Загрузка...

Обзор судебной практики ВАС РФ по применению законодательства о несостоятельности (банкротстве)

ОСОБЕННОСТИ ПРИМЕНЕНИЯ ПОСЛЕДСТВИЙ
НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТИ СДЕЛКИ ПО ОСТАВЛЕНИЮ ЗАЛОГОДЕРЖАТЕЛЕМ ЗАЛОЖЕННОГО ИМУЩЕСТВА ЗА СОБОЙ

(определение от 20 марта 2012 г. № ВАС-14907/11)

Вышеуказанным определением ВАС РФ фактически закреплены особенности относительно порядка применения последствий недействительности сделки по передаче заложенного имущества должника залогодержателю в случае невозможности возвращения сторон в первоначальное положение.

Оспариваемая сделка по оставлению Банком за собой заложенного имущества Должника была осуществлена в рамках исполнительного производства на основании решения суда общей юрисдикции о взыскании кредиторской задолженности и об обращении взыскания на заложенное имущество. При этом, размер взысканной с Должника решением суда общей юрисдикции задолженности составлял 8 402 658,06 руб., начальная продажная цена заложенного имущества была установлена в размере 11 270 000 руб. Судебный пристав исполнитель предложил Банку оставить за собой имущество Должника по цене на двадцать пять процентов ниже стоимости, т.е. 8 560 500 руб., т.к. имущество не было реализовано в двухмесячный срок специализированной торгующей организацией. Впоследствии, заложенное имущество было передано по цене 8 560 500 руб. Банку, который внес это имущество в уставный капитал ООО. Соответствующие записи о регистрации права собственности за Банком, а затем за ООО были внесены в Единый государственный реестр прав на недвижимое имущество и сделок с ним (далее – ЕГРП).

Конкурсный управляющий Должника оспорил сделку по оставлению Банком за собой заложенного имущества на основании положений ст. 61.3 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее – Закон о банкротстве). Отменяя определение суда первой инстанции об отказе в удовлетворении заявления конкурсного управляющего апелляционный суд признал сделку недействительной, исходя из стоимости спорного имущества в размере 8 560 500 руб., а также прав кредиторов второй очереди, положений ст. 138 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», а также применил последствия недействительной сделки, взыскав с Должника в пользу Банка 1 712 100 руб., то есть 20% от 8 560 500 руб., отказав в остальной части требований конкурсного управляющего.

Тройка судей ВАС РФ поддержала выводы апелляционного и кассационного судов о том, что поскольку в соответствии с положениями п. 2 ст. 138 Закона о банкротстве 80 процентов средств, вырученных от реализации спорного имущества, выступившего предметом залога, в приоритетном порядке гарантированно подлежали направлению на погашение требований Банка - кредитора по кредитному договору, обеспеченному залогом этого же имущества должника, оставшиеся 20 процентов от стоимости имущества подлежали взысканию с кредитора в пользу Должника.

Данный подход позволяет Банкам при перечислении Должнику 20% от существенно заниженной цены заложенного имущества, получить значительную выгоду от последующих сделок с ранее оставленным за собой имуществом Должника.

ОБРАЩЕНИЕ С ЗАЯВЛЕНИЕМ О ПРИЗНАНИИ ОБЩЕСТВА НЕСОСТОЯТЕЛЬНЫМ (БАНКРОТОМ) ПРИ НАЛИЧИИ У ПОСЛЕДНЕГО ВСТРЕЧНОГО ОДНОРОДНОГО ТРЕБОВАНИЯ СВИДЕТЕЛЬСТВУЕТ
О ЗЛОУПОТРЕБЛЕНИИ ПРАВОМ

(определение ВАС РФ от 19.03.2012 № ВАС-2596/12)

Вышеуказанное определение представляет интерес с точки зрения возможности отказа в признании требования заявителя по делу о банкротстве обоснованными, несмотря на наличие судебного акта, подтверждающего наличие у Должника признаков несостоятельности (банкротства).

По настоящему делу определением арбитражного суда, оставленным без изменения апелляционным и кассационными судами, во введении процедуры наблюдения в отношении Должника отказано, производство по делу о банкротстве прекращено.

Обращаясь в суд первой инстанции с заявлением о признании Должника несостоятельным (банкротом), Общество указывало на наличие у Должника перед ним неоплаченной задолженности, подтвержденной решением арбитражного суда, в размере 17 827 200 руб. 53 коп., из которых: 16 142 983 руб. 66 коп. - основной долг.

Между тем Общество (поставщик) и Должник (покупатель) заключили договор поставки оборудования, содержащий условие о предварительной оплате товара. Должник перечислил Обществу аванс по этому договору в размере 16 997 900 руб. В связи с неисполнением поставщиком обязанности по поставке оборудования, покупатель обратился к нему с требованием о возврате суммы предварительной оплаты за товар на основании п. 3 ст. 487 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ). Сумма аванса не была возвращена Обществом.

Исходя из таких фактических обстоятельств дела, ВАС РФ поддержал выводы судов апелляционной и кассационной инстанций о том, что обращение Общества в суд с заявлением о признании Должника несостоятельным (банкротом) при наличии у последнего встречного однородного требования о выплате суммы предварительной оплаты по договору поставки оборудования свидетельствует о злоупотреблении правом со стороны Общества, воспользовавшегося тем, что Должник своевременно не осуществил зачет встречных однородных требований. С учетом этого тройка судей ВАС РФ согласилась с возможностью отказа в удовлетворении заявления Общества со ссылкой на статью 10 ГК РФ.

С учетом позиции судов по указанному делу рекомендуем должникам при наличии встречных требований к заявителю по делу о несостоятельности (банкротстве) в размере, сопоставимом с суммой требований заявителя, использовать для защиты своих прав доводы о злоупотреблении правом.

ПРИ ОТСУТСТВИИ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ ИЗБРАНИЯ НОВОГО РУКОВОДИТЕЛЯ

ДОЛЖНИКА И ПЕРЕДАЧИ БУХГАЛТЕРСКОЙ ДОКУМЕНТАЦИИ БЫВШИМ РУКОВОДИТЕЛЕМ, ПОСЛЕДНИЙ МОЖЕТ БЫТЬ ПРИВЛЕЧЕН К СУБСИДИАРНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ПО ОБЯЗАТЕЛЬСТВАМ ДОЛЖНИКА

(определение ВАС РФ от 16.03.2012 № ВАС-2766/12)

Судебная практика ВАС РФ подтверждает общую тенденцию усиления субсидиарной ответственности бывших руководителей должника по долгам последнего.

В рамках рассматриваемого дела конкурсный управляющий обратился в арбитражный суд с заявлением о привлечении бывшего руководителя должника С. к субсидиарной ответственности в связи с неисполнением обязанности по передаче документов первичного бухгалтерского учета и отчетности общества.

Тройка судей ВАС РФ поддержала выводы судов об обоснованности заявления конкурсного управляющего, поскольку С., являясь в силу занимаемой должности ответственной за организацию хранения финансовых документов общества, не обеспечила их сохранность и передачу конкурсному управляющему.

Заслуживающим внимания является то, что суды сочли не имеющим правового значения довод С. о том, что она на дату признания должника банкротом не занимала должность руководителя общества в связи с расторжением трудового контракта, поскольку конкурсному управляющему не были переданы финансовые документы и за период работы С. в должности директора общества. Согласно выписке из Единого государственного реестра юридических лиц С. являлась руководителем общества, доказательств избрания на эту должность после расторжения контракта с С. иного лица не представлено.

При таких обстоятельствах ВАС РФ посчитал, что имелись основания для привлечения С. к субсидиарной ответственности по обязательствам Должника.

С учетом настоящего дела рекомендуем бывшим руководителям должников после прекращения полномочий надлежащим образом оформлять передачу всей документации, включая бухгалтерскую, во избежание субсидиарной ответственности по обязательствам юридического лица перед кредиторами.

ТЕЧЕНИЕ СРОКА ДАВНОСТИ ДЛЯ ПРИВЛЕЧЕНИЯ К
СУБСИДИАРНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ НАЧИНАЕТСЯ С МОМЕНТА РЕАЛИЗАЦИИ ИМУЩЕСТВА ДОЛЖНИКА, А НЕ С МОМЕНТА
ПРИНЯТИЯ РЕШЕНИЯ О ПРИЗНАНИИ ЕГО БАНКРОТОМ

(определение ВАС РФ от 15.03.2012 № ВАС-487/12)

Ссылаясь на наличие непогашенных требований кредиторов, включенных в реестр требований кредиторов товарищества на вере, и наличие задолженности по текущим платежам, истец обратился в арбитражный суд с требованием о взыскании солидарно с полных товарищей товарищества 6 361 531, 90 руб., составляющих разницу между размером требований кредиторов, включая кредиторов по текущим обязательствам, и денежными средствами, вырученными от продажи имущества товарищества в ходе конкурсного производства.

Постановлением суда кассационной инстанции постановление суда апелляционной инстанции об отказе в удовлетворении исковых требований было отменено, решение суда первой инстанции изменено, с Р. как единственного полного товарища в пользу товарищества взыскано 5 172 914, 73 руб.

Удовлетворяя заявленные требования, суд исходил того, что в силу особенностей правового статуса товарищества на вере полные товарищи солидарно несут субсидиарную ответственность своим имуществом по обязательствам товарищества во всех случаях.

Рассмотрев надзорную жалобу, тройка судей ВАС РФ согласилась с выводом судов первой и кассационной инстанций о начале течения срока давности с момента реализации имущества должника, а не с момента принятия решения о признании его банкротом с учетом положений ст. 200 ГК РФ.

Учитывая вышеприведенную практику, рекомендуем при оценке рисков привлечения к субсидиарной ответственности исходить из особенностей исчисления срока исковой давности по такого рода требованиям.

ТРЕБОВАНИЯ УПОЛНОМОЧЕННОГО ОРГАНА, ОСНОВАННЫЕ НА РЕШЕНИИ

О ПРИВЛЕЧЕНИИ К ОТВЕТСТВЕННОСТИ ЗА СОВЕРШЕНИЕ НАЛОГОВОГО ПРАВОНАРУШЕНИЯ, ВЫНЕСЕННОМ ПОСЛЕ ЗАКРЫТИЯ РЕЕСТРА ТРЕБОВАНИЙ КРЕДИТОРОВ, НЕ ПОДЛЕЖАТ ВКЛЮЧЕНИЮ В РЕЕСТР

(определение ВАС РФ от 29.02.2012 № ВАС-4492/11)

В рамках дела о несостоятельности (банкротстве) Общества в процедуре конкурсного производства Федеральная налоговая служба) обратилась в арбитражный суд с заявлением о включении задолженности по обязательным платежам в реестр требований кредиторов должника (далее - реестр).

Определением суда во включении части требований в реестр было отказано, поскольку в их обоснование уполномоченным органом был представлен только акт выездной проверки, который сам по себе не влечет наступления юридических последствий для налогоплательщика. Решение же о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения было вынесено уполномоченным органом в порядке статьи 101 Налогового кодекса Российской Федерации после закрытия реестра. Постановлениями судов апелляционной и кассационной инстанций определение суда оставлено без изменения.

Поддерживая позицию нижестоящих судов тройка судей ВАС РФ сослалась на следующее. Требования уполномоченного органа о включении в реестр поступили в суд 12.01.2011, реестр кредиторов был закрыт 13.01.2011.

В обоснование части своих требований уполномоченным органом был представлен только акт от 26.11.2010 выездной налоговой проверки. Решение уполномоченного органа по результатам рассмотрения материалов налоговой проверки вынесено и вступило в законную силу после закрытия реестра.

В этой связи выводы судов о том, что на момент подачи заявления у должника не наступила обязанность по уплате налогов, поскольку в отсутствие вступившего в законную силу решения уполномоченного органа эти доначисленные налоги и сборы не могли считаться законно установленными, и об отсутствии оснований для включения этих требований заявителя в реестр, являются правильными с учетом требований ст.ст. 71, 100 и 142 Закона о банкротстве, ст.ст. 100 и 101 Налогового кодекса Российской Федерации.

Вышеизложенный подход к определению даты возникновения оснований обязательств должника по уплате доначисленных налогов мы рекомендуем также использовать должникам и временным управляющим при оценке возможности включения требований налогового органа в реестр в процедуре наблюдения.

ИСКЛЮЧЕНИЕ ОСНОВНОГО ДОЛЖНИКА ИЗ ЕГРЮЛ НЕ ВЛЕЧЕТ ПРЕКРАЩЕНИЯ ПОРУЧИТЕЛЬСТВА, ЕСЛИ ДО ЭТОГО МОМЕНТА БЫЛО ПОДАНО ЗАЯВЛЕНИЕ ОБ УСТАНОВЛЕНИИ ТРЕБОВАНИЙ КРЕДИТОРА В ДЕЛЕ О БАНКРОТСТВЕ ПОРУЧИТЕЛЯ

(определение ВАС РФ от 24.02.2012 № ВАС-1842/12)

В рамках дела о банкротстве Фабрики в реестр требований кредиторов было включено требование Банка к Фабрике, основанное на договоре поручительства. По условиям названного договора Фабрика (поручитель) обязалась отвечать перед Банком солидарно с Обществом за исполнение последним обязательств заемщика по договору о кредитной линии, заключенному с Банком.

Определением арбитражного суда в отношении Общества было возбуждено дело о несостоятельности (банкротстве), в рамках которого требования Банка, основанные на договоре о кредитной линии, включены в реестр. Впоследствии в отношении Общества завершено конкурсное производство, в ЕГРЮЛ внесена запись о ликвидации Общества.

В рамках дела о банкротстве Общества было произведено частичное погашение требования Банка, что послужило основанием для удовлетворения заявления конкурсного управляющего Фабрики об исключении из реестра части суммы требований.

В обоснование требования об исключении из реестра остальной части задолженности конкурсный управляющий Фабрики сослался на то, что обязательство поручителя ограничено лишь обязанностью нести ответственность за должника, а не исполнять обязательство за него. В соответствии с п. 1 ст. 367 ГК РФ поручительство прекращается с прекращением обеспеченного им обязательства. Поскольку Общество было ликвидировано и прекратило свое существование, то требования Банка, основанные на договоре поручительства, должны быть исключены из реестра.

Определением арбитражного суда в удовлетворении заявления конкурсного управляющего Фабрики об исключении из реестра требований кредиторов непогашенной Обществом части требований, обеспеченной поручительством Фабрики, было отказано. Данное определение было оставлено без изменения апелляционным и кассационным судами.

Высший суд поддержал позицию нижестоящих судов, сославшись на следующее. В соответствии со ст. 363 ГК РФ при неисполнении или ненадлежащем исполнении должником обеспеченного поручительством обязательства поручитель и должник отвечают перед кредитором солидарно, если законом или договором поручительства не предусмотрена субсидиарная ответственность поручителя. Согласно ст. 323 ГК РФ при солидарной обязанности должников кредитор вправе требовать исполнения как от всех должников совместно, так и от любого из них в отдельности, как полностью, так и в части долга. Кредитор, не получивший полного удовлетворения от одного из солидарных должников, имеет право требовать недополученное от остальных солидарных должников. Солидарные должники остаются обязанными до тех пор, пока обязательство не исполнено полностью.

Исключение основного должника из единого государственного реестра юридических лиц, в том числе по итогам проведения в отношении данного должника процедур банкротства, не влечет прекращения поручительства, если до этого момента было подано заявление об установлении требований кредитора в деле о банкротстве поручителя.

В связи с вышеизложенным подходом рекомендуем кредиторам, требования которых обеспечены поручительством третьих лиц, в случае введения в отношении поручителей процедур, применяемых в деле о банкротстве, своевременно заявлять требования в деле о банкротстве поручителей наряду с предъявлением требований к основному должнику.

СОГЛАСИЯ КАЖДОГО КРЕДИТОРА НА ЧАСТИЧНОЕ ПРОЩЕНИЕ ДОЛГА ПРИ ЗАКЛЮЧЕНИИ МИРОВОГО СОГЛАШЕНИЯ В ДЕЛЕ О БАНКРОТСТВЕ
НЕ ТРЕБУЕТСЯ

(определение ВАС РФ от 16.02.2012 № ВАС-425/12)

Определением арбитражного суда в рамках дела о банкротстве Общества было утверждено мировое соглашение. Определение было оставлено без изменения кассационным судом.

Обращаясь с надзорной жалобой в ВАС РФ заявитель указал на неправомерность включения в мировое соглашения условия о скидке с долга, при отсутствии на это согласия каждого кредитора в отдельности. Заявитель также сослался на несоответствие п. 13 Информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 20.12.2005 № 97 «Обзор практики рассмотрения арбитражными судами споров, связанных с заключением, утверждением и расторжением мировых соглашений в делах о несостоятельности (банкротстве)», положениям абз. 2 п. 1 ст. 156 Закона о банкротстве.

Отказывая в передаче дела в Президиум ВАС РФ, тройка судей указала, что предусмотренное мировым соглашением условие о скидке с долга распространялось на всех кредиторов, чьи требования были включены в реестр, и в этом случае отдельного согласия каждого кредитора на частичное прощение долга в силу п. 1 ст. 156 Закона о банкротстве и исходя из смысла разъяснений, данных в названном выше Информационном письме Президиума ВАС РФ, не требовалось.

В случае неисполнения должником условий оспариваемого мирового соглашения, заявитель не лишен права предъявить свои требования в размере, предусмотренном мировым соглашением, в общем порядке, установленном процессуальным законодательством (пункт 1 статьи 167 Закона о банкротстве).

ОСОБЕННОСТИ БАНКРОТСТВА ЗАСТРОЙЩИКОВ ПОДЛЕЖАТ ПРИМЕНЕНИЮ ПО ДЕЛАМ, ВОЗБУЖДЕННЫМ ДО ВСТУПЛЕНИЯ В СИЛУ ПАРАГРАФА 7 ГЛАВЫ IX ЗАКОНА О БАНКРОТСТВЕ, И В СЛУЧАЕ НАЧАЛА РАСЧЕТОВ С ЗАЛОГОВЫМИ КРЕДИТОРАМИ

(определение ВАС РФ от 08.02.2012 № ВАС-12527/11)

Применение норм, регулирующих банкротство застройщиков, вызывает много вопросов не только у конкурсных управляющих, но и у судов.

Решением арбитражного суда Общество признано несостоятельным (банкротом), в отношении него открыто конкурсное производство. Определением суд применил при банкротстве Общества правила параграфа 7 главы IX Закона о банкротстве. Постановлением апелляционного суда определение оставлено без изменения.

Оспаривая указанные судебные акты в порядке надзора, конкурсный управляющий должника ссылался на то, что применение положений параграфа 7 главы IX Закона о банкротстве в деле о банкротстве Общества является неправомерным, поскольку начались расчеты с кредиторами третьей очереди.

ВАС РФ поддержал позицию нижестоящих судов, сославшись на следующее. В соответствии с п. 4 ст. 3 Федерального закона № 210-ФЗ от 12.07.2011 «О внесении изменений в Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)» и ст.ст. 17 и 223 АПК РФ в части установления особенностей банкротства застройщиков, привлекавших денежные средства участников строительства» (далее – Закон № 210-ФЗ) положения параграфа 7 главы IX Закона о банкротстве применяются арбитражными судами при рассмотрении дел о банкротстве, производство по которым возбуждено до дня вступления в силу Закона № 210-ФЗ, за исключением дел о банкротстве, в которых начались расчеты с кредиторами третьей очереди в соответствии с реестром требований кредиторов.

В процедуре конкурсного производства было частично удовлетворено требование залогового кредитора за счет продажи предмета залога, не относящегося к возводимым должником объектам на условиях долевого строительства.

Учитывая, что правила банкротства застройщиков направлены на дополнительную защиту прав граждан - участников долевого строительства и принимая во внимание, что расчеты с кредиторами третьей очереди, не являющимися залоговыми, не начались, как и реализация объектов долевого строительства, в деле о банкротстве Общества подлежали применению положения параграфа 7 главы IX Закона о банкротстве.

Вышеуказанный подход следует принимать во внимание в первую очередь арбитражным управляющим, а также иным лицам, участвующим в делах о банкротстве застройщиков, возбужденных до вступления в силу параграфа 7 главы IX Закона о банкротстве и не завершенных до настоящего времени.

ОТСУТСТВИЕ ДОЛЖНИКА В РЕЕСТРЕ СУБЪЕКТОВ ЕСТЕСТВЕННЫХ МОНОПОЛИЙ НЕ ЯВЛЯЕТСЯ БЕЗУСЛОВНЫМ ОСНОВАНИЕМ ДЛЯ НЕПРИМЕНЕНИЯ К НЕМУ НОРМ, РЕГУЛИРУЮЩИХ БАНКРОТСТВО ДАННОЙ КАТЕГОРИИ ДОЛЖНИКОВ

(определение ВАС РФ от 03.02.2012 № ВАС-56/12)

По настоящему делу ФНС России (далее - уполномоченный орган) обратилась в арбитражный суд с заявлением о признании муниципального унитарного предприятия (далее - должник) банкротом связи с наличием у него непогашенной более трех месяцев задолженности по налогам и иным обязательным платежам в размере более 9 миллионов рублей. Определением суда первой инстанции в удовлетворении заявления отказано, производство по делу о банкротстве прекращено. Данное определение было оставлено без изменения апелляционным и кассационным судами.

Тройка судей согласилась с оценкой нижестоящими судами имеющихся в деле доказательств, из которых следовало, что должник относится к субъектам естественных монополий, и уполномоченным органом доказательств обратного не представлено.

Таким образом, судами был сделан правильный вывод о необходимости применения по данному делу специальных норм Закона о банкротстве. Установив, что названные п. 3 ст. 197 Закона о банкротстве условия для возбуждения производства по делу о банкротстве субъекта естественных монополий отсутствуют, суды правомерно отказали уполномоченному органу во введении в отношении должника процедуры наблюдения и прекратили производство по делу.

Тройка судей ВАС РФ признала ссылку уполномоченного органа на то, что должник не включен в реестр субъектов естественных монополий, несостоятельной, поскольку это обстоятельство не свидетельствует безусловно об отсутствии у него такого статуса, которым он может обладать при фактическом осуществлении им деятельности по производству и (или) реализации товаров (работ, услуг) в условиях естественной монополии.

С учетом изложенной позиции судом рекомендуем кредиторам, инициирующим возбуждение дела о несостоятельности (банкротстве) должника, предварительно анализировать деятельность последнего с точки зрения фактического осуществления им деятельности по производству и (или) реализации товаров (работ, услуг) в условиях естественной монополии. Это особенно актуально в отношении должников, являющихся унитарными предприятиями.

Возврат к списку

Отправить статью

Для получения доступа к Обзорам судебной практики по налоговым спорам необходимо оформить подписку.

Год

30000 рублей + НДС

Подписаться
Я уже подписчик

Необходимо авторизоваться чтобы получить доступ

Авторизоваться

По вопросам подписки обращайтесь, пожалуйста, к Маргарите Завязочниковой
E-mail: m.zavyazochnikova@pgplaw.ru
Nел. +7 (495) 767 00 07

16.05.2022
«Пепеляев Групп» на Петербургском правовом саммите
13.05.2022
Юлия Бороздна покидает «Пепеляев Групп»
29.04.2022
Вадим Зарипов награжден медалью I степени «За заслуги в защите прав и свобод гра...
08.04.2022
Сергей Таут стал соавтором доклада «Искусственный интеллект в профилактике право...
31.03.2022
Дмитрий Зыков покидает «Пепеляев Групп»
22.03.2022
«Пепеляев Групп» и Генеральное консульство Республики Корея подписали договор об...
20.02.2022
Сайт «Пепеляев Групп» принарядился в честь 20-летия компании
19.02.2022
«Пепеляев Групп» сохраняет высокие позиции в рейтинге Chambers Global 2022