Закрыть
Поиск по сайту
Закрыть

Инициатива ФАС: последствия для бизнеса. О действии предписаний антимонопольной службы в период их обжалования в суде

10.04.2015
7 мин.
на чтение
В статье рассматриваются возможные последствия реализации предложения ФАС России по изменению института обжалования антимонопольных предписаний. Эта инициатива направлена на защиту интересов наиболее уязвимых участников рынка в условиях кризиса. Но, как показывает судебная практика, ненормативные правовые акты регулятора не всегда настолько безупречны, чтобы их можно было сначала исполнить, а в случае признания незаконными безболезненно пересмотреть их действие.

20 февраля 2015 г. в рамках правительственного часа в Госдуме руководитель ФАС России И.Ю. Артемьев рассказал о том, какие последствия для бизнеса и потребительских рынков повлекло ослабление курса рубля к мировым валютам в разрезе антимонопольного законодательства, а также сообщил об одной из инициатив ведомства: изменить институт обжалования предписаний с тем, чтобы усилить их вес. По его мнению, предписания сначала должны исполняться, а только потом обжаловаться и обжалование не должно приостанавливать действие вынесенного ненормативного акта. Следует отметить, что руководитель ФАС России предлагает ввести изменения в отношении предписаний «хотя бы в части регулирования цен антимонопольным органом или на потребительском рынке и точно на ограниченный срок». Планируется, что указанная поправка будет внесена в четвертый антимонопольный пакет, который готовится к рассмотрению нижней палатой парламента во втором чтении.

Практика оспаривания антимонопольных предписаний 


Арбитражные суды в 2014 г., рассматривая вопрос о действительности антимонопольного предписания, исходили из следующих основных критериев: 

  • исполнимости предписания и соответствия его законодательству в части действий, которые должен совершить хозяйствующий субъект;

  • соответствия этого ненормативного акта целям законодательства и наличия или отсутствия фактов ограничения прав, возложения на хозяйствующего субъекта не предусмотренных действующим законодательством дополнительных обязанностей. 

Проверяя предписания на возможность их исполнения и на соответствие закону, суды руководствовались тем, что: 

  • предписание должно содержать определенный круг лиц, по отношению к которым хозяйствующий субъект обязан совершить действия (или воздержаться от них), если антимонопольным органом установлен факт нарушения их прав таким субъектом;

  • антимонопольный орган в соответствии с полномочиями, перечисленными в п. 2 ч. 1 ст. 23 Закона о защите конкуренции, вправе включить в предписание указание на совершение конкретных действий. Их выполнение хозяйствующим субъектом позволит восстановить права других лиц, нарушенные вследствие злоупотребления доминирующим положением, ограничения конкуренции или недобросовестной конкуренции, в необходимом для этого объеме;

  • исполнимость – важное требование к этому виду ненормативного правового акта, поскольку предписание исходит от государственного органа, обладающего властными полномочиями, носит обязательный характер и для его исполнения устанавливается срок, за нарушение которого наступает административная ответственность. Исполнимость в данном случае следует понимать, как наличие реальной возможности у привлекаемого к ответственности лица устранить в указанный срок выявленное нарушение. При этом, совершая предписанные антимонопольным органом действия, хозяйствующий субъект не должен нарушать иные действующие на территории РФ законы. 

Если суды приходили к выводу о несоответствии предписания этим критериям, оно признается недействительным.

Примером может послужить спор администрации г. Югорска против УФАС по Ханты-Мансийскому автономному округу – Югре. Антимонопольной службой было выявлено нарушение законодательства, выразившееся в том, что орган местной власти не представил в установленный срок необходимые УФАС документы и информацию о хозяйствующих субъектах, оказывающих услуги легкового такси. Предписано представить сведения в установленный срок.

Суд, признавая этот ненормативный правовой акт недействительным и отменяя его, указал, что в соответствии с законодательством Ханты-Мансийского автономного округа администрация на момент предъявления антимонопольного требования не была уполномоченным органом, обладающим необходимыми сведениями, о чем уведомила УФАС. Следовательно, у нее отсутствовала реальная возможность исполнить оспариваемое предписание.

В споре администрации г. Чебоксары против УФАС по Чувашской Республике антимонопольный орган предписал отменить муниципальные правовые акты о создании автономного учреждения и наделении его функциями и правами органа местного самоуправления. Суд указал, что автономное учреждение может быть ликвидировано по основаниям и в порядке, предусмотренным ГК РФ. Соответственно, оспариваемое предписание является неисполнимым и неконкретизированным, поскольку УФАС не указало, какие именно муниципальные правовые акты о создании автономного учреждения администрация должна отменить.

В другом судебном деле УФАС по Чувашской Республике предписало администрации г. Чебоксары отменить ненормативные правовые акты, на основании которых хозяйствующему субъекту был предоставлен в аренду земельный участок. Суд также пришел к выводу о неисполнимости предписания, так как при наличии зарегистрированного права аренды на земельный участок орган местного самоуправления не вправе отменять в порядке самоконтроля ненормативные правовые акты, на основании которых произведена государственная регистрация права, поскольку эти действия выходят за рамки его компетенции. Указанные вопросы должны рассматриваться исключительно судом, в который УФАС вправе обратиться с соответствующим заявлением.

В Арбитражном суде Волгоградской области региональное Министерство транспорта и дорожного хозяйства оспаривало ненормативный правовой акт УФАС, которым ведомству было предписано аннулировать размещение заказа, проводимого в форме открытого конкурса на разработку проектной документации на строительство и реконструкцию автомобильных дорог. Суд, поддержав требования заявителя, указал, что аннулирование торгов осуществляется в административном порядке и является эффективным средством пресечения нарушений законодательства о размещении заказов лишь до заключения контракта. В случае если государственный контракт уже заключен, должны быть применены меры гражданско-правового воздействия. 
Предписание было признано недействительным как неисполнимое.

При установлении факта соответствия или несоответствия акта антимонопольной службы целям законодательства суды указывают: 

  • предписание должно обладать правовосстановительной функцией и быть направленным на защиту гражданских прав в административном порядке;

  • полномочие антимонопольного органа по превенции нарушений законодательства не должно умалять свободу экономической деятельности, закрепленную в качестве одной из основ конституционного строя Российской Федерации (ч. 1 ст. 8 Конституции РФ), подавлять экономическую самостоятельность, необоснованно препятствовать осуществлению предпринимательской деятельности и чрезмерно ограничивать права участников гражданских правоотношений;

  • предписание должно преследовать цель восстановления (административным способом) публичного порядка в интересах определенной конкурентной среды и устранения неоправданных различий в правах и обязанностях хозяйствующих субъектов;

  • исполнение предписания не должно влечь возложения на заявителя необоснованных расходов. 

Если суды устанавливают несоответствие предписания указанным критериям, то признают его недействительным:

  • Государственное казенное учреждение г. Москвы оспаривало предписание УФАС по г. Москве, в соответствии с которым ему предписывалось завершить процедуру размещения госзаказа, а также внести изменения в госконтракт в части сроков выполнения работ, скорректировав их начало с момента заключения контракта. Признавая недействительным ненормативный правовой акт антимонопольной службы, суд указал, что в случае, если оставить неизменными цену и объемы работ, корректировка условий госконтракта может повлечь возложение на заявителя необоснованных расходов, связанных с оплатой услуг за период, когда его фактическое исполнение было невозможно. По мнению суда, это нельзя признать надлежащей мерой, направленной на устранение нарушений законодательства о размещении заказов. Поэтому выдача предписания не соответствует цели правового регулирования Закона о размещении – эффективному использованию средств бюджетов и внебюджетных источников финансирования;

  • ООО «Региональная Энергосбытовая Компания» в части оспаривало предписание УФАС по Курской области. Удовлетворяя требования, суд заключил, что п. 2 этого ненормативного акта как мера административно-правового принуждения в рассматриваемом случае не преследует пресекательно-обеспечительной цели, поскольку исходя из п. 1 Общество должно надлежащим образом исполнять договор энергоснабжения с учетом особенного статуса потребителя. А обязывая в течение срока действия этого договора ежегодно до 20 декабря представлять в антимонопольный орган доказательства исполнения предписания, УФАС расширяет действие этого документа, представляющего собой акт локального характера, направленный на однократное применение в отношении конкретного лица. Таким образом, суд считает, что п. 2 предписания является актом пролонгированного действия и не отвечает его пресекательно-обеспечительной цели.

Как видно из приведенной судебной практики, предписания антимонопольного органа не настолько безупречны, чтобы не быть отмененными и при их несоответствии одному или нескольким установленным критериям признаются недействительными. Причем факт законности решений, на основании которых вынесены эти ненормативные правовые акты, не имеет для судов определяющего значения.

Механизм защиты участников рынка 


Другой и самый главный аспект инициативы ФАС России – это последствия действия предписания в период рассмотрения судом вопроса о его действительности.

Этот ненормативный правовой акт антимонопольной службы подлежит обязательному исполнению. Хозяйствующий субъект будет должен исполнять его, даже пока оспаривает в суде, в противном случае будет привлечен к административной ответственности. Мы уже установили, что регулятор иногда предписывает компаниям совершать невыполнимые или противоречащие закону действия. Но представим, что во всех упомянутых выше делах заявители исполняли бы предписание в процессе его оспаривания. Так, администрация г. Чебоксары отменила бы собственный акт и вернула бы в свою собственность земельный участок, а Министерство транспорта и дорожного хозяйства Волгоградской области аннулировало бы торги и расторгло бы заключенный по их итогам контракт. Какие действия указанные субъекты должны совершить для восстановления своих прав и обязанностей, существовавших до момента вынесения предписания?

На сегодня законодательством не установлено такое последствие признания ненормативного акта недействительным, как пересмотр его действия в период, когда он был обязательным для исполнения. Пока остается открытым вопрос о том, будет ли антимонопольное законодательство предусматривать порядок «обращения вспять» предписания при его отмене судом и восстановления положения хозяйствующего субъекта до исполнения им условий документа, впоследствии признанного недействительным.

Безусловно, если предложенная ФАС России поправка будет принята, это обернется для хозяйствующих субъектов неоправданными расходами или убытками в результате исполнения предписания, впоследствии признанного недействительным. Предприниматели останутся без механизма защиты. Несмотря на то, что ГК РФ провозглашен принцип возмещения убытков и ущерба, причиненных незаконными действиями государственных органов (в том числе изданием не соответствующего закону акта государственного органа), трудно предугадать, как эта норма будет работать применительно к антимонопольной службе.

Итак, инициатива ФАС России направлена на то, чтобы своевременно и оперативно достигать пресекательно-обеспечительную цель реагирования и защищать интересы наиболее уязвимых участников рынка в условиях кризиса. Однако при этом может быть нарушен баланс интересов всех хозяйствующих субъектов в случае, если не будет введен механизм пересмотра действия предписания в период, когда оно было обязательным для исполнения (до признания его судом недействительным).

Дождемся результатов второго чтения в Госдуме четвертого антимонопольного пакета. 

Возврат к списку

Для получения доступа к Обзорам судебной практики по налоговым спорам необходимо оформить подписку.

Год

30000 рублей + НДС

Подписаться
Я уже подписчик

Необходимо авторизоваться чтобы получить доступ

Авторизоваться

По вопросам подписки обращайтесь, пожалуйста, к Маргарите Завязочниковой
E-mail: m.zavyazochnikova@pgplaw.ru
Nел. +7 (495) 767 00 07

01.10.2021
Константин Шарловский принял участие в Партнеринге «Лекарства России – к междисц...
17.09.2021
Юристы «Пепеляев Групп» успешно защитили интересы пациентки в суде по делу, связ...
26.08.2021
Александр Кузнецов – автор монографии «Реорганизация хозяйственных обществ: граж...
19.08.2021
«Пепеляев Групп» усиливает судебную практику в сфере корпоративных споров
28.07.2021
«Пепеляев Групп» усиливает свои позиции в области энергетики
28.07.2021
Рекомендации от ФПА РФ: как обезопасить себя от действий мошенников, прикрывающи...
18.06.2021
Прецедентный проект «Пепеляев Групп»: Верховный Суд впервые рассмотрел дело о во...
10.06.2021
В ведущий международный юридический рейтинг Best Lawyers™ 2022 в России вошли 46...

Вход | Регистрация

E-mail

Click here to subscribe our English newsletters