Загрузка...
30.04.2020
3 мин. на чтение

Залог из ареста

1. Классическое учение о залоговом праве исходит из того, что имущество залогодателя обременяется вещным правом залога добровольно или принудительно. Добровольный залог возникает из договора либо из завещания. Принудительный залог возникает из предписания закона или из акта компетентного государственного органа (суда, пристава и проч.).

Залог, возникающий из договора и из закона, в российском праве изучен в достаточной мере; залог из завещания, по всей видимости, в силу сложностей его установления по действующему закону, вообще обойдён вниманием юристов. Вопрос же о залоговой природе и последствиях ареста имущества должника по обязательственному требованию его кредитора вызвал довольно бурную дискуссию в современной юридической литературе. Не отстаёт и юридическая блогосфера, которая, хотя вряд ли может быть признана серьёзной формой юридических дискуссий, в этом вопросе может дать фору журнальным публикациям. По всей видимости, новелла п. 5 ст. 334 ГК, распространившая нормы о правах залогодержателя на права лица, чьи требования к должнику были обеспечены арестом, стала настолько неожиданной, новой и необычной для российских юристов, что догматическая обработка нормы (с учётом сравнительного и историко-правового контекста) породила целый спектр мнений относительно её содержания и последствий.

«Если иное не вытекает из существа отношений залога, кредитор или иное управомоченное лицо, в чьих интересах был наложен запрет на распоряжение имуществом (статья 174.1), обладает правами и обязанностями залогодержателя в отношении этого имущества с момента вступления в силу решения суда, которым требования таких кредитора или иного управомоченного лица были удовлетворены. Очередность удовлетворения указанных требований определяется в соответствии с положениями статьи 342.1 настоящего Кодекса по дате, на которую соответствующий запрет считается возникшим»

Наконец, важное изменение в обсуждаемой сфере произошло 01.04.2020: законодатель прямо и недвусмысленно признал, что арест имущества налогоплательщика порождает у налогового органа залоговое право в отношении арестованного имущества.

Залоговая теория ареста

2. Итак, базовая ситуация, в которой можно обсуждать применение п. 5 ст. 334 ГК и юридические эффекты ареста, такова. Некто А должен по денежному обязательству лицу В денежную сумму, причём долг А перед В ничем не обеспечен. По ходатайству В суд, рассматривающий иск В к А, наложил арест на некоторое имущество А. Впоследствии А продал это имущество С. Спрашивается: 
 
a) действительна ли сделка между А и С?
b) перешло ли право собственности на имущество к С?
c) может ли В предъявить к С какое-либо требование, основанное на акте ареста имущества?

Долгое время российская практика исходила из того, что арест лишает собственника имущества права распоряжаться им, и потому распорядительные действия собственника по продаже арестованного имущества ничтожны по ст. 168 ГК. Соответственно, лицо, добившееся обеспечительного ареста, имеет право требовать применения реституции между собственником и приобретателем и, после её осуществления, вправе обратить взыскание на имущество, возвратившееся к собственнику.

Такой подход был несвободен от ряда трудностей, в первую очередь процедурного характера. Так, в частности, истцу (кредитору), выигравшему дело о реституции, было крайне тяжело добиться реального исполнения этого судебного акта. Например, присуждение по реституции осуществлялось не в его пользу, хотя истцом, требующим этого присуждения, являлся именно он; кроме того, от суда требовалось также обеспечить двусторонний характер реституции, хотя второй ответчик – приобретатель арестованной вещи – мог и не заявлять требования о реституции. Судебная практика, впрочем, зачастую примитивизировала проблему, просто обязывая передать арестованное имущество от приобретателя взыскателю.


Если Вы заметили ошибку или опечатку, выделите ее и нажмите CTRL+Q

Вас также может заинтересовать

skill

16.04.2024

Интервью с Романом Бевзенко: почему выбрал «Пепеляев Групп», с чем приходят клиенты, медийность и др

Интервью с Романом Бевзенко - партнером и руководителем практики специальных проектов «Пепеляев Групп».

Смотреть

17.06.2024

Оспаривание кадастровой стоимости: механизм оспаривания, расчет налогов и арендной платы, мораторий

В этом выпуске Елена Крестьянцева, руководитель практики земельного права, недвижимости и строительства (СПб) «Пепе...

13.06.2024

КС подтвердил возможность предоставления владельцам подземных гаражей участков, на которых те расположены

11 июня Конституционный Суд вынес Постановление № 29-П/2024 по делу о проверке конституционности п. 3 ст. 6 «Объекты земельных...

13.06.2024

Может ли владелец подземного гаража получить в собственность земельный участок как под обычным гаражом? Комментарий Романа Бевзенко к Постановлению КС

Подход к понятиям земельного участка и недвижимости, закрепленный в ГК и ЗК, не позволяет решать многие вопросы, возникающие...

13.06.2024

Новости недвижимости и строительства: залоговое имущество, застройщики, КРТ, гос. пошлина, СРО

В этом выпуске Наталья Стенина, партнер и руководитель практики недвижимости и строительства «Пепеляев Групп», расскажет...