Загрузка...
16.03.2011
5 мин. на чтение

Чья карта будет бита?

Принимается закон о Национальной платежной системе

Один из аргументов, обосновывающих необходимость иметь собственную Национальную платежную систему (НПС), тот, что тогда будет невозможен Сергей Мавроди с его попытками построить новую финансовую пирамиду, используя интернет, электронные деньги, веб-кошельки и прочие современные премудрости.

Тем не менее законопроект об НПС идет туго. И хоть на этой неделе он должен приниматься уже во втором чтении, споры становятся все более ожесточенными. Уж слишком многие интересы задевает НПС.

«Электронные деньги» получают прописку

Заявленная авторами цель НПС — полностью исключить наличные расчеты. Чтобы даже при покупке жвачки в каком-нибудь киоске человек не доставал деньги из кошелька, а использовал электронную карту. Что, однако, выглядит несколько утопичным — даже в развитых странах, где электронные платежи развиваются гораздо дольше, чем у нас, до этого не дошли и такой задачи не ставят.

Однако есть и более реальные и насущные проблемы. Существующее законодательство никак не регулирует формы электронных платежей, возникшие в ходе технического прогресса, что делает беззащитными граждан, а с другой стороны ощутимо тормозит развитие электронных платежей.

 — Положительным моментом является сама инициатива государства урегулировать рынок электронной торговли, оборота электронных денег и осуществления электронных платежей, — отмечает Наталья Иващенко, руководитель телекоммуникационной группы юридической компании «Пепеляев групп». — В условиях развития электронных расчетов, мобильной коммерции, интернет-торговли появление закона, регулирующего отношения на соответствующем рынке, просто необходимо. На законодательном уровне требуется определить статус субъектов данного рынка, их права и обязанности, решить вопросы контроля и ответственности, а также создать механизм, препятствующий отмыванию денег через электронные платежные системы.

А широкое внедрение международных платежных систем уже попахивает утратой финансового суверенитета России, поскольку все платежные операции проходят через зарубеж. Когда екатеринбуржец, получивший карту VISA в местном банке, получающий зарплату здесь и здесь покупающий продукты на неделю, данные о его платеже из магазина в его банк идут через процессинговый центр где-то в США. То есть американцам доступна огромная информация о финансовых процессах в России. А если им вздумается блокировать операции по картам россиян, в стране наступит настоящий финансовый коллапс.

Поэтому вторая редакция закона содержит требование, что к работе в России допускаются лишь те платежные системы, которые имеют процессинговые центры в России. DinerClub и MasterCard, к слову, уже их имеют. Очередь за VISA.

Чтоб не было системных сбоев

Но вот насчет того, какой должна быть НПС, пока договориться не удается. И хоть на этой неделе законопроект должен будет приниматься уже во втором чтении, несть числа утверждениям, что если в силу вступит продвигаемая концепция платежной системы, то это станет катастрофой. Правда, для страны вряд ли, но для некоторых участников рынка «электронных денег» — скорей всего.

Наиболее ожесточенной критике подвергается предложение о создании некого local switch —маршрутизатора, функцией которого будет отделение российских транзакций от международных и направление первых в отечественный процессинговый центр. А это очень дорого. К примеру, в Европе на это было потрачено порядка 500 млн евро. Если же не строить, то, значит, придется либо лишаться бизнеса, либо пользоваться услугами российского процессингового центра. И если учесть, что будущие доходы последнего оцениваются в 4 млрд долларов, то предоставляемые им услуги обойдутся недешево.

К тому же до НПС были и другие претенденты на роль российской платежной системы. Например, Сбербанк с его сберкартой — проект стартовал в 2005 году. И за это время было создано некое подобие национальной платежной системы. И понятно, что Сбербанк заинтересован в соответствии принимаемого закона об НПС уже сделанному им. В достаточной степени похожими на национальные платежные системы являются уже существующие Яндекс-деньги и Webmoney. Они также не сидят сложа руки, а предпринимают определенные усилия по принятию устраивающей их трактовки закона об НПС.

Много нареканий вызывает и положение законопроекта, согласно которому Центробанк будет осуществлять контроль и надзор за деятельностью всех операторов по переводу денежных средств. И здесь возникает конфликт интересов. Ведь ЦБ сам является одним из главных операторов НПС, и кто в этом случае будет осуществлять контроль за его действиями как участника рынка, если по закону за ним закрепляются контрольные функции?

Многим экспертам, в частности упомянутой Н. Иващенко, не нравится, что фактически предлагается инкорпорирование электронных расчетных систем в банковское регулирование. «Это ставит операторов электронных платежей примерно в равные условия с банками, — отмечает эксперт. — В частности, операторам придется получать лицензию небанковской кредитной организации, соблюдать нормативы Банка России, включая норматив по стоимости чистых активов компании, и резервировать существенные суммы на счетах в качестве обеспечительных мер».

Ну а то, что решающую роль в НПС будут играть госбанки, превращает ее в подобие существующих государственных корпораций со всеми присущими последним родовыми болезнями. К примеру, это нежелание привлекать клиентов путем повышения качества услуг или расширения их спектра. Зачем, когда против конкурентов можно использовать административный ресурс? Новый закон об НПС предполагает значительное сокращение числа операторов платежной системы. И надо ожидать, к примеру, что вместо большинства нынешних частных платежных терминалов появятся государственные многофункциональные банкоматы.

Мнения разделились

Хоть и утверждается, что новый закон не приведет к росту цен за «карточные» услуги, но верится в это с трудом. Потому как очевидно, что участникам рынка придется понести значительные расходы, дабы соответствовать требованиям НПС. И понятно, что за это вынудят заплатить клиентов.

Один из наиболее непримиримых критиков законопроекта председатель комитета Госдумы по финансовым рынкам Владислав Резник вообще считает, что без основательной правки закон об НПС может убить «электронные деньги». И результатом может стать перемещение многих сервисов «за пределы России, как принято говорить, в более комфортные юрисдикции». Что, понятное дело, будет способствовать не развитию электронных платежей, а наоборот.

А коллега Резника по Госдуме Анатолий Аксаков, одновременно возглавляющий Ассоциацию региональных банков, уверен, что роль ЦБ в НПС надо поднять еще больше, чем прописано в законопроекте. В противном случае не справиться с финансовыми мошенниками типа С. Мавроди. «Я предлагаю принять поправки для того, чтобы ЦБ мог выпускать нормативные документы, которые в случае возникновения каких-то новых технологий на финансовом рынке позволяли бы регулировать этот рынок», — говорит Аксаков.


Если Вы заметили ошибку или опечатку, выделите ее и нажмите CTRL+Q

Вас также может заинтересовать

skill

03.04.2024

Legal Drinks. Антон Никифоров в гостях у Романа Бевзенко: о карьере, о жизни, о налоговом праве и др

В рамках проекта LEGAL DRINKS Роман Бевзенко берет интервью у Антона Никифорова партнера «Пепеляев Групп».

Смотреть

25.03.2024

Телекоммуникации, медиа, IT. Дайджест за 31 января – 22 марта 2024 г.

Главные новости: Правительство отменило мораторий на антимонопольные проверки ИТ-компаний; Роскомнадзор предложил...

27.02.2024

Интервью с Натальей Коваленко - партнером компании «Пепеляев Групп»

Интервью с партнером компании «Пепеляев Групп» Натальей Коваленко

31.01.2024

Телекоммуникации, медиа, IT. Дайджест за 11–30 января 2024 г.

Главные новости: Правительство утвердило обновленные правила оказания услуг связи; принят законопроект об усилении ...

10.01.2024

Телекоммуникации, медиа, IT. Дайджест за 19 декабря 2023 – 10 января 2024 г.

Главные новости: Операторам ввели оборотные штрафы за неустановленное спецоборудование; правительство поставило ...