Загрузка...

Зачем государство отказывается от части карательных механизмов?

Борис Титов, председатель общественной организации "Деловая Россия":

— Государство должно быть заинтересовано в том, чтобы в стране был позитивный инвестиционный климат, иначе не будет развиваться экономика. Любые карательные меры, если они избыточны, влияют на инвестиционный климат. Особенно если эти меры используются коррупционным государством не против неправильного бизнеса, а для захвата собственности, рейдерства. Поэтому сегодня нужна максимальная либерализация, чтобы в руках у рейдеров просто не было инструментов.

Но чтобы не было безнаказанности, вседозволенности, необходимо ввести иные меры. С помощью штрафов рейдер никак не может отнять собственность. Но тем не менее штрафы, если они существенны для любого нарушителя, могут быть более действенными, чем угроза уголовного наказания. Мы говорим: за экономические преступления — экономические наказания. Поэтому законопроект — очень правильная мера. Это то, чего мы очень долго ждали.

Максим Кошкин, руководитель практики уголовно-правовой защиты бизнеса "Пепеляев Групп":

— Я не думаю, что речь идет об отказе государства от карательных функций. Потому что государство какие-то контрольные функции с себя не снимает и механизмы воздействия на бизнес в случае его недобросовестного поведения сохраняются. Но с другой стороны, это действительно ощутимые новые правила игры, которые определяются государством и которые в общем-то давно назрели — исходя из потребности сохранения баланса публично-общественных интересов. Просто форма ответственности переходит от уголовного преследования в форму финансового, материального наказания.

Уверен, что это будет работать достаточно эффективно. Самое важное — эти поправки приведут к тому, что многие, кто был осужден по тому же самому составу товарной контрабанды, иногда необоснованно осужден, будут освобождены от дальнейшего отбывания наказания, поскольку уголовный закон, который смягчает наказание, имеет обратную силу в силу ст. 10 УК РФ. И это повлечет за собой пересмотр всех тех приговоров, которые были вынесены.

Андрей Назаров, заместитель председателя комитета Госдумы по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству:

— Все карательные механизмы, которые существуют сегодня в уголовном законодательстве, государство просто приводит в соответствие с сегодняшними реалиями. Там, где степень общественной опасности низка, будут альтернативные меры наказания. Это очень правильно. Потому что уголовная политика должна быть либеральной. Это будет стимулировать наших граждан заниматься экономической деятельностью. Штрафы ведь лучше, чем сидеть в тюрьме.

Ольга Романова, журналист, профессор Высшей школы экономики:

— Государство не отказывается от части карательных механизмов. Я думаю, что государство в лице высшей власти передает эти карательные механизмы на откуп более низким чинам — районным и областным прокурорам и судам. Потому что государство умное. Государство не хотело бы — и абсолютно правильно — нести ответственность за самодеятельность низших карательных элементов. Чтобы если что, всегда сказать: "Я ничего не знало. Я хорошее, я доброе. Это вот эти вот. На местах перегибы. Хватайте их, товарищи, ловите, и будем их сейчас всем миром распинать". Ну тоже неплохо.

Владимир Овчинский, вице-президент общественной организации "Союз криминалистов и криминологов", экс-советник председателя Конституционного суда РФ:

— Я не нахожу этому никаких логических объяснений. Мы сейчас ведем так называемую борьбу с коррупцией и в этих условиях проводим глобальную гуманизацию уголовной политики. Одно исключает другое. Потому что если мы хотим бороться с коррупцией, надо бороться со всем комплексом экономических преступлений. Причем очень жестко. Это не значит, что надо всех сажать, но нельзя ни в коем случае смягчать эту политику.

Лучше бы министр юстиции Коновалов запретил своим приставам отбирать у людей за долги собак и кошек, а не давал свободу оголтелому преступному элементу. Дело в том, что не только экономические преступники получают поблажку. Получает поблажку весь криминальный мир. В новом законопроекте ликвидируют ст. 188 по контрабанде, переводя ее в "Уклонение от таможенных платежей". Это значит, что контрабандистов, которые нанесли миллиардный ущерб стране и которые сейчас находятся в местах лишения свободы, должны будут выпустить. И все, кто возил лес эшелонами, все, за счет кого жил Черкизон и другие рынки, выйдут на свободу. Я называю это криминальной гуманизацией.

Возврат к списку

Отправить статью

Для получения доступа к Обзорам судебной практики по налоговым спорам необходимо оформить подписку.

Год

30000 рублей + НДС

Подписаться
Я уже подписчик

Необходимо авторизоваться чтобы получить доступ

Авторизоваться

По вопросам подписки обращайтесь, пожалуйста, к Маргарите Завязочниковой
E-mail: m.zavyazochnikova@pgplaw.ru
Nел. +7 (495) 767 00 07

15.09.2022
Внесудебное урегулирование спора между двумя клиентами компании
15.09.2022
Сайт «Пепеляев Групп» признан лучшим среди российских юридических фирм
07.09.2022
Наталья Присекина рассказала на ВЭФ о Международном коммерческом арбитражном суд...
07.09.2022
«Пепеляев Групп» оказала правовую поддержку АО «КТК-Р» в ходе судебного разбират...
02.09.2022
Усиление IP-практики «Пепеляев Групп»
29.08.2022
Юристы «Пепеляев Групп» провели семинар для корейского бизнеса во Владивостоке
05.08.2022
В «Пепеляев Групп» избран новый партнер
28.07.2022
В Центре законодательных инициатив обсудили вопросы совершенствования корпоратив...