32 КоАП РФ. В этом случае законодатель не разграничивает понятия неисполнения и ненадлежащего исполнения обязательств.

Обстоятельства дела

«Компания Ладога» заключила с администрацией района Хабаровского края муниципальный контракт на поставку запчастей для сельской электростанции. Поставка была просрочена на три месяца, за что хозсубъект заплатил пени.

Компанию оштрафовали по ч. 7 ст. 7.32 КоАП РФ за неисполнение обязательств по контракту с причинением вреда обществу и государству.
Хозсубъект обратился в КС РФ. По его мнению, оспариваемая норма противоречит ст. 17, ч. 1 ст. 19, ч. 1 ст. 34, ч. 1–3 ст. 35, ч. 1 ст. 46 и ч. 3 ст. 55 Конституции РФ, поскольку допускает расширительное толкование, позволяя привлекать к ответственности не только за неисполнение обязательств, предусмотренных контрактом на поставку товаров для нужд заказчиков, но и за просрочку исполнения таких обязательств.

Решение КС РФ и его обоснование

КС РФ признал, что норма не противоречит Конституции РФ, и отметил следующее.
  1. Отношения, связанные с исполнением обязательств при поставке товаров для госнужд, регулирует ГК РФ, а также Закон № 44-ФЗ. ГК РФ традиционно разделяет неисполнение и ненадлежащее исполнение обязательства, а в качестве отдельного нарушения называет просрочку должника. Этот подход распространяется и на договорные отношения поставки товаров для госнужд.
  2. Гражданское законодательство выделяет просрочку исполнения обязательства как самостоятельное нарушение в числе прочего из-за необходимости установить эффективную меру гражданско-правовой ответственности за это нарушение, размер которой зависит от величины просроченных обязательств и продолжительности просрочки. Такое регулирование имеет отраслевое, а не общеправовое значение.
  3. В статье 7.32 КоАП РФ закреплена ответственность за нарушение порядка заключения, изменения контракта. Часть 7 этой статьи предусматривает ответственность не за неисполнение контракта, как его понимает гражданское законодательство (и влечет гражданско-правовую ответственность), а за такие действия (бездействие), которые повлекли неисполнение обязательств по контракту, т. е. когда контракт не был исполнен согласно его условиям и это причинило существенный вред интересам общества и государства. Под этим следует понимать и нарушение сроков исполнения контракта.
  4. Состав этого правонарушения требует в каждом случае устанавливать наличие реального вреда интересам общества и государства и его существенность, а также причинно-следственную связь между действиями (бездействием) и наступлением вреда. Законодатель не разграничивает, был ли такой вред причинен неисполнением обязательств по контракту или ненадлежащим их исполнением, в т. ч. из-за просрочки исполнения. Это обусловлено тем, что последняя, как и действия (бездействие), квалифицируемые гражданским правом в качестве неисполнения обязательств, противоправна и может повлечь наступление общественно опасных последствий.
  5. При ином подходе защита охраняемых этой нормой отношений, связанных с исполнением контракта, ставилась бы в зависимость от характера и вида допущенных нарушений. А это приводило бы к освобождению виновного от административной ответственности за вред, наступивший в результате его ненадлежащих действий.

Обжалование предписания по ст. 18.1 Закона о защите конкуренции не приостанавливает его исполнения

Апелляционное определение Апелляционной коллегии Верховного Суда РФ от 25.02.2021 № АПЛ20-532 «Об оставлении без изменения решения Верховного Суда РФ от 10.11.2020 № АКПИ20-632, которым было отказано в удовлетворении заявления о признании недействующим п. 1 письма ФАС России от 12.09.2019 № ИА/79982/19» (в удовлетворении требований отказано)

Участники дела

ООО «Предприятие производственно-технологической комплектации»

Резюме эксперта

ВС РФ поддержал ФАС России в том, что оспаривание предписаний в рамках ст. 18.1 Закона о защите конкуренции само по себе не приостанавливает их исполнение. Для этого необходимо, чтобы суд принял соответствующие обеспечительные меры.

Суд также отметил, что эта норма определяет специальный порядок рассмотрения регулятором жалоб на нарушения процедуры торгов и порядка заключения договоров, поэтому общие положения о порядке приостановления исполнения антимонопольного предписания здесь не применяются.

Обстоятельства дела

В пункте 1 оспариваемого письма ФАС России выразила мнение, что:
  • статья 18.1 Закона о защите конкуренции устанавливает самостоятельный порядок рассмотрения антимонопольным органом жалоб на нарушение процедуры торгов и порядка заключения договоров, который не относится к процедуре рассмотрения дел о нарушении антимонопольного законодательства;
  • положения ч. 2 ст. 52 Закона не распространяются на выдачу предписаний по итогам рассмотрения жалоб в порядке ст. 18.1 Закона. Исполнение предписания, выданного по п. 3.1 ч. 1 ст. 23 Закона, может быть приостановлено исключительно в случае принятия судом обеспечительных мер в виде приостановления действия предписания.
Предприятие обратилось в ВС РФ с заявлением о признании недействующим п. 1 письма и указало:
  • данные разъяснения не соответствуют положениям ст. 18.1, 52 Закона о защите конкуренции и сложившейся судебной практике;
  • ФАС России фактически ввела новое нормативное правовое регулирование, противоречащее этому Закону.
ВС РФ отказал в удовлетворении заявления, не установив оснований для признания письма недействующим в оспариваемой части.
Предприятие подало апелляционную жалобу.

Решение ВС РФ и его обоснование

Апелляционная коллегия ВС РФ оставила решение ВС РФ в силе, указав:
  • порядок рассмотрения антимонопольным органом жалоб на нарушение процедуры торгов установлен ст. 18.1 Закона о защите конкуренции (п. 4.2 ч. 1 ст. 23). По результатам рассмотрения комиссия ведомства признает жалобу обоснованной/необоснованной и принимает решение о необходимости выдать предписание согласно п. 3.1 ч. 1 ст. 23 Закона;
  • статьей 18.1 Закона введен особый порядок, предполагающий ускоренное рассмотрение жалоб, он не относится к процедуре рассмотрения дел о нарушении антимонопольного законодательства. Эта норма специальная, она не содержит аналогичного установленного общей нормой порядка приостановления исполнения предписания в случае его обжалования в суде до дня вступления решения суда в силу. Поэтому нормы ч. 2 ст. 52 Закона о защите конкуренции не распространяются на выдачу антимонопольным органом предписаний по итогам рассмотрения жалоб по ст. 18.1 Закона;
  • исполнение предписания, выданного по ч. 20 ст. 18.1 Закона, приостанавливается лишь в случае принятия судом соответствующих обеспечительных мер. Лицо, получившее такое предписание, вправе обратиться с этим требованием в суд.
Коллегия заключила, что оспариваемые разъяснения не изменяют и не дополняют норм законодательства о защите конкуренции, приведенные в письме нормы и их интерпретация не выходят за рамки адекватного истолкования и соответствуют действительному смыслу разъясняемых нормативных положений.

Объединение в предмете закупки двух не связанных между собой лекарств ограничивает конкуренцию

Определение Верховного Суда РФ от 09.03.2021 по делу № А51-1994/2020 (решение в пользу антимонопольного органа)

Участники дела

ФГАОУ ВО «Дальневосточный федеральный университет» против Приморского УФАС России

Резюме эксперта

ВС РФ напомнил, что необоснованное объединение в предмете закупки нескольких лекарственных препаратов с различными международными непатентованными наименованиями влечет ограничение конкуренции.

В рассматриваемом деле закупаемые медикаменты не взаимозаменяемы и не применяются совместно, хотя и относятся к одной группе противоопухолевых средств. В связи с чем, как указал ВС РФ, отсутствовали объективные причины для объединения их в одном лоте.

Обстоятельства дела

Университет разместил извещение о проведении открытого конкурса в электронной форме на право заключения контракта на поставку лекарственных препаратов «Трастузумаб эмтанзин» и «Бевацизумаб». На участие в конкурсе подало заявку только АО «Р-Фарм», с которым подписан контракт как с единственным поставщиком.

УФАС признало учреждение нарушившим ч. 1 ст. 17 Закона о защите конкуренции в связи с включением в один лот нескольких препаратов с различными международными непатентованными наименованиями, что ограничило количество участников закупки (в т. ч. ЗАО «Биокад», подавшее жалобу в антимонопольный орган).

Университет оспорил решение УФАС в суде. Три инстанции поддержали позицию регулятора.
Учреждение подало кассационную жалобу в ВС РФ.

Решение ВС РФ и его обоснование

Университету отказано в передаче дела на рассмотрение в СКЭС ВС РФ и разъяснено:
  • «Трастузумаб эмтанзин» и «Бевацизумаб» входят в одну фармакологическую группу – противоопухолевые средства, не являются взаимозаменяемыми и совместно не применяются. При этом первый препарат производит только «Ф.Хоффманн-Ля Рош Лтд.» (Швейцария), а второй – как эта компания, так и «Биокад» (Россия). В свою очередь «Р-Фарм» – партнер «Ф.Хоффманн-Ля Рош Лтд.» и осуществляет поставки и реализацию лекарств на территории РФ;
  • объективных оснований объединять препараты в одном лоте не выявлено. Подход учреждения к определению предмета закупки создал «Р-Фарм» преимущественные условия для участия в конкурентной процедуре в ущерб иным возможным участникам, в т. ч. «Биокаду».

Возврат к списку

Отправить статью

Для получения доступа к Обзорам судебной практики по налоговым спорам необходимо оформить подписку.

Год

30000 рублей + НДС

Подписаться
Я уже подписчик

Необходимо авторизоваться чтобы получить доступ

Авторизоваться

По вопросам подписки обращайтесь, пожалуйста, к Маргарите Завязочниковой
E-mail: m.zavyazochnikova@pgplaw.ru
Nел. +7 (495) 767 00 07

07.12.2021
Валентина Орлова вошла в состав арбитров коллегии Арбитражного центра при РСПП п...
06.12.2021
Девять практик «Пепеляев Групп» усилили свои позиции в рейтинге Право.ru-300
29.11.2021
Антимонопольный клуб провел хакатон по комплаенсу
25.11.2021
Константин Шарловский принял участие в круглом столе Ассоциации Российских Фарма...
17.11.2021
Наталья Присекина назначена руководителем МКАС при ТПП РФ во Владивостоке
18.10.2021
Конституционный Суд РФ принял жалобу, подготовленную специалистами «Пепеляев Гру...
01.10.2021
Константин Шарловский принял участие в Партнеринге «Лекарства России – к междисц...
17.09.2021
Юристы «Пепеляев Групп» успешно защитили интересы пациентки в суде по делу, связ...

Вход | Регистрация

E-mail

Click here to subscribe our English newsletters