Загрузка...

Экологические платежи: симуляция бережного отношения к природе

Плата за загрязнение окружающей природной среды превращается из тонкого механизма, стимулирующего бережное отношение к природе, в банальный фискальный инструмент, отмечает в своей колонке управляющий партнер «Пепеляев Групп» Сергей Пепеляев. 

Экологические проблемы давно перешли в разряд ключевых для большинства государств мира. Их решают не только административными инструментами: установлением квот на выбросы, увеличением штрафов и введения уголовного наказания за загрязнения; но и различными социальными программами, продвигающими «зеленый» подход к природе и организации быта. Еще одним важным инструментом решения экологических проблем является развитие различных мер, стимулирующих природопользователей к экологически ответственному поведению.

Одним из таких правовых инструментов заботы о природе являются природоресурсные платежи, стимулирующие бизнес бережно относиться к природе. При поверхностном взгляде может показаться, что платежи за загрязнения окружающей среды имеют возмездный характер: пользуешься адсорбционными возможностями природы — плати за это. Но государство не торгует окружающей средой, не предоставляет ее загрязнителям за плату.

Известный принцип «загрязнитель платит» — это лишь идея, что расходы на экологические программы должны нести не все налогоплательщики, а только те, кто вызвал необходимость этих программ. Таким образом, этот принцип внедряется в законодательство не только для решения экологических задач, но и для создания равных экономических условий деятельности всех субъектов рынка. В интересах соблюдения начал конкуренции государство не должно финансировать за счет общих налогов мероприятия, необходимость которых вызвана деятельностью предприятий, которые причиняют природе вред. Соответственно, платежи за загрязнение должны соответствовать двум основным критериям.

Во-первых, поступившие средства должны расходоваться целевым образом на экологические программы.

Во-вторых, порядок расчета платежей должен учитывать инвестиции самого плательщика в промышленную экологию. Общество в большей степени заинтересовано в избежании вредного воздействия на природу, чем в ликвидации его последствий.

Поэтому различные льготы, предусматривающие сокращение размеров платежей на суммы затрат на технологические и другие природоохранные новшества — неотъемлемая часть правового состава этих платежей. Это не факультативный элемент, которого могло бы и не быть. Напротив, и сам платеж, и льгота установлены именно для того, чтобы подтолкнуть природопользователей к совершению таких затрат.

Проблема в том, что оба указанных критерия в России не выполняются. Средства от взимания платы за загрязнение обезличиваются в региональных и местных бюджетах и расходуются на что угодно. Региональным властям выгодны экономические загрязнения: больше выбросов — больше сборов.

Федеральная служба по надзору в сфере природопользования в отношении платы за негативное воздействие на окружающую среду отчитывается по двум показателям: сообщает о выполнении плана по сбору платы (в 2015 году был перевыполнен на 15%); подсчитывает «прямой экономический эффект» путем сравнения расходов Росприродонадзора на контрольно-надзорную деятельность и прямых поступлений в бюджет (в 2015 году расходы составили 1,1 млрд. рублей, а поступления — 29, 1 млрд. рублей).

Эти показатели определяют приоритеты в деятельности природоохранного ведомства в отношении платежей: поступлений должно быть как можно больше.

Отсюда и «закручивание гаек» в отношении сокращения размеров платы на сумму природоохранных инвестиций.

Они оказались не нужными властям: мало того, что прямо сокращают доходы бюджета, еще и подрывают базу будущих доходов (ведут к снижению выбросов и сбросов).

Невозможность или крайние затруднения зачета расходов природоохранного назначения можно оценивать как неэффективность платежа в целом, который утрачивает свое основное назначение — стимулирующее — и становится банальным фискальным обременением. Существует 15 бюрократических процедур, опосредующих получение зачета инвестиций природоохранного назначения. В результате такой бюрократии зачет фактически израсходованных сумм на природоохранные мероприятия становится возможным только через 5-6 лет.

Лишь немногие компании активно защищают свои права (и права всего общества на здоровую окружающую среду) в судах. Абсолютное большинство природопользователей в этой ситуации предпочитают либо вообще не обращаться за возмещением расходов на экологические программы, либо сводят эти расходы к минимуму, необходимому для избежания роста платежей за сверхнормативные загрязнения.

Источник - Forbes 

Возврат к списку

Отправить статью

Для получения доступа к Обзорам судебной практики по налоговым спорам необходимо оформить подписку.

Год

30000 рублей + НДС

Подписаться
Я уже подписчик

Необходимо авторизоваться чтобы получить доступ

Авторизоваться

По вопросам подписки обращайтесь, пожалуйста, к Маргарите Завязочниковой
E-mail: m.zavyazochnikova@pgplaw.ru
Nел. +7 (495) 767 00 07

05.08.2022
В «Пепеляев Групп» избран новый партнер
28.07.2022
В Центре законодательных инициатив обсудили вопросы совершенствования корпоратив...
27.07.2022
Спор НТЭК и Росрыболовства закончился мировым соглашением при содействии «Пепеля...
04.07.2022
Эксперты «Пепеляев Групп» приняли активное участие в X ПМЮФ
01.07.2022
Репортаж. Сессия на ПМЮФ: Развитие форм и методов налогового контроля
01.07.2022
На сессии ПМЮФ по корпоративному управлению рассказали, что еще необходимо сдела...
01.07.2022
«Пепеляев Групп» и уполномоченный по защите прав предпринимателей в Москве подпи...
30.06.2022
Новый том #Глоссы вышел при поддержке «Пепеляев Групп»