Загрузка...

Роботы-юристы. Что поможет человеку остаться в профессии

07.12.2017
7 мин.
на чтение
Прочитать позже
Эксперты юридического сообщества единогласно считают, что юридическая профессия − наиболее архаично организованная и наименее восприимчивая к достижениям современных технологий. При этом в обществе также широко распространена точка зрения, что на фоне взрывного роста технологий (нейронные сети, блокчейн, повышение производительности компьютеров) очень близко то время, когда потребность в живых людях в некоторых профессиях, в частности, в юридической, отпадет совсем. Особенно активны сторонники такой точки зрения среди не юристов. 

Два блока автоматизации 


Дискуссия возникла не на пустом месте. В странах общей системы права (в США и Великобритании, в частности) в последние годы появились компании, оказывающие услуги, которые ранее казались просто научной фантастикой: американская юридическая фирма взяла робота на должность юриста; чат-бот помогает успешно оспаривать штрафы за парковку в Великобритании; программа анализирует вероятность исхода судебного дела с учетом множества параметров. Что это, если не фантастика для стороннего наблюдателя – не юриста? Какова же на самом деле доля "фантастики" в том, что происходит? Не переоценивают ли сторонние наблюдатели происходящие процессы? На самом ли деле это такой "искусственный интеллект", каким мы привыкли представлять его по голливудским блокбастерам? И если так, действительно ли юристам нужно срочно получать другое образование в страхе, что их заменят компьютеры? К каким последствиям приведет или может привести автоматизация в отрасли, и в ответ на какие вызовы она возникла?

Современная автоматизация деятельности юриста включает два больших и тесно связанных блока. Первый блок возник исторически. Юристы автоматизировали поиск информации и процесс работы с документами. Второй блок – то, что под автоматизацией понимают современные авторы: нейронные сети, интеллектуальный машинный поиск и анализ информации; составление документов по параметрам; полнотекстовое/голосовое взаимодействие между человеком и роботом, алгоритмы для анализа перспектив судебных процессов; технология Deep Learning и другие. 

Первый блок условно назовем диджитализация или оцифровывание. Блок связан с переводом в цифровую форму того, что раньше делалось на бумаге и без компьютера. Второй − роботизация. Этот блок касается самостоятельной или псевдо-самостоятельной деятельности программно-аппаратных комплексов. В деятельности таких комплексов используется информация, которая появилась благодаря диджитализации.

Диджитализация – это естественный промежуточный этап между нецифровым и роботизированным выполнением задач. Без баз данных законодательства и судебных решений, электронной почты, программ для печати и редактирования текстов, фотографирования или сканирования документов, невозможно было бы говорить о роботизации.

Лидер роботизации


Пока вы читаете эти строки, робот за мгновения выполняет работу, на которую в прошлом юристам нужно было тратить десятки часов труда и значительные суммы денег их клиентов. Существует много успешных примеров коммерчески независимых продуктов, которые предоставляют решения для роботизации деятельности юристов. Например, LawGeex; автоматизированный due diligence в электронных комнатах данных (www.luminance.com); прогнозирование исхода дел о защите прав человека и многие другие (futurism.com).

Предпосылки роботизации. Несомненным лидером роботизации деятельности юристов является США. Для этого есть три причины: 

  • рынок юридических услуг США финансово и технологически готов к изменениям;
  • правовая система США является зрелой и устойчивой;
  • в США создан лучший правовой и экономический климат для "выращивания" технологических стартапов. 

С 2009 года рынок юридических услуг США пережил колоссальные изменения (консалтинговые фирмы): поглощения, укрупнения, слияния и масштабирование бизнеса. В результате, рынок поделился между крупнейшими игроками (1000 и более юристов в штате) и менее весомыми компаниями. Очень малая доля досталась индивидуально практикующим юристам. У такого развития событий были свои причины. 

В США большой дисбаланс между предложением юридических услуг и спросом на них. Главные потребители юридических услуг – это очень обеспеченные физические лица и крупные корпорации. Другие просто не могут позволить себе оплату гонораров юристов. 

Кризис ипотечного кредитования и длительная турбулентность финансовой системы повлияли на рынок юридических услуг: готовых платить стало меньше, юристов стали сокращать даже крупные игроки, но никто не снижал цены. 

Объединение компаний позволило предотвратить ценовые войны и стабилизировало рынок. Сколь-нибудь существенного снижения цен на услуги юристов не произошло.

Экономика США вышла из кризиса, но тенденция дисбаланса спроса и предложения сохраняется: услуги юристов очень дороги, а людей, которые могут себе их позволить, не стало больше. Заказчики юридических услуг давно стремятся снизить расходы на юристов. Клиенты устанавливают предельный размер гонорара за услуги, а не почасовую оплату. Именно в этот момент у партнеров юридической фирмы появляется экономический стимул снизить количество часов. Здесь на помощь может прийти роботизация. 

Условия роботизации. Роботизация сама по себе – не ответ на экономические вызовы времени. Это форма, которую могут принять процессы внутри юридической компании. 

Вопрос о том, почему какие-то процессы/рутинные действия подлежат успешной роботизации в США имеет еще один ответ: правовая система США является очень зрелой. Какие-либо резкие изменения правил игры в правовой системе происходят сравнительно редко, есть поступательное развитие, с колоссальной значимостью (и устойчивостью) судов и силой судебной власти, уверенно функционирующей связкой прецедентного права и кодифицированного законодательства, а также серьезными препятствиями на допуск к юридической профессии – от цены обучения до адвокатских экзаменов, с выстроенной системой регулирования экономических отношений.

Пределы роботизации. Даже на американском рынке идея роботизации не встречает безоговорочной поддержки, а сама по себе роботизация имеет определенные "естественные" пределы. 

Во-первых, далеко не все современные владельцы юридического бизнеса готовы тратить собственные деньги на введение роботизированных алгоритмов работы.

Во-вторых, даже те, кто готов, не всегда располагают ресурсами, которые позволили бы это эффективно сделать - решения по автоматизации довольно дороги. 

Наконец, определенные регуляторные барьеры на осуществление такой автоматизации сохраняются в США до сих пор, а использование "роботов" может иметь как правовое, так и этическое значение. 

Однако все больше лиц, задействованных в сфере юриспруденции в США, сходятся во мнении, что решение в пользу грамотной роботизации там, где это со временем сократит издержки компании и, как следствие, позволит снизить цену услуг, приведет к доселе невиданному росту качества и объема оказания таких услуг. При этом, остается открытым вопрос о том, как роботизация может повлиять на исправление дисбаланса спроса и предложения юридических услуг. 

Успешные примеры автоматизации за рубежом


Реализация некоторых проектов роботизации позволила говорить о зарождении нового тренда на рынке.

ИИ в ЕСПЧ. University College London (UCL) совместно с университетами Sheffield и Pennsylvania создали комплекс искусственного интеллекта. ИИ научили отличать "нарушение" от "отсутствия нарушения" по делам, которые рассмотрел Европейский суд по правам человека. Искусственный интеллект корректно предсказал исход 584 дел. Показатель точности - 79%. Но подоплеку некоторых дел система понимала с трудом. Вряд ли в ближайшем будущем искусственный интеллект будет рассматривать дела самостоятельно. Но технологию можно использовать, чтобы быстро определять в делах паттерны, которые ведут к предсказуемым результатам (futurism.com).

Искусственный интеллект оказался способен, таким образом, довольно точно понимать правовые вопросы, но был "не обучен" разбираться в фабуле дела. В результате, каждый раз сталкиваясь с делами по одинаковым статьям, рассмотренными одним и тем же судьей, но с разным итоговым решением, алгоритм "выносил" неверное решение. 

Очевидно, таким образом, что неспособность искусственного интеллекта понять такой элемент как фабула дела имеет огромное значение вообще и в делах о защите прав человека в частности, что само по себе является очень существенным препятствием для замены юристов компьютерами в ближайшем будущем.

Luminance. Частная компания Luminance разработала систему, которая автоматизирует изучение документов в процессе юридической проверки (due diligence) в электронной комнате данных. На своем сайте компания утверждает, что эксперты в сфере права натренировали систему. Основа системы - революционная технология на базе последних прорывов в области распознавания паттернов и машинного интеллекта (www.luminance.com). 

Luminance использует уникальную комбинацию контролируемого и не контролируемого машинного обучения для нахождения ключевой информации в тысячах документов. Положения, документы, валюты, местонахождения, применимое право и прочее автоматически снабжаются метками для более быстрой навигации в документах, в то время как выявление необычных положений способствует определению потенциальных рисков. 

Luminance читает и понимает юридические документы на любом языке. Система находит существенную информацию и "аномальные" положения без каких-либо инструкций. Не нужно настраивать или подстраивать программы под нужды конкретного пользователя. Luminance можно использовать на любом проекте с любого момента. 

Leverton. Продукт Leverton разрабатывался с 2012 года. Цель продукта - использовать технологии глубокого обучения при создании смартплатформ по работе с данными. Продукт должен был оказать поддержку клиентам в процессе "извлечения" юридически значимой информации из документов. В процессе разработки платформа эволюционировала в мощную систему управления данными и документами. Все или почти все высокотехнологичные стартапы стремятся создать продукт, который действительно нужен клиентам и (сравнительно) прост в использовании.


Источник: «Корпоративный юрист»


Возврат к списку

Отправить статью

Для получения доступа к Обзорам судебной практики по налоговым спорам необходимо оформить подписку.

Год

30000 рублей + НДС

Подписаться
Я уже подписчик

Необходимо авторизоваться чтобы получить доступ

Авторизоваться

По вопросам подписки обращайтесь, пожалуйста, к Маргарите Завязочниковой
E-mail: m.zavyazochnikova@pgplaw.ru
Nел. +7 (495) 767 00 07

28.09.2022
Александр Виноградов в «Топ 100 директоров по персоналу»
28.09.2022
Елена Соколовская выступила на Антимонопольном форуме 2022
15.09.2022
Внесудебное урегулирование спора между двумя клиентами компании
15.09.2022
Сайт «Пепеляев Групп» признан лучшим среди российских юридических фирм
07.09.2022
Наталья Присекина рассказала на ВЭФ о Международном коммерческом арбитражном суд...
07.09.2022
«Пепеляев Групп» оказала правовую поддержку АО «КТК-Р» в ходе судебного разбират...
02.09.2022
Усиление IP-практики «Пепеляев Групп»
29.08.2022
Юристы «Пепеляев Групп» провели семинар для корейского бизнеса во Владивостоке