Закрыть
Поиск по сайту
Закрыть

Первые итоги работы Судебной коллегии

15.12.2014
9 мин.
на чтение

В августе текущего года взамен упразднённого Высшего Арбитражного Суда РФ (далее – ВАС РФ) в составе Верховного Суда РФ (далее – ВС РФ) приступила к работе Судебная коллегия по экономическим спорам (далее – Судебная коллегия), к компетенции которой относится оценка законности принятых судебных актов в порядке кассационного производства («вторая кассация»).

Судебная коллегия «вместо» Президиума

Одними из первых Судебной коллегией были рассмотрены дела, перешедшие ВС РФ «по наследству» от ВАС РФ:

  • которые были приняты к производству ВАС РФ, однако вопрос об их передаче (или об отказе в передаче) в Президиум ВАС РФ пока ещё не был решен[1]; и те
  • которые уже были переданы тройкой судей в Президиум ВАС РФ для пересмотра дела в порядке надзора, однако на момент упразднения ВАС РФ не были рассмотрены[2].    

В первую очередь необходимо отметить, что основания пересмотра оспариваемых судебных актов в порядке кассационного производства («вторая кассация») и надзорного производства (Президиум ВАС РФ / Президиум ВС РФ) различны.

Полномочия Судебной коллегии ВС РФ, прежде всего, сводятся к проверке наличия (или отсутствия) существенных нарушений норм материального и / или процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможно восстановить или защитить нарушенные права участников гражданского оборота (ч. 1 ст. 291.11. АПК РФ).

В то время как Президиум ВС РФ (ранее Президиум ВАС РФ) проверяет соответствие оспариваемых судебных актов принятому толкованию и применению норм права, т.е. обеспечивает соблюдение принципа единообразия судебной практики (ст. 308.8. АПК РФ).

Тот факт, что Судебной коллегии ВС РФ пришлось рассматривать жалобы вместо Президиума ВС РФ (как это предписано ч. 5 ст. 2 Федерального закона от 28.06.2014 № 186-ФЗ «О внесении изменений в Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации»), т.е. фактически за рамками предоставленных ей полномочий, не воспрепятствовал передаче надзорных жалоб именно в её производство. 

Изначально указанное обстоятельство, в отсутствие со стороны Судебной коллегии ВС РФ реального правового обоснования «обхода» правовой нормы, предписывающей порядок рассмотрения дел, переданных на рассмотрение Президиума ВАС РФ, рассматривалось членами правового сообщества в качестве нарушения принципа законности (в частности, законности состава суда).

Сейчас, однако, этот факт уже не выглядит таковым.

При рассмотрении одного из таких дел Судебная коллегия ВС РФ «объяснила» причины передачи дел, которые по сути уже находились в производстве Президиума ВАС РФ, на рассмотрение Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ (см. Определение ВС РФ от 23.09.2014 г. № 308-ЭС14-1224).

Допущенная ВС РФ, на первый взгляд, «свобода» в определении состава суда, рассматривающего дело, объясняется намерением суда предоставить сторонам судебного разбирательства все возможные гарантии права на судебную защиту, а также соблюсти международные требования об исчерпании всех внутригосударственных средств правовой защиты с целью создания возможности последующего обращения за защитой нарушенного права в Европейский суд по правам человека (см. ст. 3, п. 1 ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 г., п. 1 ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах 1966 г.).

Однако насколько такое обоснование позволяет пренебречь положениями внутреннего законодательства, даже с учётом заявленного намерения соблюсти общие принципы международного права, на данный момент совсем не очевидно.

Первые позиции Судебной коллегии

Все с нетерпением ожидали, какими будут первые судебные решения Судебной коллегии ВС РФ. В первую очередь:

1) будут ли выводы коллегии носить универсальный характер (как это сложилось в практике Президиума ВАС РФ) или же это будет больше похоже на «ключ» к разрешению конкретного спора?

2) насколько обязательными будут правовые позиции Верховного суда для нижестоящих судов, в т.ч. и для арбитражных?

3) будет ли иметь место преемственность между позициями уже несуществующего ВАС РФ и обновлённого ВС РФ?

Анализируя первые судебные акты Судебной коллегии ВС РФ, можно с уверенностью положительно ответить на последний и отрицательно на первый вопрос (ответ на вопрос о формировании единообразия в подходах нижестоящих судов можно будет сделать значительно позже).

Преемственность в позициях вновь созданной Судебной коллегии ВС РФ и позиций, ранее сформулированных ВАС РФ, налицо.

Так, например, в Определении ВС РФ от 23.09.2014 г. № 308-ЭС14-1224 по жалобе ООО «АРСКО» коллегия, отменяя судебные акты нижестоящих судов, указывает на допущенные нарушения норм процессуального права в связи с отказом по формальным основаниям в проверке заявления о фальсификации доказательств и в удовлетворении ходатайства о назначении экспертизы в ситуации, когда фактически именно «спорные» документы были положены судом в основу принятого им судебного акта.

В обоснование своей правовой позиции коллегия в Определении прямо ссылается на Постановление Президиума ВАС РФ от 25.06.2013 г. № 1095/13, в соответствии с которым в основу судебного акта не может быть положено «спорное» доказательство, тем более, если другая сторона заявляет о его фальсификации. Исходя из позиции Президиума ВАС РФ, при таких обстоятельствах суд не может формально отказать и уж тем более просто проигнорировать такое заявление стороны и при этом сослаться (при вынесении судебного акта) на «спорное» и не проверенное судом доказательство.   

Также, Судебной коллегией ВС РФ рассмотрена жалоба ОАО «Авиакомпания «Сибирь» на постановление суда округа, который признал правомерным взыскание с налогоплательщика пени за неуплату налога на доходы иностранных организаций, не связанные с деятельность в РФ через постоянное представительство, с момента выплаты дохода и до момента получения от таких иностранных организаций сертификатов налогового резидентства.

В своём Определении Судебная коллегия ВС РФ от 23.09.2014 г. № 305-ЭС14-1210 отменила принятое судом округа постановление.

Обоснование, предложенное Судебной коллегией ВС РФ, фактически основывается (хотя прямо и не цитирует) на уже высказанной Президиумом ВАС РФ в постановлениях от 06.02.2007 г. № 13225/06 и от 29.05.2007 г. № 1646/07 позиции о том, что «при наличии у налогового агента подтверждений местонахождения иностранных юридических лиц на территории иностранных государств, датированных годом, предшествующим выплате дохода, а также полученных позднее такой выплаты, основания для доначисления налоговому агенту налога на доходы иностранных организаций, равно как и соответствующих сумм пени и штрафа, отсутствуют».

При этом, несмотря на тот факт, что вектор «правовой мысли» Судебной коллегии ВС РФ в целом совпадает с тем же вектором упраздненного ВАС РФ, выводы коллегии носят скорее частный, нежели универсальный характер.

Это обстоятельство может быть оправдано тем, что Судебная коллегия, являясь «органом» ВС РФ, всё-так выполняет задачи несколько иные, отличные от задач ВС РФ (Президиума ВС РФ), которые напрямую не связаны с принципом универсализации толкования и применения норм права, за который радеет ВС РФ в целом.

Ярким примером того, что выводы Судебной коллегии ВС РФ (даже несмотря на наличие глубокого «понимания» существа отношений сторон и их оценки) не являются универсальными, служит Определение от 16.09.2014 г. № 310-ЭС14-79, вынесенное по жалобе ЗАО «Версия».

В указанном Определении коллегия даёт однозначный ответ на вопрос о том, являются ли требования о неосновательном обогащении и о применении реституции тождественными?

Ответ – «нет, не являются»!

Поскольку названные гражданско-правовые институты признаются самостоятельными способами правовой защиты, обладающими присущими только им отличительными чертами.

В результате рассмотрения жалобы заявителя, коллегия, отменяя решения нижестоящих судов, приходит к выводу об отсутствии оснований для прекращения производства по делу в силу п. 2 ч. 1 ст. 150 АПК РФ (тождественность лиц, предмета и основания иска).

При этом к такому выводу коллегия, очевидно, приходит с учётом «особых» отношений сторон. А именно, коллегия учитывает наличие изменившихся (причем не по воле заявителя) фактических обстоятельств, так:

  • на момент вынесения решения по иску о реституции, когда суд пришёл к выводу о зачёте взаимных требований сторон о возврате имущества, перешедшего заявителю по недействительному договору купли-продажи, и денежных средств, перечисленных заявителем в счёт оплаты за это имущество, возврат имущества в натуре был невозможен по причине его продажи третьему лицу; однако
  • на момент обращения заявителя с иском о взыскании неосновательного обогащения в виде стоимости спорного имущества, право собственности продавца на это спорное имущество было восстановлено (признано судом по иску продавца этого имущества).

Соответственно, при данных обстоятельствах (возвращение спорного объекта недвижимого имущества его первоначальному владельцу и регистрация права собственности на него), удержание первоначальным собственником денежного эквивалента имущества, причитающегося заявителю, в отсутствие всяких правовых оснований, не является правомерным.

На основании чего Судебной коллегией ВС РФ и был сделан вывод о том, что обращение заявителя с самостоятельным требованием о взыскании с продавца неосновательного обогащения не является (при изменившихся обстоятельствах) требованием, тождественным заявленному ранее требованию о реституции.

Однако, несмотря на значимость сформулированных коллегией выводов, сложно говорить об их «универсальности», поскольку, скорее, они всё же ориентируют нижестоящие суды на отказ от формалистского подхода, когда вывод о тождественности исков следует исходя из совпадения размера заявленных требований, а не оценки существа (изменившихся) отношений сторон.

Представляется необходимым упомянуть также и о позиции Судебной коллегии ВС РФ, сформулированной в Определении от 15.09.2014 г. №№ 305-ЭС14-67, 305-ЭС14-68 по жалобе ООО «Канон Рус» и ЗАО «Сони Электроникс».

Судебной коллегией впервые использована концепция, которая запрещает лицу извлекать выгоду из своего недобросовестного поведения (п. 4 ст. 1 ГК РФ).

Изначально концепция «добросовестности», а точнее «недобросовестности» широко использовалась арбитражными судами при вынесении решений по делам об оспаривании ненормативных правовых актов, а также действий (бездействий) налоговых органов.

В такого рода делах, позиция суда в большей степени основывалась на такой характеристики налогоплательщика, как «добросовестный» / «недобросовестный», нежели на конкретных законодательных нормах.

При рассмотрении гражданских дел подобного рода общие нормы-принципы носили более декларативный характер и не являлись реальным правовым механизмом разрешения споров.

В упомянутых делах, напротив, Судебная коллегия ВС РФ выстраивает свою правовую позицию исключительно исходя из основополагающих принципов гражданского права: недопустимость действия исключительно в целях причинения вреда (ст. 10 ГК РФ), а также отказ в защите права лицу, действующему недобросовестно (п. 4 ст. 1 ГК РФ).

Эта концепция была применена Судебной коллегией ВС РФ в ситуации, когда акционер поручителя (который одновременно являлся акционером основного должника), пытался оспорить договор поручительства, ссылаясь на отсутствие корпоративного одобрения такой сделки.

Коллегия ВС РФ, несмотря на признание ею факта нарушения процедуры одобрения спорной сделки (как крупной сделки и сделки с заинтересованностью), пришла к выводу о недопустимости предоставления правовой защиты лицу (акционеру), который будучи также акционером основного должника, был заинтересован в заключении основного договора (договора поставки оборудования) и выдаче в обеспечение исполнения обязательств перед поставщиком этого оборудования поручительства, уже после получения оборудования без внесения платы, пытался оспорить существующее обеспечительное обязательство.

При изложенных обстоятельствах коллегия посчитала возможным не принять во внимание доводы лица, злоупотребившего своими правами (ст. 10 и п. 4 ст. 1 ГК РФ).

Безусловно, первые позиции и подходы Судебной коллегией ВС РФ, используемые при разрешении конкретных споров, носят довольно прогрессивный характер.

Однако, будут ли они восприняты арбитражными судами при рассмотрении аналогичных споров в отсутствии прямого указания на их общеобязательность, можно будет понять позднее.

Конечно, пока достаточно сложно дать оценку работы объединенного суда. Очевидно, что эти первые месяцы его существования могут оказаться совсем не показательными. Однако одно очевидно – наиболее пессимистичные прогнозы относительно ВС РФ пока не оправдываются.


   

[1] См., например, дело №№ А56-70987/2012, А40-166099/2013; А41-13301/2012 и А41-46038/2013, А09-9146/2013 и др.   

[2] См., например, дело №№ А32-25505/2008, А40-28131/2013, А40-14698/2013 и др. 

Источник

Возврат к списку

Для получения доступа к Обзорам судебной практики по налоговым спорам необходимо оформить подписку.

Год

30000 рублей + НДС

Подписаться
Я уже подписчик

Необходимо авторизоваться чтобы получить доступ

Авторизоваться

По вопросам подписки обращайтесь, пожалуйста, к Маргарите Завязочниковой
E-mail: m.zavyazochnikova@pgplaw.ru
Nел. +7 (495) 767 00 07

18.10.2021
Конституционный Суд РФ принял жалобу, подготовленную специалистами «Пепеляев Гру...
01.10.2021
Константин Шарловский принял участие в Партнеринге «Лекарства России – к междисц...
17.09.2021
Юристы «Пепеляев Групп» успешно защитили интересы пациентки в суде по делу, связ...
26.08.2021
Александр Кузнецов – автор монографии «Реорганизация хозяйственных обществ: граж...
19.08.2021
«Пепеляев Групп» усиливает судебную практику в сфере корпоративных споров
28.07.2021
«Пепеляев Групп» усиливает свои позиции в области энергетики
28.07.2021
Рекомендации от ФПА РФ: как обезопасить себя от действий мошенников, прикрывающи...
18.06.2021
Прецедентный проект «Пепеляев Групп»: Верховный Суд впервые рассмотрел дело о во...

Вход | Регистрация

E-mail

Click here to subscribe our English newsletters