Закрыть

Роботы-юристы. Что поможет человеку остаться в профессии. Ч.2

09.01.2018
Олег Головчанский
Продолжение. Читать первую часть


Лидер роботизации юридических услуг — США. В декабрьском номере мы обсудили главные предпосылки американской роботизации: финансовая и технологическая готовность рынка; устойчивая правовая система; лучший правовой и экономический климат. В России картина иная. Иностранные санкции, снижение иностранных инвестиций и инфляция привели к естественным изменениям рынка юридических услуг в России. Российские предпосылки к роботизации имеют свою специфику.

Предпосылки роботизации в России


Все меньше клиентов готовы приобретать юридические услуги с почасовой оплатой. Компании-заказчики организуют внутренние юридические службы, чтобы оптимизировать затраты на консультантов. Если же заказчики обращаются в консалтинговые компании, то настаивают на скромных бюджетах, размеры которых жестко согласуют заранее. Рынок юридических услуг испытывает значительное экономическое давление. Специалистов, которые получают недорогое юридическое образование в России, не становится меньше.

Текущее положение вещей, с одной стороны, повышает конкуренцию на рынке, а с другой — ведет к ценовому демпингу. Недоверие к юристам вместе с низкой правовой осведомленностью ведут к социальной деградации ценности юридических услуг.

Борьба за новых клиентов или попытка удержать старых за счет демпинга ведут к замкнутому кругу: демпинг без роботизации возможен за счет снижения затрат на производство. Низкая цена рабочей силы — прямое следствие низкой квалификации работников, которая приводит к низкому качеству услуг. В результате необходимость привлекать юристов воспринимается как бессмысленная статья расходов и откровенное зло. К счастью, такой подход не повсеместен и не всегда обоснован.

История современной правовой системы России насчитывает менее четверти века, если считать с даты принятия Конституции. Частые изменения законодательства технического характера или исправление ошибок идут параллельно с глубинными изменениями законодательства. И роботизация деятельности юристов по законодательству о банкротстве в России маловероятна на уровне эффективности, аналогичном ситуации в США. Законодательство о банкротстве, вопросы ответственности бенефициаров претерпевают масштабные изменения в последние годы. Говорить при этом о внятной преемственности или гарантиях сохранения базовых правил игры затруднительно.

Российский инвестиционный климат переживает также не самый лучший период. Создание перспективных современных разработок в сфере программного обеспечения, конечно, возможно и силами нескольких гигантов индустрии ПО в рамках российского рынка, однако взрывного роста, широкого интереса, в том числе IT-стартапов, не наблюдается.

Для роботизации деятельности юристов в России все же есть основная предпосылка: рынок ждет качественного изменения формата оказания юридических услуг и пересмотра цены за услуги. Иными словами, если есть запрос на изменения, появятся и те, кто найдет способ ответить на такой запрос. При этом на пути роботизации могут возникнуть определенные препятствия.

Роботизация юридической фирмы


У юристов разные условия работы и задачи. Поэтому одинаковая автоматизация рутинных действий не подойдет сразу широкому кругу потребителей.

Кроме того, юристы часто выполняют большой объем нерутинных действий: письменные или устные консультации; уникальные документы (договоры, исковые заявления и пр.); представление интересов в судах и взаимодействие с иными государственными органами/нотариусами и т. д.

Юристы могут быть консультантами или внутренними специалистами компании. Особняком стоит деятельность нотариусов, государственных служащих, юристов в правоохранительных органах или специальных службах. Какой из указанных выше групп наиболее интересна автоматизация работы? Всем и каждой по-отдельности, но везде со своими особенностями.

Широта вопросов, которые приходится решать юристам в консалтинге, стала значительной. Представим идеальную модель работы юриста-консультанта и попробуем определить элементы, которые могут подлежать автоматизации.

На первом этапе юрист получает запрос, на который нужно найти правильный ответ за определенный промежуток времени. Для этого требуется минимум два ресурса: квалификация юриста и время. Ответ может предполагать определенное количество и качество аргументов для обоснования позиции, высказанной юристом. Подготовка ответа требует первоначального поиска информации и анализа представленных сведений и документов.

На втором этапе юрист должен проанализировать полученную информацию на предмет соответствия поставленной задаче и всем обстоятельствам, которые могут быть известны юристу.

Не все документы, представляемые по запросу юриста, оказываются нужными. Среди нужных документов могут отсутствовать значительные части важной информации, которая необходима для уверенного и взвешенного ответа на поставленный вопрос.

Именно в ситуациях ограниченного объема доступной информации с множеством переменных человеческое мышление пока уверенно опережает способности искусственных систем.

Юрист, который воспользовался автоматизацией для поиска информации, сам ее проанализировал и составил «совет» для клиента, должен этот совет клиенту передать.

Проблема электронной коммуникации не стоит в развитых странах, и это также результат автоматизации процессов, не связанный напрямую с деятельностью по юридическому консультированию. Непосредственное и глубокое взаимодействие с клиентом все еще находится в сфере монополии юриста-человека. Роботизированные системы полнотекстового общения (чат-боты) тем не менее становятся год от года все эффективнее.

Какие же из видов деятельности юристов в консалтинговых компаниях все-таки могут быть наиболее эффективно роботизированы?

Прежде всего, по моему мнению, роботизация максимально коснется рутинных действий, например элементов правового анализа однообразных и урегулированных законодательством единиц информации: уставов, договоров, решений органов управления компаний. Все это уже сейчас может быть сегментировано и структурировано на устойчивые и подлежащие оценке на предмет потенциальных рисков элементы. Далее могут роботизироваться действия по составлению типовых документов, то есть документов с заранее известными и имеющими оцененное правовое значение элементами. Это могут быть уставы, договоры аренды/купли-продажи, решения органов управления обществ, доверенности. Это возможно, если стороны исключают любое согласование позиции сторон в форме переговоров.

При этом задачи, которые требуют уникальных действий, — анализ конкретных обстоятельств дела или запроса клиента — длительное время будут оставаться недостижимыми для роботизации по крайней мере в России.

Опыт США в России


Автоматизированная система изучения документов Luminance в работе юриста по праву Российской Федерации, не будет эффективной без соответствующей настройки. У меня также есть сомнения, что такая система действительно сможет понять на русском языке документы, которые относятся к иной правовой системе с собственной уникальной проблематикой.

Предположим, что Luminance нужно задействовать для анализа положений о приватизации для последующего распределения акций юридического лица между его работниками. Как мне кажется, систему придется научить не только тому, что такое приватизация в Российской Федерации с юридической точки зрения. Еще нужно будет задать критерии поиска возможных нарушений требований к приватизации в соответствии с законодательством, которое неприменимо на настоящий момент.

Также необходимо будет отследить исторические и часто противоречивые подходы судебных инстанций к решению дел по таким нарушениям требований к приватизации. Не утверждаю, что для Luminance поставленная задача не выполнима в принципе. Но стоит обратить внимание, что российская правовая система потребует уникального подхода и решений в части роботизации работы юристов. Такой подход не имеет аналогов в существующих международных проектах.

Успешные примеры автоматизации в России


Уже сейчас на рынке роботизации юридических процессов в России есть эффективные решения и успешные компании.

Casebook. Решение позволяет: выявлять аффилированность компаний и физических лиц на текущий момент или на дату в прошлом; изучать судебную нагрузку компании или группы компаний; узнавать сведения о судье, назначенном вести дело; автоматизировать календарь судебных заседаний и оперативно отслеживать дела; оценивать риск перед вступлением в отношения с контрагентами.

Услугами Casebook пользуются ведущие российские консалтинговые компании и другие крупные компании с большим штатом юристов.

Сбербанк. В вопросах внедрения современных технологий Сбербанк выделяется на российском рынке. Технологии нейронных сетей и машинного обучения Сбербанк применяет в ряде областей деятельности:

  • предиктивный анализ поведенческих паттернов пользователя. На основании анализа транзакций пользователю предлагают соответствующие профилю продукты;
  • оптимизация денежного обращения внутри Сбербанка;
  • Natural Language Processing алгоритмы для анализа и генерации исковых заявлений.

Применяя инструменты работы с текстом или Natural Language Processing, специалисты выяснили, что Сбербанк затрачивал значительные ресурсы на анализ исковых заявлений и подготовку ответной части. Весь набор действий можно было автоматизировать.

Часть сведений, которые переносились вручную из текстов исковых заявлений, можно было экстрагировать машинным способом. На этапе подготовки ответной части исков специалисты предложили использовать определенный шаблон, который включает наборы правил. Сбербанк роботизировал данный сегмент деятельности юристов, но это не заменило юристов полностью.

Возможные пределы и перспективы автоматизации


Президент РФ недавно отметил, что «лидер по созданию искусственного интеллекта станет властелином мира». «И очень бы не хотелось, чтобы эта монополия была сосредоточена в чьих-то конкретных руках» (tass.ru).

Но пока по показателю создания искусственного интеллекта мы далеко не первые. Хотя именно выходцы из стран бывшего СССР, в частности программисты из России, составляют основной костяк многих успешных стартапов в сфере искусственного интеллекта, работающих не в России.

Перспективы роботизации в России кажутся многообещающими. Лидером роботизации в юридической отрасли может стать та компания, которая сможет эффективно роботизировать большую часть процессов оказания юридических услуг. При этом обязательно необходимо сохранить высочайшие стандарты качества услуг и снизить их стоимость.

Следующие изменения, связанные с роботизацией на рынке, могут оказаться болезненными для многих. Кто-то окажется перед необходимостью коренным образом менять бизнес-стратегию, а кому-то придется вовсе уйти из профессии и заняться чем-то иным. Рынок юридических услуг в России нуждается в таком качественном изменении.

По моему мнению, важнейшим фактором на пути роботизации, в том числе деятельности юристов, должно стать создание зрелой правовой системы, понятных и устойчивых справедливых правил игры и защищенного правом инвестиционного поля в России.

Немаловажным также, на мой взгляд, является изменение понимания роли граждан в жизни страны в целом, четкое осознание каждым гражданином своей ответственности за результаты своей жизни, за настоящее и будущее России. Важно, когда желание делать свой бизнес в России, пользоваться услугами российских компаний, развивать российские аналоги Силиконовой Долины становится у граждан осознанным и уверенным приоритетом и реализуется через созданные государством и обществом достойные и справедливые условия деятельности.

Естественные пределы роботизации 


Можно научить систему искусственного интеллекта анализировать информацию со множеством неизвестных, чтобы получить определенный результат. Но результат эффективности ответа искусственного интеллекта в сфере юридического консультирования будет зависеть от целого ряда факторов. Есть ряд коммерчески успешных компаний в юридической сфере, которые предлагают своим клиентам результаты автоматизированного анализа информации по запросу пользователя. Однако развитие используемых систем ограничено архитектурой нейронных сетей. То, что мы воспринимаем как результат анализа, всегда определено тем, как сеть «научена» распознавать и каталогизировать получаемую информацию. Эффективность нейронной сети зависит от того, насколько процессы мышления и анализа, которые выполняет человек, доступны нашему пониманию и насколько процессы могут быть предметом алгоритма с учетом специфики деятельности. Это естественные пределы автоматизации, которые будут отодвигаться со временем при условии повышения вычислительной мощности компьютеров и знаний человека о самом себе, и, насколько нам известно, пока не создано системы, которая бы составляла из полученной информации корректный ответ, учитывающий все элементы поставленной задачи.

Возврат к списку

20.04.2018
5-летие Сибирского офиса «Пепеляев Групп»
Подробнее
18.04.2018
Компаниям позволяют поменьше пенять
Подробнее
17.04.2018
Для развития цифровой экономики необходимо внести изменения в 52 закона
Подробнее