Закрыть
Поиск по сайту
Закрыть

Возмещение судебных издержек: о чем умолчал конституционный суд?

01.03.2016
12 мин.
на чтение

В одном из дел Конституционный Суд РФ затронул институт взыскания судебных издержек в контексте процедуры рассмотрения частных апелляционных жалоб на определения суда первой инстанции без вызова сторон спора. Какими инструментами сегодня вооружены суды при оценке разумного предела возмещаемых судебных расходов налогоплательщика?

Постановление КС РФ от 20.10.2015 № 27-П «По делу о проверке конституционности части третьей статьи 333 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан А.И. Карабанова и В.А. Мартынова» (далее – Постановление № 27-П).

Необязательность личного присутствия


Предметом судебного рассмотрения стала ст. 333 ГПК РФ. Заявители не согласились с конституционностью этой нормы, позволившей судам общей юрисдикции рассмотреть их частные апелляционные жалобы на определения судов первой инстанции по вопросу взыскания с них судебных издержек без их вызова в суд.

КС РФ не обнаружил в таком применении обжалованной нормы нарушения конституционных прав граждан. Однако аргументация суда пространна и неубедительна. Начиная с тезиса о производности определений о взыскании судебных расходов и намека на несложность решения этой судебной задачи. В итоге КС РФ предлагает самому апелляционному суду решать, нужно ли ему вызывать участников судебного процесса.

Особое мнение судьи КС РФ Геннадия Жилина более аргументированно. Он полагает, что:

  • КС РФ в очередной раз столкнулся с недостатком правового регулирования апелляционного судебного процесса, не имеющего разумного правового объяснения;

  • природа подобных споров материально-правовая, и именно материально-правовой интерес преследуют заявители в других делах, по которым апелляционное обжалование носит вызывной характер (например, об отмене решения третейского суда или о выдаче исполнительного листа по такому решению);

  • суд обязан разрешить поставленный заявителем вопрос о взыскании с проигравшей стороны судебных расходов и изложить соответствующие доводы, подтвержденные ссылкой на доказательства с раскрытием их содержания в мотивировочной части судебного акта. Этот судебный акт может иметь различные процессуальные формы: решение, дополнительное решение, определение;

  • не должно быть существенных процессуальных различий в апелляционном оспаривании различных по форме, но одинаковых по сути судебных актов.

Вывод судьи Жилина однозначен: «Скорее всего <…> законодатель упустил из виду специфику определений о распределении судебных расходов, не включив их в перечень проверяемых судом апелляционной инстанции с извещением лиц, участвующих в деле. Это законодательное упущение, восполнения которого требует сама логика и целевая направленность названной нормы».

Здесь можно было бы поставить точку, считая полемику законченной. Но заочная дискуссия cуда и судьи КC РФ выявила проблему не только законодательного упущения, но и квалификации этой категории дел как несложной. Именно это позволяет судам проводить апелляционное разбирательство без вызова сторон.

О сложности спора


Вопрос о распределении судебных расходов сторон в большинстве случаев конфликтен, его разрешение судом – почти всегда результат рассмотрения спора сторон о размере возмещаемых расходов. Активность сторон при этом не уступает их активности по основному делу, поскольку речь идет о судьбе части их имущества. В налоговых спорах, например, налоговые инспекции порой проявляют больше энтузиазма, когда защищают собственные денежные средства, а не потери бюджетов всех уровней.

Да и сам КС РФ в Постановлении № 27-П признает, что решение вопроса о распределении судебных издержек зависит от активной доказательной позиции сторон. Ведь выводы суда о присужденной сумме должны быть основаны на представленных сторонами доказательствах, в т. ч. документах. Следуя логике КС РФ, суд должен решить массу вопросов: «…проверить, фактически ли понесены заявленные судебные расходы в том объеме, который предъявлен к возмещению, оценить их на предмет их связи с рассмотрением дела, необходимости, оправданности и разумности, оценить возможные процессуальные злоупотребления сторон спора, установить баланс между правами лиц, участвующих в деле».

Вряд ли такой объем судебной работы может говорить о сугубо техническом правосудии. Как указал КС РФ, выводы суда о присужденной сумме судебных издержек имеют в известной степени оценочный характер. Но для любой оценки нужна шкала, мера, критерии.

О разумности возмещаемых расходов


ВАС РФ неоднократно пытался разъяснить вопросы применения ч. 2 ст. 110 АПК РФ:

  • в информационных письмах (п. 20 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 13.08.2004 № 82 (далее – Письмо № 82), п. 12 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 22.12.2005 № 99, Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 05.12.2007 № 121 (далее – Письмо № 121));

  • с 2008 г. в постановлениях Президиума ВАС РФ по конкретным налоговым делам, на ежегодной основе (постановления Президиума ВАС РФ от 29.05.2008 № 18118/07, от 09.04.2009 № 6284/07, от 25.05.2010 № 100/10, от 15.03.2012 № 16067).

Однако ему так и не удалось завершить начатое. Критерии разумности возмещаемых судебных расходов, сформулированные в п. 20 Письма № 82, оказались непригодными для применения судами:

  • нормы расходов на служебные командировки, закрепленные правовыми актами, не могут быть применены, т. к. не установлены для коммерческих организаций;

  • стоимость экономных транспортных услуг сложно определить, т. к. не всякий недорогой транспорт подходит для эффективного судебного представительства;

  • время, которое мог бы затратить на подготовку материалов квалифицированный специалист, нормативно не определено; зачастую расценки юридических услуг не предусматривают почасовой оплаты работы специалиста;

  • региональную стоимость оплаты услуг адвокатов не всегда можно считать сложившейся. В Москве цена адвокатских услуг значительно колеблется и зависит от места работы адвоката, его специализации, квалификации, опыта и других рыночных условий;

  • сведения статистических органов о ценах на рынке юридических услуг неприменимы в связи с отсутствием статистического учета цен юридических услуг;

  • продолжительность рассмотрения не всегда обусловлена сложностью дела, а сложность дела зачастую оценивается судом с точки зрения собственных трудозатрат.

Кроме того, бремя доказывания в разных письмах распределяется по-разному. В пункте 20 Письма № 82 указано, что доказательства, подтверждающие разумность расходов на оплату услуг представителя, должна представить сторона, требующая их возмещения. При этом в п. 3 Письма № 121 сказано, что на заявителе лежит бремя доказывания только факта и размера выплаты, а на другой стороне – право доказывать ее чрезмерность. Несмотря на такое явное противоречие, оба письма применяются в судебной практике на паритетных началах.

Проблему толкования ч. 2 ст. 110 АПК РФ усугубляет то обстоятельство, что с ликвидацией ВАС РФ арбитражные суды лишились правовых ориентиров в единообразном понимании и применении данной нормы. Разъяснения по вопросам применения законов и иных нормативных правовых актов арбитражными судами, данные Пленумом ВАС РФ, сохраняют свою силу до принятия соответствующих решений Пленумом ВС РФ. В то же время по АПК РФ информационные письма и постановления Президиума ВАС РФ не являются обязательными для применения арбитражными судами, рассматривающими аналогичное дело. Постановлений Пленума ВАС РФ о взыскании судебных расходов в порядке ч. 2 ст. 110 АПК РФ принято не было.

ВС РФ не вынес ни одного Постановления Президиума или информационного письма, разъясняющего порядок применения арбитражными судами ч. 2 ст. 110 АПК РФ, ни до, ни после ликвидации ВАС РФ. В итоге сейчас нет общеобязательных правовых позиций судов, позволяющих единообразно истолковать и применить ч. 2 ст. 110 АПК РФ.

История высказываний КС РФ о судебных издержках


КС РФ в деле об обжаловании ст. 15, 16, 1069 ГК РФ заключил, что законное возмещение налоговым органом судебных расходов, понесенных на восстановление нарушенного права налогоплательщика, обеспечивает реализацию следующих конституционных норм и принципов (Определение КС РФ от 20.02.2002 № 22-О):

  • законной охраны права частной собственности (ч. 1 ст. 35 Конституции РФ);

  • гарантии права на получение квалифицированной юридической помощи (ч. 1 ст. 48 Конституции РФ);

  • права на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц (ст. 53 Конституции РФ).

Следовательно, даже частичный отказ суда от возмещения таких судебных расходов налогоплательщика ограничивает реализацию этих принципов. С учетом их конституционной значимости подобное ограничение должно быть конституционно обоснованным.

Принцип недопустимости сокращения конституционных гарантий государства, ограничения прав и свобод граждан провозглашен в ч. 3 ст. 56 Конституции РФ. Конституционные права человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства (ч. 3 ст. 55 Конституции РФ). Произвольное снижение суммы возмещаемых судебных издержек судом – это одностороннее сокращение государством объема принятых на себя конституционных обязательств, что в правовом государстве недопустимо (ст. 1 Конституции РФ).

Позже КС РФ пришел к выводу, что ограничение, установленное в спорной норме АПК РФ, призвано защитить права и законные интересы других участников судебного процесса (определения КС РФ от 21.12.2004 № 454-О и от 20.10.2005 № 355-О) (далее – определения № 454-О, № 355-О). Право суда снижать размер стоимости услуг представителей позволяет соблюсти баланс процессуальных прав и обязанностей сторон и требование ч. 3 ст. 17 Конституции РФ (осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц).

Очевидно, что КС РФ защищал права проигравшей, но более слабой стороны процесса. Вряд ли имелся в виду государственный орган, обладающий по сравнению с оппонентом административными, квалификационными и финансовыми преимуществами, знанием и опытом применения налогового законодательства, правом его разъяснения налогоплательщику.

Юридическое равенство и правовая определенность


Эти конституционные принципы неоднократно защищались КС РФ (постановления КС РФ от 20.04.2009 № 7-П, от 06.12.2011 № 27-П, от 29.06.2012 № 16-П, от 14.05.2013 № 9-П и от 31.03.2015 № 6-П). В совокупности ч. 1 ст. 19 и ч. 1 ст. 120 Конституции РФ означают, что любое лицо вправе рассчитывать, что судебное решение по его делу будет таким же, как и у другого лица в полностью аналогичной правовой ситуации.

В Определении № 454-О КС РФ провозгласил (а в Определении № 355-О повторил) правовую позицию о том, что, вынося мотивированное решение об изменении размера сумм, взыскиваемых в возмещение соответствующих расходов, суд не вправе уменьшать его произвольно.

Каких-либо значимых критериев или правовых ориентиров для определения разумных пределов возмещаемых судебных расходов на оплату услуг представителя КС РФ не назвал.

Практика применения судами п. 2 ст. 110 АПК РФ показывает, что налогоплательщики, обращаясь в суд с требованием о возмещении судебных издержек, не имеют никакой правовой определенности по поводу «разумного» размера, устанавливаемого судом в итоге. Это нарушает принцип правомерных ожиданий добросовестных лиц, также защищаемый КС РФ (Постановление КС РФ от 27.10.2015 № 28-П).

Даже когда исполнителем юридических услуг и представителем различных налогоплательщиков в суде выступает одна и та же юридическая фирма с постоянными ставками сотрудников, одинаковыми принципами ценообразования (нет гонорара успеха, цена равняется ставке сотрудников, умноженной на время работы над проектом) и стандартной отчетностью, размер ее «разумных» гонораров, определенный судом для взыскания с налоговиков, не является одинаковым, стабильным и предсказуемым для налогоплательщика.

Как правило, суды присуждают к взысканию наименьший размер потенциальных судебных расходов, информация о которых имеется в деле, либо сумму, с которой соглашается проигравшая сторона.

Алгоритм определения «разумных пределов»


Поведение налогоплательщика, заявившего потраченные им на судебную защиту от неправомерных действий налоговиков суммы к возмещению за счет правонарушителя, судами должно презюмироваться как добросовестное и разумное. Частные проявления этой презумпции можно увидеть в ч. 3 ст. 1 и ч. 5 ст. 10 ГК РФ, ст. 40 и 108 НК РФ, Постановлении Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 № 53, ч. 2 ст. 41 и ст. 200 АПК РФ.

В силу конституционного принципа свободы экономической деятельности налогоплательщик осуществляет ее самостоятельно на свой риск и вправе самостоятельно и единолично оценивать ее эффективность и целесообразность (Определение КС РФ от 04.06.2007 № 366-О-П).

По мнению КС РФ, судебный контроль не призван проверять экономическую целесообразность решений, принимаемых субъектами предпринимательской деятельности, которые в сфере бизнеса обладают самостоятельностью и широкой дискрецией. В силу рискового характера такой деятельности существуют объективные пределы в возможностях судов выявлять в ней деловые просчеты (Постановление КС РФ от 24.02.2004 № 3-П).

Разумность потраченных на представителя сумм следует оценивать сквозь призму разумности его выбора с учетом его квалификации, специализации, опыта, рыночности цены услуг, а также деловой репутации. При этом необходимо устанавливать соответствие заявленных расходов рыночным в конкретном сегменте рынка (к примеру, налоговые споры). А выбирая контрагента, нужно оценивать не только условия сделки и их коммерческую привлекательность, но и деловую репутацию (Постановление Президиума ВАС РФ от 25.05.2010 № 15658/09).

Суды должны учитывать как доступность для заказчика, так и достоверность рекламной информации о юридических услугах. Так, стоит критично отнестись к ценам юридических услуг, гарантирующих стопроцентную победу в суде при стоимости «от 100 рублей и выше».

Есть смысл признать разумным выбор налогоплательщика, основанный на успешном предыдущем опыте сотрудничества с юридической фирмой или на рекомендациях экспертов. В частности, специально для иностранных налогоплательщиков издается ежегодный справочник Legal 500 со списком рекомендуемых поставщиков юридических услуг.

Можно также поддержать налогоплательщиков, проявивших при выборе контрагента налоговую осторожность и избравших исполнителя с лучшим индексом должной осмотрительности по шкале СПАРК.

Судам важно понимать, что на момент начала спора налогоплательщик (сторона, принимающая решение о выборе судебного представителя) находится в ситуации неопределенности по поводу результата спора. В связи с этим при выборе представителя он может ориентироваться на ограниченный круг обстоятельств: доступность исполнителя, его квалификация и опыт, деловая репутация, налоговая добросовестность, цена и качество его услуг.

Заявление к возмещению с ответчика судебных издержек в завышенном размере с целью причинения ему необоснованного материального ущерба – суть процессуального злоупотребления стороной арбитражного процесса. Это влечет неблагоприятные последствия, предусмотренные ч. 3 ст. 111 АПК РФ (ч. 2 ст. 41 АПК РФ). По заявлению лица, участвующего в деле, на которое возлагается возмещение судебных расходов, арбитражный суд вправе уменьшить размер возмещения, если лицо представит доказательства их чрезмерности.

Конституционные цели ст. 333 ГК РФ те же, что и у ст. 110 АПК РФ – соблюдение баланса между применяемой к нарушителю мерой ответственности и размером действительного ущерба, причиненного в результате конкретного правонарушения (Определение КС РФ от 25.01.2012 № 203-О-О).

Соразмерность неустойки последствиям нарушения обязательства предполагается. Опровергнуть ее можно лишь по заявлению ответчика. При этом ответчик должен представить доказательства явной несоразмерности неустойки последствиям нарушения обязательств (п. 1 Постановления Пленума ВАС РФ от 22.12.2011 № 81). А значит, при возмещении налогоплательщику судебных расходов на представителя бремя доказывания чрезмерности заявленных сумм должно лежать на налоговом органе.

Что касается возможности злоупотребления стороной арбитражного налогового спора, то его пресечение предусматривает налоговое законодательство и практика его применения.

Так, все ненормативные акты налогового органа подлежат обязательному досудебному апелляционному обжалованию в вышестоящий налоговый орган (п. 2 ст. 138 НК РФ). Следовательно, у налоговиков есть законная возможность избежать уплаты крупных сумм судебных издержек налогоплательщика по заведомо несложному и проигрышному спору – удовлетворить обоснованную, а потому подлежащую безусловному удовлетворению апелляционную жалобу налогоплательщика.

Если же сторона налогового спора не реализовала свое право разрешить конфликт на досудебной стадии, судебная практика ориентируется на то, чтобы взыскивать с нее судебные издержки как с лица, злоупотребившего своими правами (п. 67 и 78 Постановления Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 № 57).

В соответствии с правовой позицией по делу «“Победа вкуса” против общества “Страховая группа “УралСиб”» когда ответчик, будучи профессионалом в области спорных правоотношений, возражает против взыскания с него судебных издержек истца в полном объеме, ссылаясь на отсутствие сложности и однозначную практику, это подтверждает отсутствие у него неопределенности по поводу обязанности исполнить требования истца. А это говорит о том, что у него нет достойного защиты интереса в снижении размера судебных расходов по критерию сложности рассматриваемого дела (Постановление Президиума ВАС РФ от 15.10.2013 № 16416/11).

Формирование позиции КС РФ по этим актуальным для налогоплательщика вопросам сделало бы судебную практику возмещения судебных издержек по итогам налоговых споров предсказуемой и перевело бы их в разряд несложных, позволяющих апелляционной инстанции рассматривать их без вызова сторон.

Возврат к списку

Для получения доступа к Обзорам судебной практики по налоговым спорам необходимо оформить подписку.

Год

30000 рублей + НДС

Подписаться
Я уже подписчик

Необходимо авторизоваться чтобы получить доступ

Авторизоваться

По вопросам подписки обращайтесь, пожалуйста, к Маргарите Завязочниковой
E-mail: m.zavyazochnikova@pgplaw.ru
Nел. +7 (495) 767 00 07

18.10.2021
Конституционный Суд РФ принял жалобу, подготовленную специалистами «Пепеляев Гру...
01.10.2021
Константин Шарловский принял участие в Партнеринге «Лекарства России – к междисц...
17.09.2021
Юристы «Пепеляев Групп» успешно защитили интересы пациентки в суде по делу, связ...
26.08.2021
Александр Кузнецов – автор монографии «Реорганизация хозяйственных обществ: граж...
19.08.2021
«Пепеляев Групп» усиливает судебную практику в сфере корпоративных споров
28.07.2021
«Пепеляев Групп» усиливает свои позиции в области энергетики
28.07.2021
Рекомендации от ФПА РФ: как обезопасить себя от действий мошенников, прикрывающи...
18.06.2021
Прецедентный проект «Пепеляев Групп»: Верховный Суд впервые рассмотрел дело о во...

Вход | Регистрация

E-mail

Click here to subscribe our English newsletters