Закрыть
Поиск по сайту
Закрыть

«Самое главное достижение: мы научились делать юридический бизнес в России»

27.02.2012
15 мин.
на чтение

На протяжении десяти лет «Пепеляев Групп» является одной из сильнейших национальных юридических фирм России. Это подтверждают ее многочисленные награды, а также оценка конкурентов, коллег, и всего профессионального сообщества. В прошлом году компания «Пепеляев Групп» возглавила репутационный рейтинг «Право.Ru -300». О некоторых итогах десятилетней работы в своем интервью для журнала «Legal Success» рассказал управляющий партнер «Пепеляев Групп» Сергей Пепеляев.

Как Вы оцениваете прошедшее десятилетие, что считаете главным достижением Вашей компании?

Фирма создавалась в 2002 г. Это был очень благоприятный период. Наш start-up начался не совсем с нуля: к этому времени я уже был известным специалистом, написал ряд учебников, книг, статей, имел множество постоянных клиентов. В день открытия фирмы был заключен договор с компанией Hewlett Packard, и я всегда буду помнить нашего первого клиента. За счет его аванса денег мы оплатили аренду офиса. Это было такое «переживательное» время, а все новое и связанное с переживаниями очень хорошо запоминается!

Период нашего развития совпал с годами бурного экономического роста в стране. Сначала фирма была относительно небольшой, в ней трудилось около 40 человек: со мной пришло 28, с Андреем Гольцблатом семеро, и еще нескольких мы наняли. Примерно на 27 юристов приходилось 13 человек персонала. Это много, соответственно, и административные расходы были немалые. Любой небольшой фирме необходимо быстро пройти этот этап становления для того, чтобы обеспечить стабильные экономические показатели и достойную зарплату юристов. В последнее время многие юридические фирмы пытаются достичь этого путем слияний с другими компаниями: больше юристов, меньше административный аппарат, ниже нагрузка. Мы каждый год удваивали численность своих сотрудников благодаря росту числа клиентов и заказов и быстро стали одной из крупнейших российских юридических фирм, обогнав многие отечественные и иностранные компании.

Мы успешно пережили два экономических кризиса. Это показатель того, что развитие компании обусловлено не только благоприятной экономической ситуацией: в кризисный период мы сохранили клиентов, бизнес и коллектив. Наверное, самое главное наше достижение заключается в том, что мы научились делать юридический бизнес в России.

Создавая фирму, Вы уже представляли себе ее дальнейшее развитие или выстраивали стратегию по ходу дела? Использовался ли Вами зарубежный опыт в специфических российских условиях?

У этого вопроса несколько аспектов. Первый – это знание технологии организации бизнеса, включая систему биллинга, отчетности и т. п. Мне в этом плане очень помогла работа в таких больших консалтинговых фирмах, как «ФБК – Финансовые и бухгалтерские консультанты» и KPMG, где пришло понимание процесса выстраивания бизнеса. Другой важный аспект – стратегия, т. е. понимание того, чего мы хотим достичь. Я никогда не писал каких-либо формальных стратегий, основная направленность развития у меня в голове. Сейчас у нас есть комитет, который обсуждает вопросы дальнейшего развития.

Мировая практика показывает, что фирмы совершенно по-разному выстраивают свой бизнес. Существуют сетевые национальные компании с офисами, рассредоточенными по всей территории страны. В то же время есть крупные компании экспертного уровня, чей офис, как правило, находится в столице, куда обращаются клиенты из разных городов. Так вот, мы развиваемся в двух направлениях. У нас есть великолепная экспертная составляющая. Я имею в виду партнеров – специалистов по налогам, с которыми мы работаем очень давно. Например, с Мариной Ивлиевой – 20 лет, с Рустемом Ахметшиным, Иваном Хаменушко, Денисом Щекиным, Андреем Никоновым – более 15 лет. Их, безусловно, можно назвать экспертами федерального уровня.

Мы стремимся иметь таких экспертов и в других практиках, и у нас это неплохо получается, особенно в течение последних двух лет. К нам пришла Галина Баландина, юрист номер один в таможенной сфере, генерал-майор в отставке, возглавлявшая сначала Правовое управление ФТС, а затем Департамент внешней торговли в Министерстве экономики. Указом Президента она назначена в числе пяти экспертов в Экспертный совет в рамках Таможенного Союза. Практику интеллектуальной собственности возглавила доктор юридических наук Валентина Владимировна Орлова, руководившая ранее Правовым управлением Роспатента, она также была проректором Российского института интеллектуальной собственности. Пришла к нам Юлия Литовцева, кандидат юридических наук, работавшая ранее судьей арбитражного суда Калужской области, специалист по банкротству. Следует также отметить специалистов антимонопольной группы: Елену Соколовскую, Оксану Мигитко. Практикой трудового и миграционного права руководит Юлия Бороздна, эксперт с пятнадцатилетним опытом работы в этой отрасли. Практику административно-правовой защиты бизнеса возглавляет Елена Овчарова, являющаяся одним из авторов Кодекса об административных правонарушениях РФ, а также членом Экспертного совета Верховного суда РФ.

Одновременно с созданием команды экспертов мы заняты воспитанием молодых кадров. Это задача тесно связана с направлением совершенствования сервиса для наших постоянных клиентов. Они всегда должны быть уверенными в том, что юрист «под рукой», что в течение трех часов после их звонка наши юристы будут доступны для обратной связи, обязательно позвонят, напишут, согласуют порядок и время исполнения поручения.

Сейчас у Вас два офиса: в Москве и в Санкт-Петербурге. Собираетесь ли Вы развивать региональные представительства?

В нашем питерском офисе трудится всего 20 человек , по питерским меркам это достаточно много.  В начале 2000-х годов практически все заказы для Санкт-Петербурга поступали из Москвы. Сейчас большую часть реализуемых проектов питерский офис получает самостоятельно. Мы как федеральная компания последовали за своими клиентами (таким же образом пришли в Россию многие зарубежные юридические фирмы). В целом же к представительству в регионах у нас очень осторожный подход. Слишком часто открытие регионального офиса – это лишь франшиза, торговля собственным именем. Рынок быстро понимает это, и клиент, обратившись в региональный офис компании первый раз и получив услугу неудовлетворительного качества, больше никогда не обратится сюда. Более того, он может не обратиться и в головной офис, полагая, что там такой же сервис. Мы не хотим заниматься франшизами.

Другой распространенный способ открытия регионального офиса – это покупка небольшой местной юридической компании. На мой взгляд, успешное функционирование региональных офисов в большинстве случаев является счастливой случайностью, пусть хорошо подготовленной, но счастливой случайностью. У фирмы должны быть сплоченный коллектив, общая ментальность, единый подход к работе и стандарты качества. Как это обеспечить? Можно, например, направить специалистов головного офиса в командировку на год-два. Тогда они станут и носителями культуры, и контролерами, и «моторчиками», и т.п. В настоящее время у нас есть одна задумка в отношении Сибири, которую мы обсуждаем, разрабатываем финансовый план. В то же время мы стараемся подходить к этому без лишнего фанатизма.

Есть случаи, когда вы обращаетесь  к  региональным фирмам?

Бывает. Не так давно к нам обратился клиент, который торгует бытовой техникой. Время от времени потребители предъявляют ему претензии, в связи с чем надо организовать региональную систему защиты в потребительских спорах. Мы определили с ним 16 крупных центров на территории России, в которых договорились о сотрудничестве с местными юридическими компаниями, теперь координируем эту работу. В результате получился экономически обоснованный вариант. Бывают и разовые обращения к региональным коллегам.

Не подумываете ли Вы о расширении в СНГ?

Мы выстраиваем систему best friends с разными компаниями, в том числе в Украине, Белоруссии, Казахстане. У нас есть, с кем работать и в чьей своевременной и качественной работе мы уверены, те, кому мы доверяем. Такой формы работы нам достаточно.

Какое дело за десять лет существования компании Вы назвали бы самым ярким, запоминающимся?

Стоит отметить два дела фабрики “Большевик”, которые лично мне удалось вести в Конституционном Суде РФ. Они повлияли не только на практику правоприменения, но и на экономический климат в целом. Первое дело – о признании неконституционной ст. 13 Закона “Об основах налоговой системы”, устанавливавшей запредельно жесткие санкции за налоговые правонарушения: двадцатикратное (а в некоторых случаях и более) возмещение ущерба, причиненного бюджету. При этом Конституционный Суд РФ принял нашу позицию! В результате появилась та санкция, которая закреплена сейчас в Налоговом кодексе РФ: 20 или 40% (в случае наличия умысла) от суммы налога.

Второе дело перевернуло практику взыскания судебных издержек. До 2002 г. в Арбитражно-процессуальном кодексе РФ не было нормы о возмещении судебных издержек стороне, выигравшей спор. Директор фабрики «Большевик» Я.Е. Иоффе, потомок русских эмигрантов первой волны, гражданин Франции, обратился ко мне с вопросом о возможности взыскания с налогового органа суммы, затраченной фабрикой на адвокатов, рассматривая это взыскание в качестве дисциплинирующей меры. Чтобы привести в действие ст. 53 Конституции РФ о праве на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями или бездействием органов государственной власти или их должностных лиц, пришлось сначала подать иск в арбитражный суд, проиграть это дело и только потом обратиться в Конституционный Суд РФ. Вновь выделяя средства на оплату работы адвокатов, Я.Е. Иоффе произнес запомнившуюся мне фразу: «Я готов инвестировать в развитие правового государства в России». За это мы все должны быть ему благодарны, ибо в результате появилось определение Конституционного суда РФ от 20 февраля 2002 г. № 22-О.

Кстати, некоторые судьи Конституционного Суда РФ были очень удивлены тем, что у нас не компенсировались судебные расходы. По статистике арбитражных судов, в течение прошлого десятилетия налоговые споры у нас выигрывали 76% налогоплательщиков, каждый из которых нес издержки и имел право на их возмещение. Налоговая служба, поняв, чем это грозит системе в целом, начала активно сопротивляться. Что только не предпринималось в связи с этим: например, в Генеральную Прокуратуру поступило заявление о возбуждении против меня и Дениса Щекина уголовного дела по ст. 153 УК РФ «Мошенничество» (якобы мы договорились с клиентом об искусственном завышении суммы нашего гонорара, чтобы потом взыскать его с налоговой службы). К чести Прокуратуры, в возбуждении дела было отказано.

Главный результат нашей работы – появление в Арбитражно-процессуальном кодексе РФ новой статьи о взыскании судебных расходов (ст. 110), которая кардинально повлияла на инвестиционный климат в стране, а также дисциплинировала налоговые органы и помогла снизить количество необоснованных претензий к налогоплательщикам. Сейчас Федеральная налоговая служба России ориентирует свои инспекции на то, чтобы при наличии неблагоприятной судебной перспективы не доводить дело до суда. Я вообще считаю невозможным наводить порядок в государственном управлении административными методами: пересаживанием из кресла в кресло, сменой функций или полномочий. Есть одно универсальное дисциплинирующее средство для всех – рубль. Это очень важное правовое и политическое средство, поэтому дело фабрики «Большевик» можно назвать важнейшим.

Какие проекты последних лет были для Вас наиболее интересными?

Отмечу разработку закона об Олимпиаде и правовой аудит российской заявки в FIFA. Мы участвовали в написании закона об Олимпиаде по нескольким направлениям: строительство олимпийских объектов, земельные проблемы при их возведении, таможенные вопросы (ввоз спортивного оборудования, инвентаря, расходных материалов), визовые вопросы и налогообложение. Также нам довелось готовить некоторые внутренние документы Группы компаний «Олимпстрой».

В прошлом году к нам обратилась FIFA с просьбой о правовом аудите российской заявки. Когда страна претендует на проведение чемпионата мира по футболу на своей территории, правительство должно подготовить пакет документов с условиями проведения мероприятия и гарантиями. Составленная заявка соответствовала правовым и политическим реалиям, и Россия выиграла конкурс. Наша экспертная работа в спортивной сфере была интересной и плодотворной.
Еще один совершенно иной, но не менее интересный, даже уникальный, проект был осуществлен нами совместно с Альфа-Банком. Для VIP-клиентов этого банка мы обеспечиваем «скорую юридическую помощь». Ситуации бывают разные: кто-то поехал за границу, и его задержали на таможне, кто-то попал в ДТП, к кому-то явились с обыском...

Чем, по Вашему мнению, вызвано усиление активности международных игроков на российском рынке?

Как я уже говорил, это обусловлено тем, что юрист следует за клиентами. Экономический кризис заставляет западные компании искать новые рынки сбыта продукции, дешевой рабочей силы, сырья и т.д. В этом году, несмотря на все разговоры про кризис, его вторую волну, мы наблюдаем повышение инвестиционной активности: пошли проекты, связанные с реальным бизнесом, правда, вызванные разными причинами, например регуляторными (правительство заставляет фармацевтические компании размещать здесь производство лекарств). Есть и совершенно реальные проекты. Думаю, это хороший знак для экономики в целом. Несмотря на многочисленные предсказания всевозможных экономических бедствий, мы видим реальную картину развития инфраструктуры юридического бизнеса, а именно – юридических фирм.

“Пепеляев Групп” – одна из первых российских юридических компаний, выделивших в своей структуре аналитический и PR-отделы. С чем это связано, зачем нужны такие отделы, и какова их роль в будущем?

Я уже отмечал, что одним из направлений нашей стратегии является экспертная деятельность. Мы – эксперты на рынке. Для того чтобы быть таковыми, нужно очень много работать над этим. Необходимо, во-первых, вовремя получать полную экспертную информацию, во-вторых – «вариться» в экспертном сообществе, участвовать в общественных мероприятиях, оказывая государству экспертную помощь. Юрист не всегда может совмещать такое направление со своей основной работой, у него на первом месте клиент, все остальное осуществляется по остаточному принципу. Поэтому мы решили создать экспертную группу, ориентированную на сбор информации и GR-работу, т. е. отношения с властями, экспертным и профессиональным сообществом.

В течение года мы проводим три международные конференции: одна из них – «Налоговое право в решениях Конституционного суда РФ» проходит в апреле. Когда-то судья Конституционного Суда РФ Г.А. Гаджиев подсказал, что в других странах есть такая форма общественного контроля над конституционными судами. Организуемая нами ежегодно в течение восьми лет конференция приобрела авторитет. Кто-то должен готовить такое значимое мероприятие – вот наша экспертная группа и занимается этим.

Другая конференция – по антимонопольному законодательству – тоже проводится в апреле совместно с Торгово-промышленной палатой.

Третью конференцию – по практике арбитражных судов – мы традиционно устраиваем в октябре или ноябре совместно с арбитражными судами.

Кроме того, мы издаем много книг, написанных нашими юристами. Ежегодно у нас выходит сборник с описанием самых значимых дел, отобранных специалистами каждой практики. Мы издаем два журнала: “Налоговед” и “Конкуренция и право”. Эту работу координирует руководитель экспертной группы Вадим Зарипов.

У нас достаточно большой маркетинговый отдел. Мы считаем, что юристу очень важны вопросы доверия. Многое строится на личных связях, но большой постоянно действующий консалтинговый бизнес невозможно построить только на личных связях. Поэтому маркетинг выполняет две важные задачи. Первая – это привлечение клиентов. Достаточно большой объем заказов поступает к нам именно так: клиенты звонят, говорят о том, что слушали выступления наших юристов на конференциях, смотрели наш сайт, читали наши книги… Вторая задача – удержание клиентов. Условно назовем его business development. Это еще одно направление маркетинга в широком смысле.
Но конечно, самое главное – это качественно выполненная работа. Большинство новых клиентов приходит к нам по рекомендациям, полученным от тех, кто уже ранее воспользовался нашей юридической помощью.

Процесс ребрендинга всегда сложен. Какие трудности вам пришлось преодолеть? Что означает Ваша символика – пи в степени джи и человечек?

Изображение человечка используется нами достаточно давно, с 2006 г. Это плод воображения художников, в котором заложен наш посыл. На маркетинговых материалах большинства фирм, как правило, изображены серьезные мужчины и женщины с умными лицами, которые одно и то же обсуждают, передают одни и те же бумаги... Нам же хочется сказать нашим клиентам: “Мы – обычные люди, с нами просто иметь дело. Да, мы – признанные эксперты, однако не лишены чувства юмора. Не стесняйтесь обращаться к нам!”

У нас были бурные дискуссии и баталии по поводу того, не будем ли мы казаться смешными с такой символикой, но практика показала вполне адекватное ее восприятие. Более того, в прошлом году нашего человечка пытались украсть. На Юридическом форуме Юга России, который проводился в Сочи, одна компания из Ростова-на-Дону распространила свою листовку с налоговой тематикой, на которой был изображен такой же человечек, только по-другому одетый или причесанный. Это подтверждает популярность нашей идеи, и человечек – это уже бренд. Конечно, он защищен как торговый знак. Кстати, с той компанией мы решили вопрос полюбовно, они извинились за свою «южную шалость».

Что касается греческой буквы «пи» в степени джи… Юрист должен быть точным. Если он говорит: “С одной стороны…», «с другой стороны…» – это только повод для анекдотов. Мы стараемся давать советы, отличающиеся научной точностью, вот почему нами выбран этот знак. Пи – это математическая константа и буква, созвучная первой букве моей фамилии, а пи в степени джи – это огромное число, символизирующее значимость всей нашей команды. Да, хорошо, когда есть лидер, но лидер, укрепленный командой – это геометрическая прогрессия. Эта символика – плод не только фантазии дизайнеров или маркетологов, но и общей работы.

Какова роль команды, поддерживающей вашу работу? Стабилен ли ее кадровый состав?

У нас 160 юристов и 100 человек в административном аппарате, среди них уборщицы, цветочницы, водители. Некоторая текучка наблюдается на ресепшне, но это объяснимо: туда берут сотрудников с высшим экономическим, маркетинговым или лингвистическим образованием. Чаще всего приходят выпускницы вузов, пятикурсницы. Закономерно, что хорошо зарекомендовавших себя девушек со временем приглашают работать в другие наши подразделения.

В кадровом вопросе мы стараемся быть социально ответственными. Иногда и хотелось бы уволить сотрудника, но подумаешь: «А куда же он пойдет, ведь уже столько лет здесь проработал...», и пытаешься найти для него что-то другое. Конечно, это не всегда получается, бизнес есть бизнес…
У нас ни в кризисном 2008-м, ни в 2011-м году не было никаких программ увольнения. Мы сказали своим сотрудникам, что у нас есть альтернатива: либо затянуть пояса, не увеличивать затраты, может быть, лишиться каких-то премий, зато сохранить коллектив и не нервничать по поводу трудоустройства, либо провести ряд увольнений. Все выбрали первый путь, и он оказался оправданным. Когда снова началось экономическое развитие, мы очень быстро смогли восстановиться.

Во вторую волну кризиса мы тоже никого не увольняли. Более того, в это время на рынке появились свободные юристы, причем, очень хорошие (неправда, что иностранные фирмы увольняли только «балласт»). Например, если фирмы занимались финансовыми вопросами или M&A (тем, на что совсем не было спроса), то высвобождались даже хорошие юристы. Так вот, за последние три года к нам пришло примерно 90 человек, из них порядка 50 юристов.

Для Вас принципиально, на какой научной школе вырос юрист?

Принципиально, но не очень. Я счастлив, что окончил МГУ – лучший, по моему мнению, вуз страны, но у нас есть прекрасные юристы, которые окончили и другие вузы, не обязательно московские. Понятно, что если база не заложена, потом ее уже не создать, а заложена она может быть где угодно. Главное – каков человек: активен ли он, пытлив ли, вдумчив ли… В то же время мы обращаем внимание на базу и стараемся иметь дело в первую очередь с выпускниками ведущих вузов. Мы ищем активных людей и помогаем им работать. У нас учится и защищается такое количество сотрудников, какого, наверное, нет ни у кого больше! Такие люди, во-первых, помогают нам развиваться как экспертной команде. У нас 26 юристов – кандидаты и двое – доктора наук. Мы приветствуем, когда к нам приходят специалисты высокого уровня, и в то же время создаем условия для профессионального роста своим сотрудникам.

Фирма «Пепеляев Групп» вполне могла бы стать коллективным героем нашей рубрики «Не правом единым», например, в связи с вашим уникальным культурным проектом «Люди и налоги», в рамках которого переиздана пьеса Л. Вернея и Ж. Бера «Школа налогоплательщиков», или в связи с вашей поддержкой одноименной театральной постановки, выпуском художественного альбома «Пером и кистью о налогах». Чем Вы отмечаете десятилетие вашей компании на «побочном» поприще?

Мы дарим себе и всем юристам (да и не юристам тоже) очень интересное, красочно оформленное издание под названием «По закону сказки». Это увлекательное толкование русских сказок, в сюжетах которых довольно часто встречаются юридические казусы. Сначала мы подумали, что юридический взгляд на сказки это симптом нашей профессиональной деформации. Однако по мере работы над необычным проектом поняли, что это прекрасный профессиональный тренинг! В книге изложен необычный взгляд на знакомые с детства произведения. Такова наша бережная попытка прикоснуться к корням знаменитого «дуба у Лукоморья» и разгадать «загадочную душу» российской правовой системы. Идея посмотреть на русские народные сказки глазами юристов пришла в голову самым творческим специалистам «Пепеляев Групп». Наш соавтор – известный российский журналист и литератор Валерий Панюшкин прекрасным языком донес эту идею до читателей, а научным консультантом проекта выступил Вадим Зарипов. Думаю, такая шалость простительна, ведь нам всего лишь десять лет

Возврат к списку

Для получения доступа к Обзорам судебной практики по налоговым спорам необходимо оформить подписку.

Год

30000 рублей + НДС

Подписаться
Я уже подписчик

Необходимо авторизоваться чтобы получить доступ

Авторизоваться

По вопросам подписки обращайтесь, пожалуйста, к Маргарите Завязочниковой
E-mail: m.zavyazochnikova@pgplaw.ru
Nел. +7 (495) 767 00 07

18.10.2021
Конституционный Суд РФ принял жалобу, подготовленную специалистами «Пепеляев Гру...
01.10.2021
Константин Шарловский принял участие в Партнеринге «Лекарства России – к междисц...
17.09.2021
Юристы «Пепеляев Групп» успешно защитили интересы пациентки в суде по делу, связ...
26.08.2021
Александр Кузнецов – автор монографии «Реорганизация хозяйственных обществ: граж...
19.08.2021
«Пепеляев Групп» усиливает судебную практику в сфере корпоративных споров
28.07.2021
«Пепеляев Групп» усиливает свои позиции в области энергетики
28.07.2021
Рекомендации от ФПА РФ: как обезопасить себя от действий мошенников, прикрывающи...
18.06.2021
Прецедентный проект «Пепеляев Групп»: Верховный Суд впервые рассмотрел дело о во...

Вход | Регистрация

E-mail

Click here to subscribe our English newsletters