Загрузка...
28.02.2011
4 мин. на чтение

Из интернета — в кассу

Закон о Национальной платежной системе, разработанный при участии Министерства финансов, Центробанка, Федеральной службы по финансовому мониторингу (ФСФМ) и провайдеров услуг, скоро будет принят во втором чтении, но жаркие споры вокруг него не умолкают. При этом никто из участников дискуссии не сомневается в том, что изменения в этой сфере необходимы. «Положительным моментом является сама инициатива государства урегулировать рынок электронной торговли, оборота электронных денег и осуществления электронных платежей, — утверждает Наталья Иващенко, руководитель телекоммуникационной группы юридической компании «Пепеляев Групп». — В настоящее время в условиях развития электронных расчетов, мобильной коммерции, интернет-торговли появление закона, регулирующего отношения на соответствующем рынке, просто необходимо. На законодательном уровне требуется определить статус субъектов данного рынка, их права и обязанности, решить вопросы контроля и ответственности, а также создать механизм, препятствующий отмыванию денег через электронные платежные системы».

Споры разгорелись вокруг главного положения нового закона, согласно которому Банк России будет осуществлять контроль и надзор за деятельностью всех операторов по переводу денежных средств. Правильность такого порядка у многих вызывает сомнения. «С одной стороны, вполне понятно, что если определенная сфера отношений получает свое правовое регулирование, то должен быть механизм контроля за соблюдением правил, — говорит Наталья Иващенко. — Но такой механизм контроля и дополнительно введенные обязательства для игроков не должны тормозить развитие рынка электронных платежей. Регулирование, предусмотренное в законопроекте, идет по пути инкорпорирования электронных расчетных систем в банковское регулирование. Это ставит операторов электронных платежей примерно в равные условия с банками. В частности, операторам придется получать лицензию небанковской кредитной организации, соблюдать нормативы Банка России, включая норматив по стоимости чистых активов компании, и резервировать существенные суммы на счетах в качестве обеспечительных мер». Все это, по мнению противников законопроекта, резко сужает круг компаний, способных работать на рынке электронной торговли.

Чтобы разобраться в обоснованности этих опасений, прежде всего необходимо отметить, что распространение платежных терминалов — это чисто российский феномен: в развитых странах они практически отсутствуют, поскольку соответствующие функции там выполняют многофункциональные банкоматы и интернет-платежи по пластиковым картам. Поэтому наши сети платежных терминалов аналитики склонны рассматривать как переходный этап к повсеместным безналичным расчетам.

Иными словами, терминалы рано или поздно станут частью банковской системы. Для этого имеются совершенно объективные причины. Одна из них — периодически активизирующаяся борьба властей с обналичиванием денег. ФСФМ долго возмущалась существованием в России никем не контролируемого рынка электронных платежей. 1 апреля 2010 года вступил в действие закон «О деятельности по приему платежей физических лиц, осуществляемой платежными агентами», который предписал оборудовать все «небанковские» терминалы контрольно-кассовыми устройствами. Это, с одной стороны, потребовало от операторов платежных терминалов дополнительных затрат, с другой — сделало их объектом регулярных проверок со стороны Финмониторинга, налоговых служб и прочих надзорных органов. Операторы электронных платежей, заблаговременно озаботившиеся получением лицензии небанковской кредитной организации, этих проблем избежали.

Кроме административных стимулов для перехода операторов платежных терминалов в банковское правовое поле существуют и чисто рыночные причины. Сегодня основную долю платежей через терминалы (официальной статистики нет, но, по оценкам, это 80%) составляет оплата услуг интернета и мобильной связи, а самым быстрорастущим сегментом платежного рынка является погашение банковских кредитов через терминалы, и, по прогнозам, в ближайшие годы эта тенденция сохранится. Именно поэтому развитием собственных сетей платежных терминалов занялись многие российские банки, начиная со Сбербанка. «Одна из тенденций сегодняшнего рынка — расширение взаимодействия между банками и электронными платежными системами, — отмечает PR-директор группы QIWI Александра Высочкина. — Еще несколько лет назад это сотрудничество заключалось в основном в использовании банками услуг платежных систем для организации приема платежей от клиентов. Сегодня существует гораздо больше активно развивающихся видов сотрудничества: погашение банковских кредитов через платежные терминалы и с помощью электронных денег, онлайн-пополнение банковских карт через терминалы и интернет, оплата широкого перечня услуг с банковских карт, зарегистрированных в электронных платежных системах, и многие другие. Важным этапом развития взаимодействия между банками и электронными платежными системами можно считать начало сотрудничества Сбербанка и ВТБ с системами интернет-платежей». Понятно, что в таком контексте включение платежных терминалов в банковское правовое поле является более чем оправданным.

Панические же разговоры о том, что госбанки в союзе с ЦБ отберут бизнес у небольших компаний — операторов платежных терминалов, не вполне объяснимы. Компания, которая занималась развитием своей терминальной сети, может продолжать арендовать терминалы, проводить их техническое обслуживание — выполнять ту работу, которая для банка является непрофильной и которую кредитной организации выгоднее отдать на аутсорсинг. Таким образом, бизнес платежных терминалов остается по-прежнему привлекательным для малых предприятий и для тех, кто уже сделал в него инвестиции: они могут вернуть свои вложения, продавая терминалы или сдавая их в аренду банкам и получая доходы от технической поддержки. В этом смысле новый закон большой угрозы для российских компаний не несет.

Но есть в законопроекте о Национальной платежной системе другой опасный момент: требование идентификации физического лица, оплачивающего товары, работы или услуги на сумму свыше 15 тыс. рублей. Для идентификации человеку необходимо будет явиться в офис оператора и заключить договор. Помимо этого законопроект предусматривает ограничение на уровне 100 тыс. рублей платежа через электронную систему — более крупные суммы можно будет заплатить исключительно через банки. «Любое сокращение предельной суммы анонимного платежа — это минус для электронной торговли, — отмечает Михаил Осин, директор по связям с общественностью интернет-магазина OZON.ru. — Для магазинов, продающих товары, это не так страшно, поскольку покупатель может заплатить наличными курьеру, что, собственно, и происходит в большинстве случаев. Но для продавцов услуг или контента это может стать проблемой. Например, в нашем интернет-магазине путешествий основная часть заказов оплачивается по безналичному расчету, а сумма чека может быть выше предлагаемых ограничений».


Если Вы заметили ошибку или опечатку, выделите ее и нажмите CTRL+Q

Вас также может заинтересовать

skill

05.04.2024

Мотивированное мнение – ненормативный акт, который можно обжаловать в суде? Евгений Леонов

Из ролика вы узнаете о возможности признания мотивированного мнения ненормативным правовым актом, подлежащим судебному обжалованию.

Смотреть

27.05.2024

Телекоммуникации, медиа, IT. Дайджест за 17 апреля – 27 мая 2024 г.

Главные новости: Глава Счетной палаты объявил о завершении моратория на проверку ИТ-компаний; Иностранные интернет-компании...

16.04.2024

Телекоммуникации, медиа, IT. Дайджест за 23 марта – 16 апреля 2024 г.

Главные новости: Количество судебных разбирательств вокруг использования ИИ выросло; подписан закон о недискриминационном...

25.03.2024

Телекоммуникации, медиа, IT. Дайджест за 31 января – 22 марта 2024 г.

Главные новости: Правительство отменило мораторий на антимонопольные проверки ИТ-компаний; Роскомнадзор предложил...

27.02.2024

Интервью с Натальей Коваленко - партнером компании «Пепеляев Групп»

Интервью с партнером компании «Пепеляев Групп» Натальей Коваленко