Загрузка...

Мобильные платежи: Законы отстают от рынка

В мире постоянно появляются новые девайсы, новые приложения, новые идеи. Их нужно каким-то образом реализовывать, но законодательная база за всем этим не поспевает. И все же какие-то изменения происходят, и мы вынуждены их учитывать в своей деятельности.

Здесь уже была попытка классифицировать мобильную коммерцию. Я для себя разделила все на следующие части. 

Во-первых, мобильный банкинг — когда речь идет об управлении банковским счетом с использованием мобильного телефона либо какого-то другого технического устройства. Во-вторых, мобильные платежи.

Мобильные платежи, в свою очередь, я тоже разделила на две части: первая — когда мы используем мобильный телефон, обязательно задействован оператор связи и речь идет о денежных средствах, полученных оператором в оплату услуг связи и которые могут быть использованы на иные цели. И вторая — платежи, когда оператор связи не задействован (точнее, задействован условно — как компания, просто оказывающая услугу связи, но работающая на площадке другого сервиса). Вся эта деятельность регулируется законами, которые вам хорошо известны.

Мне хотелось бы рассказать о том, что у нас вскоре появится нового в этой сфере и с чем мы столкнемся с 1 августа 2014 г. (федеральный закон от 28 декабря 2013 г. № 403-ФЗ «О внесении изменений в федеральный закон «О национальной платежной системе» и федеральный закон «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма»; вступает в силу 1 августа 2014 г. — «Ведомости»).

У нас появляется понятие предоплаченной карты. Что это, по сути дела? Мы имеем дело, с одной стороны, с реальными деньгами. С другой — это все переводится в какой-то онлайн-формат. Как только это перевели, сразу возник вопрос: почему это не регулируется? И законодатель год за годом планомерно вводит это регулирование. Сейчас мы это понятие получили в законе о национальной платежной системе [после изменений]. Потому что возникло понятие специальных субъектов, которые с этими деньгами могут обращаться, эти субъекты четко прописываются в законодательстве.

Появляется в этом законе и позитивная новация: если раньше пополнять счет клиента мог либо он сам, либо оператор связи, то теперь разрешается пополнение третьими лицами.

Есть и определенные подвижки в способах распоряжения электронными денежными средствами. Ранее единственно возможным вариантом был перевод на банковский счет. Сейчас можно будет электронными денежными средствами исполнять обязательства перед оператором электронных денежных средств — допустим, погасить кредит по любому кредитному договору. Кроме того, появляется еще одна опция — получать эти средства наличными, если была использована предоплаченная банковская карта (правда, с определенными ограничениями — не более 5000 руб. в день и не более 40 000 руб. в месяц).

Какие еще новации? Перевод с идентификацией. Раньше верхним пределом в электронных денежных средствах была сумма в 100 000 руб. Теперь она увеличивается до 600 000 руб.

Несколько слов о законодательных инициативах, которые рассматриваются в Госдуме. Там по-прежнему витает идея, что надо бороться с мошенничеством и с незаконным оборотом денег. Поэтому предлагается сократить размеры неперсонифицированных переводов до 1000 руб. в день и не более 15 000 руб. в месяц (вместо 40 000 руб. для одного неперсонифицированного средства платежа по сегодняшним лимитам). Кроме того, планируется ввести ограничение по остатку электронных денежных средств на аккаунте неперсонифицированного лица — в любой момент он не должен превышать 5000 руб. (сегодня — 15 000 руб.). Здесь есть над чем задуматься тем системам, которые работают непосредственно с физическими лицами, поскольку суммы операций очень сильно уменьшаются.

Далее: хотят запретить трансграничные переводы без идентификации, в том числе при использовании электронного средства платежа. Таким образом, ни одна система трансграничный перевод провести не сможет в принципе — потребуются присутствие отправителя и предъявление удостоверения личности с фиксацией паспортных данных. Также невозможен и трансграничный перевод, если недостаточно информации о его отправителе или получателе. И тут возникает вопрос критерия достаточности информации — что это такое, пока из законопроекта не очень ясно. Но будем надеяться, что этот вопрос разъяснится. Вот еще момент, который будет критичен для определенных компаний: запрет на использование платежных карт и иных технических устройств, выданных за пределами РФ.

Еще один актуальный вопрос опять-таки затрагивает тему идентификации. Есть предложение вообще запретить платежи без идентификации. Тогда появляется проблема: мы хотим, чтобы все было максимально удобно для клиента, а максимально удобно вообще не получается. На этом фоне появилась идея сделать упрощенную идентификацию, т. е. совместить какие-то базы данных (например, Пенсионного фонда, ФМС), чтобы клиент по sms мог подтвердить, что «я — это я и этот телефон не в руках мошенника». Это было бы существенной подвижкой. Но опять-таки встает вопрос: как соединяться с этими базами данных, как с ними взаимодействовать? Это новые договорные отношения, новые затраты на администрирование всех этих процессов. Тем не менее законодательно такая возможность вроде бы будет предусмотрена. И при упрощенной идентификации могут быть установлены более крупные лимиты переводов, чем предлагаются сейчас.

И в завершение о проблемах и рисках в сфере мобильных платежей, которые возникают при существующем регулировании. Сегодня в соответствии с законом о национальной платежной системе у нас существуют следующие субъекты: есть оператор связи, есть любимый абонент, есть банк (он же оператор электронных денежных средств), есть торговые компании. По сути дела, все, что нужно сделать, — подружить все эти субъекты, для того чтобы абонент мог «сходить» в торговую компанию в электронном виде и купить сковородку, билет или еще что-то. Но для того чтобы вся эта схема начала работать, требуется еще одна компания, которая будет их всех «дружить». Так вот в законе у нее нет какого-то специального статуса.

Далее — нужен ли договор между абонентом и банком оператора электронных денежных средств? Дело в том, что, предоставляя возможность абоненту что-то купить, списав с помощью sms средства с его счета (с авансового платежа за услуги связи), закон обязывает абонента заключить договор с банком. И, разумеется, хочется, чтобы это было максимально удобно для клиента: не отправить его в банк со всем пакетом документов, а сказать: «Нажми кнопочку такую-то и одобри условия соглашения». И здесь опять проблема идентификации. Для оператора связи закон о национальной платежной системе предусматривает, что должна быть произведена идентификация абонента. Как мы это делаем? Заключаем договор и вносим паспортные данные. Что такое идентификация для банка? При заключении договора с банком в действие вступают специальные банковские правила. При этом статус оператора связи вообще никак не работает и идентификация клиента через оператора практически никогда не проводится. Проблема статуса оператора решилась бы, стань он банковским платежным агентом. (Кстати, многие исследователи в этой области считают, что это очень просто.) Почему появляются в рамках операторов связи свои банки? В том числе чтобы эта схема работала. Ведь банковский платежный агент, получая от клиента деньги, зачисляет их в соответствии с законом на собственный счет. А оператор связи, получая деньги от абонента, зачисляет их не на свой банковский счет, чтобы перевести их куда-то, а уже в свою выручку. Эти нестыковки не позволяют определить статус оператора нужным образом. И тот факт, что оператор в законе о национальной платежной системе выделен в отдельный субъект, не решает проблемы.

Кроме того, при приобретении товаров через интернет клиенту достаточно сделать пару-тройку кликов. А банковский платежный агент должен предоставлять операторам и клиентам очень большое количество информации, чтобы осуществилось такое взаимодействие: вот эти денежные средства, как они будут перечисляться? кем перечисляться? точно ли вы получили этот запрос? а хотите ли вы его выполнить? Абоненту потребуется очень много раз нажать много разных кнопок. А ему это неудобно. И этот конфликт, который на сегодняшний день существует, предстоит решить на законодательном уровне.

Источник


 

Возврат к списку

Отправить статью

Для получения доступа к Обзорам судебной практики по налоговым спорам необходимо оформить подписку.

Год

30000 рублей + НДС

Подписаться
Я уже подписчик

Необходимо авторизоваться чтобы получить доступ

Авторизоваться

По вопросам подписки обращайтесь, пожалуйста, к Маргарите Завязочниковой
E-mail: m.zavyazochnikova@pgplaw.ru
Nел. +7 (495) 767 00 07

28.09.2022
Александр Виноградов в «Топ 100 директоров по персоналу»
28.09.2022
Елена Соколовская выступила на Антимонопольном форуме 2022
15.09.2022
Внесудебное урегулирование спора между двумя клиентами компании
15.09.2022
Сайт «Пепеляев Групп» признан лучшим среди российских юридических фирм
07.09.2022
Наталья Присекина рассказала на ВЭФ о Международном коммерческом арбитражном суд...
07.09.2022
«Пепеляев Групп» оказала правовую поддержку АО «КТК-Р» в ходе судебного разбират...
02.09.2022
Усиление IP-практики «Пепеляев Групп»
29.08.2022
Юристы «Пепеляев Групп» провели семинар для корейского бизнеса во Владивостоке