Закрыть
Поиск по сайту
Закрыть

Два-три налоговых прецедента в год // Сможет создавать новый Верховный суд

18.02.2014
5 мин.
на чтение

Налоговые новости последнего времени заставили задуматься, что будет с рассмотрением налоговых дел в надзорной инстанции суда, как будут взиматься налоги с граждан и каким будет порядок уголовного преследования по налоговым нарушениям.

В объединении судов меня волнует надзор. ВАС в порядке надзора за год рассматривал около 500 дел, из которых около 20% составляли налоговые дела. То есть сотня налоговых дел в год. Много это или мало? С учетом того, что отраслей права много, это большой показатель, характеризующий внимание к этому вопросу. Теперь давайте посмотрим, на то, в какой форме предусмотрено существование надзора в объединенном Верховном суде. Там надзорную инстанцию составляет председатель суда и его замы, и предусмотрено, что там надзор Президиум должен заседать не реже одного раза в месяц.

Если арбитражные суды в России за год рассматривают примерно 1 млн 200 тыс. дел, а суды общей юрисдикции - 10 млн, то какая доля в объединенном президиуме придется на экономические и налоговые споры? Предположим, что это будет одна десятая. Соответственно, вместо ста налоговых дел в год в лучшем случае будет рассматриваться десять. Отмечу также, что сейчас президиум ВАС заседает каждую неделю, а президиум нового Верховного суда должен будет заседать не реже одного раза в месяц, то есть не каждую неделю. Получается, что в Верховном суде будет рождаться всего 2-3 налоговых прецедента в год. Отсюда возникнет системная проблема для всего налогового законодательства: кто будет закрывать брешь, которую закрывал ВАС прецедентными решениями? Видимо, опять будет возврат к 90-м годам – к письмам Минфина, инструктивным указаниям Федеральной налоговой службы.

Сейчас для сокращения нагрузки председатель Верховного суда Вячеслав Лебедев предлагает вернуться к обсуждении внесудебных процедур взыскания налогов – в основном в отношении граждан. Статистика показала, что в прошлом году в судах общей юрисдикции в 2,2 раза возросло число рассмотренных дел: было 1,35 млн дел о налогах, стало 3 млн. Особенно эта цифра потрясает в сравнении с тем количеством, которое арбитражные суды рассматривают, - там около 60 тыс. дел в год, а здесь 3 млн. Еще потрясает результативность рассмотрения этих дел: арбитражные суды около 60% дел решают в пользу налогоплательщиков, суды общей юрисдикции 98% дел – в пользу налоговых органов. Это ужасающая или не ужасающая цифра? Я думаю, что не ужасающая, поскольку в судах общей юрисдикции действительно много налоговых дел, в которых спор как таковой отсутствует. Вячеслав Лебедев об этом и говорит, и я считаю, что эти слова правильные. В апелляцию и кассацию попадает минимум таких дел, и это тоже свидетельствует о бесспорности. Граждане и не платят, и не спорят.

Что с этим делать – повысить размер недоимки с граждан, за которой инспекция вправе обращаться в суд, с 1,5 тыс. руб. до 3 тыс. руб.? Мы получим лишь временный эффект, тем более что налог на землю увеличился резко, в следующем году резко увеличится размер на имущество и так далее. А отдавать все суммы на бесспорное взыскание может оказаться опасным в социальном и политическом плане.

Я уже наблюдаю: в Подмосковье налог на землю вырос в 5-6 раз в связи с изменением кадастровой стоимости земли. Получилось примерно 60 тыс. руб. за 15 соток – в том числе для деревенских бабушек и дедушек. И мои соседи разве что на баррикады не выходят, но платить не собираются. И масса же не представляет себе, какие могут быть последствия. Налоговая через год пойдет в суд, затем придут приставы за взысканием этого налога. Во что это выльется? Я не готов сказать.

Законопроект, возвращающий прежний порядок уголовного преследования за налоговые преступления, юристы нашей компании бесспорно отнесли к основным негативным событиям 2013 года (см. здесь). Мне кажется, Следственный комитет России немного слукавил, когда докладывал президенту ситуацию с налоговыми делами. Он доложил это таким образом: в том, что не возбуждаются дела по налоговым преступлениям, виновата ст. 140 УПК, что именно из-за этой нормы такая ситуация. Но если посмотреть статистику Верховного суда, видно, что с начиная с 2008 года число уголовных дел о налоговых преступлениях снижалось ежегодно на тысячу. А в 2011 году, когда вступила в действие обновленная ст. 140 УПК, уголовных дел стало меньше всего на 150-190. У нас эти цифры есть. Они показывают, что проблема – не в ст. 140 УПК. Есть другие причины, по которым снижалась статистика уголовных дел.

Сейчас, после принятия законопроекта в первом чтении, идет поиск компромисса. Бизнес-омбудсмен Борис Титов на днях предложил сохранить ст. 140 УПК в редакции 2011 года в обмен на введение в УК новой статьи о налоговом мошенничестве. С предложением можно согласиться, но только если правильно определить детали. Что понимать под налоговым мошенничеством? Можно четко выделить две ситуации. Первая – это когда налогоплательщик не доплатил что-то в бюджет. Такая ситуация однозначно под налоговое мошенничество попадать не должна – для нее в УК уже есть ст. ст. 198 и 199. А вот ситуацию, когда налогоплательщик получил что-то из бюджета, мошенничеством назвать можно. Я бы сказал, что это мало что меняет: сейчас в подобных случаях и так возбуждаются дела по статье о мошенничестве. Если мы просто четко об этом скажем и четко разграничим составы и полномочия и процедуры возбуждения дел, то, наверное, это будет совершенно правильно. Но не более того!

Если же норма о налоговом мошенничестве будет сформулирована так, что под нее можно будет подвести недоплату налога по любой причине, тоя категорически против. Тогда не будет совершенно никакого различия в юридических составах. В чем предмет преступления, предусмотренного ст.ст. 198 и 199 УК? В обмане налогового органа – сделано неверное заявление, декларация. А в чем предмет мошенничества? Тоже завладение имуществом путем обмана. В чем тогда будет различие между двумя юридическими составами, совершенно непонятно. И поэтому очень опасно, если мы введем такой состав – налоговое мошенничество, - но четко не разграничим составы этих двух преступлений.

При условии четкого разграничения составов процедуры возбуждения уголовных дел могут быть разными. Во-первых, разная их общественная опасность. Не доплатил – это ты ничего не украл у бюджета, ты просто свое не отдал, кровно заработанное. Здесь должна налоговая инспекция сначала сказать, что ее обманули, выступить как квазипотерепевший, и без нее уголовное дело возбудить нельзя. А вот когда получил из бюджета, здесь совсем другая ситуация: ты чужое взял. Здесь, безусловно, степень общественной опасности выше, и здесь может быть возбуждение дела по инициативе Следственного комитета.

Подробнее...

Возврат к списку

Для получения доступа к Обзорам судебной практики по налоговым спорам необходимо оформить подписку.

Год

30000 рублей + НДС

Подписаться
Я уже подписчик

Необходимо авторизоваться чтобы получить доступ

Авторизоваться

По вопросам подписки обращайтесь, пожалуйста, к Маргарите Завязочниковой
E-mail: m.zavyazochnikova@pgplaw.ru
Nел. +7 (495) 767 00 07

18.10.2021
Конституционный Суд РФ принял жалобу, подготовленную специалистами «Пепеляев Гру...
01.10.2021
Константин Шарловский принял участие в Партнеринге «Лекарства России – к междисц...
17.09.2021
Юристы «Пепеляев Групп» успешно защитили интересы пациентки в суде по делу, связ...
26.08.2021
Александр Кузнецов – автор монографии «Реорганизация хозяйственных обществ: граж...
19.08.2021
«Пепеляев Групп» усиливает судебную практику в сфере корпоративных споров
28.07.2021
«Пепеляев Групп» усиливает свои позиции в области энергетики
28.07.2021
Рекомендации от ФПА РФ: как обезопасить себя от действий мошенников, прикрывающи...
18.06.2021
Прецедентный проект «Пепеляев Групп»: Верховный Суд впервые рассмотрел дело о во...

Вход | Регистрация

E-mail

Click here to subscribe our English newsletters