Загрузка...

Единый гпк: хотели как лучше…

Реформа судебной системы, связанная с объединением высших судов и созданием единого Верховного Суда РФ явилась лишь прологом к глобальным переменам в сфере судопроизводства. Еще в июне 2014 года, до начала работы ВС РФ,  была создана рабочая группа Комитета по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству ГД ФС РФ по подготовке Концепции развития гражданского судопроизводства и структуры проекта ГПК. 8 декабря 2014 Концепция уже была одобрена решением данного Комитета.

Нельзя не согласиться с тем, что сохранение  имеющихся на сегодняшний день отличий гражданского и арбитражного процессуального законодательства во многих случаях не имеет под собой какого-либо разумного обоснования. Например, отсутствие в арбитражном процесса принципа непрерывности процесса позволяет арбитражным судом рассматривать  в перерыве другие дела, в то время как в гражданском процессе это запрещено. Еще труднее обосновать сохранившуюся в ГПК до сих пор возможность рассмотрения заявления об отводе самим судьей, которому такой отвод заявлен.

Не менее важной предпосылкой унификации процессуального законодательства является то, что в каждой из процессуальных отраслей права появились изменения и даже новые институты, доказавшие свою востребованность, которые могли бы быть использованы в других отраслях. К числу таких, например, относится широкое использование электронного правосудия в арбитражных судах.

Провозглашенные в Концепции цели унификации процессуального законодательства с точки зрения практикующего юриста вызывают только одобрение. Действительно есть необходимость устранить противоречия между двумя отраслями процессуального права, распространить наиболее удачные наработки на весь гражданский процесс, решить такую кардинальную проблему как существование двух кассаций, устранить терминологическую разницу, более четко регламентировать процесс и т.п.

При подготовке Концепции было учтено наличие принятого в первом чтении законопроекта Кодекса административного судопроизводства (далее – «КАС»),  предусматривающего процедуру регулирования административных дел судами общей юрисдикции.  Представляется не самой удачной и половинчатой конструкция, при которой в случае принятия КАС Общая часть нового ГПК должна распространяться и на правоотношения, регулируемые КАС. В то же время, с учетом установленных минимальных сроков разработки Концепции было очевидно, что подготовить проект в части административного процесса практически не реально. Интересно, что создание триединой процессуальной суперотрасли права достаточно давно предлагалось в научной доктрине, и если говорить о едином ГПК, то было бы конечно целесообразно включить в него в полном объеме и положения, регламентирующие и административный процесс.

Предлагаемая структура единого ГПК согласно Концепции состоит из Общей и Особенной частей (всего 7 разделов, 59 глав). Общая часть включает положения, в одинаковой степени применимые ко всем видам и стадиям процесса (виды доказательств, предмет и обязанность доказывания). Специальная часть содержит регулирование особенностей доказывания в различных видах и стадиях процесса, а также при рассмотрении определенных категорий дел. Значительный объем рассматриваемого документа позволяет прокомментировать лишь самые важные и имеющие наибольшее практическое значение  положения  Концепции.

Один из наиболее острых вопросов, волнующих юридическое сообщество – сохранение двух судебных ветвей после принятия единого ГПК. Разработчиками Концепции предлагается практически полностью сохранить обе судебные системы , включая сегодняшнюю структуру судов общей юрисдикции, и арбитражных судов, исходя из «более специальной компетенции» последних.

Не предполагаются какие-то существенные изменения и в правилах разграничения  подведомственности и подсудности споров. Следует отметить попытку авторов проекта регламентировать процессуальные действия судов в ситуациях неочевидной подведомственности  спора на стадии решения вопроса о принятии иска (заявления) к производству и/или выявления неподведомственности спора уже в ходе  рассмотрения дела. В качестве новеллы предлагается использование доктрины эстоппель, ограничивающей  возражения против неподведомственности или неподсудности дела со стороны ответчика моментом первого заявления по существу дела во избежание злоупотреблений процессуальными правами. В случае выявления неподведомственности дела его передача из одного суда в другой будет осуществляться по ходатайству истца во избежание дополнительных издержек, а в отсутствие такого ходатайства исковое заявление подлежит оставлению без рассмотрения для сохранения возможности судебной защиты в рамках единой судебной системы.

На фоне целого ряда прогрессивных новаций некоторым отступлением от ранее сформировавшейся тенденции выглядит предложение о недопустимости рассмотрения международными коммерческими арбитражами и третейскими судами, а также иностранными судами дел, отнесенных к специальной подведомственности арбитражных судов (ст. 33 АПК РФ), если иное не предусмотрено международным договором, ГПК или федеральным законом.

Несомненно, положительной оценки заслуживают предложения авторов Концепции исключить необоснованную терминологическую разницу. В частности, в качестве общего термина, обозначающего решения, определения, постановления, предлагается использовать формулировку «судебные акты», а не «судебные постановления», как это сейчас имеет место в гражданском процессе. Обобщенным по отношению к терминам «суд общей юрисдикции» и «арбитражный суд» будет являться «суд».

К числу общих существенно трансформируемых положений следует отнести регламентацию состава лиц, участвующих в деле и иных участников гражданского судопроизводства, а также их процессуальных прав и обязанностей. В частности, предлагается включить представителя в состав иных участников процесса, предоставить истцу возможность изменения основания и предмета иска и на стадии апелляции.

Недоумение вызывают предложения авторов концепции о предпочтительности ограничительного перечня доказательств со ссылкой на «размывание» их видов. Стремительное развитие технических средств давно показало несостоятельность попыток ограниченного перечня доказательств и угрозу снижения возможности участников процесса защищать свои интересы с использованием появляющихся новых форм доказательств. В то же время, представляется обоснованным предложение о заимствовании опыта Казахстана в регулировании допустимости доказательств, в частности, по включению в процессуальный закон условий, при которых доказательство может быть признано недопустимым (например, получение доказательства от неизвестного источника либо от источника, который не может быть установлен в судебном заседании).

Предлагается  более широкая реализация принципа состязательности в судах общей юрисдикции. В частности, на стороны может быть возложена обязанность обмена документами и раскрытия доказательств, ответчик и в суде общей юрисдикции будет обязан предоставлять отзыв. Напомню, что до настоящего времени бремя направления процессуальных документов сторон в гражданском процессе  возложено на суд, а ответчики в общих судах по своему усмотрению возражения.

К числу имеющих большое практическое значение следует отнести положения Концепции относительно состава и возмещения судебных расходов. Предлагается отнести к числу судебных расходов любые связанные с рассмотрением дела расходы, в том числе, затраты как на досудебном этапе (например, связанные с соблюдением обязательного досудебного порядка разрешения спора и подготовкой позиции для обращения в суд), так и после завершения производства по делу (на стадии исполнительного производства). В качестве единственного исключения, позволяющего снизить сумму судебных расходов, предусматривается только недобросовестность выигравшей дело стороны или ее представителя (например, возможность влиять на условия договора в связи с аффилированностью доверителя и представителя, искусственность понесенных издержек).

Не менее важный и волнующий практикующих юристов вопрос относительно судебных извещений, к сожалению, решается в пользу сложившейся в судах общей юрисдикции практики. В частности, предлагается не рассматривать судебные извещения в качестве судебных актов. Некорректность данной формулировки не позволяет понять, предлагают ли авторы проекта и арбитражным судам перейти на направление неких повесток взамен судебных актов, или просто констатируют, что повестка не является процессуальным документом. Применительно к делам, рассматриваемым судами общей юрисдикции, предлагается по-прежнему не считать надлежащей гарантией норму о соответствующем извещении, если копия судебного акта не вручена в связи с отсутствием адресата по указанному адресу, что на практике приводит к совершенно непрогнозируемому затягиванию рассмотрения споров.

Предлагается сохранить в едином ГПК  институт отказа в принятии иска, однако исключительно для случаев очевидной неподведомственности спора или обращения с заявлением, подлежащим разрешению в ином порядке.

Достаточно существенные изменения предложены в Концепции применительно к  делению видов судопроизводства на исковое и производство по делам из публичных правоотношений. Расширен перечень дел, относящихся к публично-правовым с точки зрения природы тех или иных правоотношений. В частности, приводится перечень федеральных законов, регулирующих публичные правоотношения, споры из которых необходимо рассматривать в соответствующем порядке. Следует отметить, что разработчика проекта не сочли возможным включить в перечень публично-правовых споров дела, связанные с установлением кадастровой стоимости земельных участков, хотя суды общей юрисдикции (в первую очередь, столичного региона) безоговорочно отвергли практику арбитражных судов по рассмотрению таких споров в исковом производстве.

К сожалению, предложенная авторами концепция примирительных процедур в спорах из публично-правовых отношений значительно проигрывает подходу, предложенному в постановлении Пленума ВАС РФ от 18.07.2014 N 50 "О примирении сторон в арбитражном процессе".

К числу наиболее неудачных, на наш взгляд, разделов Концепции, следует отнести раздел, связанный с пересмотром вступивших в законную силу судебных актов.

«Первую» кассацию предлагается осуществлять по принципу «письменного производства» и с введением института приемлемости кассационной жалобы. Иными словами, резко снижается доступность кассационной инстанции, а значит, и гарантии судебной защиты.
 Применительно к надзорной инстанции с сожалением можно отметить сохранение супердискреционных полномочий председателя и заместителей Председателя ВС РФ на инициирование пересмотра судебных актов в порядке надзора. Тем самым, на совершенно не ограниченный период времени сохраняется неопределенность в вопросе легитимности и окончательности принятых нижестоящими судами актов.

Безусловно, Концепция, как справедливо отмечено ее авторами, не является неким монолитом и должна расматриваться, скорее, как призыв к ее обсуждению. Вот только популистский и непрофессиональный подход сторонников разработки и принятия единого ГПК в кратчайшие сроки вызывает опасения: не окажется ли, что хотели как лучше, а получится, как всегда.

Источник

Возврат к списку

Отправить статью

Для получения доступа к Обзорам судебной практики по налоговым спорам необходимо оформить подписку.

Год

30000 рублей + НДС

Подписаться
Я уже подписчик

Необходимо авторизоваться чтобы получить доступ

Авторизоваться

По вопросам подписки обращайтесь, пожалуйста, к Маргарите Завязочниковой
E-mail: m.zavyazochnikova@pgplaw.ru
Nел. +7 (495) 767 00 07

16.05.2022
«Пепеляев Групп» на Петербургском правовом саммите
13.05.2022
Юлия Бороздна покидает «Пепеляев Групп»
29.04.2022
Вадим Зарипов награжден медалью I степени «За заслуги в защите прав и свобод гра...
08.04.2022
Сергей Таут стал соавтором доклада «Искусственный интеллект в профилактике право...
31.03.2022
Дмитрий Зыков покидает «Пепеляев Групп»
22.03.2022
«Пепеляев Групп» и Генеральное консульство Республики Корея подписали договор об...
20.02.2022
Сайт «Пепеляев Групп» принарядился в честь 20-летия компании
19.02.2022
«Пепеляев Групп» сохраняет высокие позиции в рейтинге Chambers Global 2022