Закрыть
Поиск по сайту
Закрыть

Новые правовые позиции в вопросах применения законодательства о хозяйственных обществах

17.02.2020
13 мин.
на чтение

Юридическая компания «Пепеляев Групп» обращает внимание на изменение судебной практики по отдельным вопросам корпоративного законодательства.

25 декабря 2019 г. Президиумом Верховного Суда РФ утвержден «Обзор судебной практики по некоторым вопросам применения законодательства о хозяйственных обществах» (далее – Обзор), формирующий как новые позиции, так и существенно пересматривающий ранее сложившуюся практику применения корпоративного законодательства.

Приведем краткую справку по наиболее важным, на наш взгляд, положениям Обзора.

Выбор альтернативного способа подтверждения решения общего собрания требует обязательного нотариального удостоверения

Напомним, что с 01.09.2014 факт принятия решения общим собранием общества с ограниченной ответственностью и состав присутствовавших при этом участников подлежит подтверждению нотариусом, если альтернативный способ не установлен уставом общества либо единогласным решением всех участников[1]. На практике выбор альтернативного способа подтверждения (при отсутствии такого в уставе) осуществлялся непосредственно на общем собрании принятием соответствующего решения, которое не подтверждалось нотариусом. Такой подход был широко распространен и не вызывал вопросов со стороны органов власти, в том числе при осуществлении регистрационных процедур.

Однако ВС РФ в пункте 2 Обзора выразил позицию о том, что решение общего собрания о выборе альтернативного способа подтверждения требует нотариального удостоверения. Нарушение этого требования влечет ничтожность решения общего собрания[2]. Таким образом, если в уставе общества не предусмотрен альтернативный способ подтверждения, а участники не хотят приглашать нотариуса на каждое общее собрание, необходимо определить то, что все решения общего собрания в дальнейшем будут подтверждаться альтернативным способом (например, подписанием протокола всеми участвующими в собрании участниками) и удостоверить его нотариально. Следует помнить, что новые правила применяются только к решениям общих собраний, принятым после 25.12.2019.[3]

Комментарий ПГ

Позиция ВС РФ хотя и меняет сложившийся подход, остается в русле норм гражданского законодательства. Вместе с тем, новый подход может оказаться неудобным для организаций с иностранными участниками, находящимися вне России[4]. Как показывает наша практика, иностранные нотариусы не осуществляют такого действия как подтверждение факта принятия решения общим собранием и состава присутствовавших на нем участников, значит удостоверительная надпись иностранного нотариуса не будет признаваться в России. Разрешением данной ситуации может быть выдача доверенности представителям иностранных участников в России для участия в общем собрании и удостоверение такого решения (с изменениями устава или выбором альтернативного способа) российским нотариусом.

Решение единственного участника общества с ограниченной ответственностью также требует нотариального удостоверения

Исходя из п. 3 ст. 67.1 Гражданского кодекса РФ (далее также – ГК РФ) о том, что подтверждения требует «принятие общим собранием участников … решения», на практике сложилось мнение, что решения единственного участника хозяйственного общества являются исключением из данного правила[5], вследствие чего норма, направленная на уменьшение случаев фальсификации решений общих собраний (единственного участника), фактически не применялась к хозяйственным обществам с единственным участником.

Комментируя в Обзоре решение нижестоящего суда, ВС РФ подтверждает, что п. 3 ст. 67.1 ГК РФ направлен на уменьшение случаев фальсификаций решений органов управления, закон не содержит исключений для обществ с единственным участником, в связи с чем решения единственного участника общества с ограниченной ответственностью также подлежат нотариальному удостоверению[6].

Комментарий ПГ

Хотя ВС РФ прямо не комментирует применимость этого вывода к непубличным акционерным обществам (решения общих собраний которых должны подтверждаться либо нотариусом, либо регистратором), представляется, что правовая позиция применима к ним в равной мере. Что ж касается публичных акционерных обществ, то с учетом позиции ВС РФ о цели регулирования п. 3 ст. 67.1 ГК РФ, высока вероятность того, что и решения его единственного акционера должны подтверждаться регистратором.

Кроме того, становится актуальным вопрос о выборе альтернативного способа подтверждения для обществ с ограниченной ответственностью (например, простое подписание решения единственным участником). С учетом довода ВС РФ о том, что закон не содержит исключений для обществ с единственным участником, представляется, что выбор альтернативного способа допустим, а решение о таком выборе должно быть удостоверено нотариально (если альтернативный способ не указан в уставе).

Пересмотр практики исключения участника из общества c ограниченной ответственностью

Специфической характеристикой обществ с ограниченной ответственностью является институт исключения участников, который предусматривает возможность участника(-ов) с долей не менее 10% требовать исключения другого участника, грубо нарушающего корпоративные обязанности либо своими действиями (бездействием) делающего невозможной деятельность общества или существенно ее затрудняющего[7].

Как показала судебная практика, исключение участника часто используется не столько как мера защиты интересов участников и общества, а, напротив, как инструмент разрешения корпоративных конфликтов, захвата контроля над обществом. Исходя из этого, исключение участника из общества стало восприниматься как исключительная мера, применение которой допускается только в экстраординарных ситуациях. Суды сформировали позицию, согласно которой исключение участника не может использоваться в качестве инструмента разрешения корпоративного конфликта[8] или при равенстве долей[9] истца и ответчика. Фактически запрещалось исключение участника с долей более 50% в уставном капитале, если устав общества предусматривал возможность выхода из общества[10].

ВС РФ пересмотрел указанные подходы. В пункте 7 Обзора суд подчеркнул, что любому спору об исключении участника из общества присущ корпоративный конфликт – стороны обращаются в суд для его разрешения и, соответственно, этот факт не может ограничивать применение института исключения участника. Равное распределение долей между сторонами корпоративного конфликта также не является основанием для отказа в иске об исключении участника из общества.

Вопреки ранее сложившейся практике, ВС РФ указал, что действующее законодательство не запрещает исключение участника с долей более 50% уставного капитала, но для удовлетворения подобного требования суду должны быть представлены достаточные доказательства возможности продолжения деятельности общества, в случае если будет произведена выплата действительной стоимости доли исключенного участника.

Кроме того, по мнению ВС РФ, исключение участника из общества не является исключительной мерой – она может быть применена вне зависимости от того, могут ли быть последствия действий (бездействия) участника устранены без отрешения нарушителя от управления обществом.

Комментарий ПГ

Новый взгляд на применение института исключения участника, по нашему мнению, должен способствовать эффективному разрешению корпоративных конфликтов и защите прав участников от нарушений других участников, в том числе использующих в ущерб свое преобладающее участие в уставном капитале.

Размер доли участника (акционера) - истца не учитывается при признании решения общего собрания недействительным

В правоприменительной практике сложилась позиция, согласно которой решение общего собрания не признавалось недействительным, если участник (акционер), обжалующий решение, не мог повлиять на результаты голосования и допущенные нарушения являются несущественными[11]. Фактически, суды допускали игнорирование существенных нарушений в отношение миноритариев хозяйственного общества со ссылкой на минимальный размер их участия в обществе.

По мнению ВС РФ, изложенному в пункте 5 Обзора, в соответствии с положениями Закона об акционерных обществах (далее – Закон об АО) об оспаривании решений общего собрания[12] (специальные к соответствующим положениям ГК РФ[13]), обжалуемое решение может быть оставлено в силе только если допущенные нарушения не были существенными. Таким образом, для признания решения недействительным суды должны анализировать не размер участия участника (акционера) - истца, а только свойство допущенных в отношении него нарушений.

Комментарий ПГ

Данная позиция ВС РФ представляется спорной, так как согласно п. 7 ст. 49 Закона об АО для оставления решения собрания в силе должно совокупно наличествовать три основания: «… голосование данного акционера не могло повлиять на результаты голосования, допущенные нарушения не являются существенными и решение не повлекло за собой причинение убытков данному акционеру».

В целом же новый подход ВС РФ должен способствовать улучшению позиции миноритарных участников в российских условиях нераспыленного уставного капитала в хозяйственных обществах. Остается открытым вопрос определения критерия существенности нарушения. В Обзоре в качестве такового названо лишение акционера возможности участвовать в общем собрании, а именно ненаправление уведомления о собрании и бюллетеня для голосования. Но как суды отнесутся, например, к уведомлению с нарушением сроков или неустановленным уставом способом - остается без ответа.

Суд может отказать в признании недействительным ничтожного решения общего собрания, если будет установлена недобросовестность участника - истца

В пункте 14 Обзора ВС РФ описывает дело, в котором суд отказал в признании недействительным ничтожного решения общего собрания. Так, участник общества с ограниченной ответственностью с 60% голосов на общем собрании принял решения об избрании нового директора и приведении устава в соответствие с законом, при том что для принятия таких решений требовалось не менее 2/3 голосов всех участников. Довод другого участника - истца с 40% голосов о ничтожности решения был проигнорирован судом со ссылкой на ст. 10 ГК РФ на том основании, что истец систематически уклонялся от участия в собраниях и принятии необходимых для общества решений, чем заведомо создавал трудности в деятельности общества. ВС РФ указал, что в случае установления недобросовестности участника - истца суд может отказать в признании ничтожного решения собрания недействительным.

При этом, ВС РФ в Обзоре игнорирует вопрос о последствиях для общества спорного решения, принятого без необходимого количества голосов, в связи с чем складывается впечатление будто бы ВС РФ признает за такими решениями юридическую силу.

Комментарий ПГ

Позиция ВС РФ может быть воспринята как допускающая возможность отступления при определенных обстоятельствах от правил о ничтожности решений общих собраний, предусмотренных п. 6 ст. 43 Закона об ООО[14]. Такой подход весьма негативно скажется на гражданском обороте и правоприменительной практике, поскольку ситуация непосещения общих собраний, блокировки принятия существенных решений, к сожалению, является обычной практикой в корпоративном конфликте, когда стороны не могут договориться о кандидатуре директора, условиях бизнеса и т.п. Действующее законодательство предоставляет достаточно инструментов для разрешения корпоративного конфликта, в том числе исключение участника из общества и ликвидация общества. Обсуждаемая позиция ВС РФ, на наш взгляд, открывает возможности для злоупотребления (например, любой участник может принять «необходимые для деятельности общества» решение без оглядки на правила о ничтожности). Более того, обстоятельства дела и мотивировка решения, подтвержденная ВС РФ, может быть положена в дальнейшем в основу игнорирования правил о кворуме общего собрания участников.

Иные позиции касательно недействительности решений общих собраний и сделок общества

(1). Признание недействительным решения общего собрания об увеличении уставного капитала

ВС РФ указал, что решение об увеличении уставного капитала хозяйственного общества за счет внесения дополнительных вкладов всеми участниками может быть признано недействительным, если суд установит, что такое увеличение не обусловлено интересами общества и приводит к уменьшению доли участников, несогласных с увеличением. В качестве интересов общества могут выступать, например, необходимость привлечения значительного объема денежных средств. При этом, должно быть доказано отсутствие иных разумных альтернатив достижения интереса общества без «размытия» доли несогласного участника(-ов).

Комментарий ПГ

Позиция ВС РФ фактически повторяет подход Конституционного Суда РФ[15], согласно которому увеличение уставного капитала общества и «размытие» доли несогласных участников может быть допустимо, если это необходимо для достижения целей деятельности общества, а несогласному с таким решением участнику обеспечены эффективные механизмы защиты его прав.

(2). Признание недействительным решения общего собрания, принятого в интересах нескольких участников (акционеров)

Решение общего собрания участников (акционеров) может быть признано недействительным, если оно принято в ущерб интересам общества и/или участника (акционера) и при этом участник (акционер), повлиявший на принятие решения, действовал исходя из собственной выгоды или имеются иные доказательства его недобросовестности или неразумности (например, заведомая невыгодность одобренной сделки).

ВС РФ посчитал, что решение об одобрении сделки купли-продажи имущества общества по заниженной цене, а также о премировании членов совета директоров противоречат интересам общества и приняты в пользу непосредственно самих участников, голосовавших за его принятие, которые одновременно являются членами совета директоров. Суд признал спорное решение недействительным со ссылкой на статью 10 ГК РФ.

Комментарий ПГ

С учетом того, что на практике достаточно часто принимаются решения в интересах сугубо нескольких участников (акционеров), при том, что оснований для оспаривания таких решений (как-то: нарушение процедуры одобрения) не имеется, позицию ВС РФ можно только приветствовать. Полагаем, что она поможет в борьбе с недобросовестными участниками (акционерами) хозяйственного общества.

(3). Признание недействительной сделки, совершенной в интересах нескольких участников (акционеров)

ВС РФ указывает, что сделка хозяйственного общества может быть признана недействительной даже в случае, если она не причиняет убытков обществу, но не является разумно необходимой обществу, совершена в интересах только части участников (акционеров) и причиняет вред остальным участникам (акционерам), не согласным с ней.

В качестве примера ВС РФ приводит судебное дело об оспаривании договора займа между обществом и одним из его участников, владеющего 60% долей в уставном капитале. Другой участник общества с 40% долей оспорил сделку, сославшись на причинение ею ущерба интересам общества, фактическое распределение прибыли в пользу одного участника и лишение другого участника права на часть прибыли. Суд установил, что договор займа заключен на рыночных условиях, не нарушает интересы общества и потому отказал в удовлетворении иска. Вышестоящий суд указал, что интерес участника является частью интереса общества и потому ущерб интересу общества имеет место, когда сделка хотя и не причиняет ущерб самому обществу, но не является разумно необходимой для него, совершена в интересах только части участников и причиняет неоправданный вред остальным участникам общества, которые не выражали согласие на совершение сделки. Суд признал договор займа с обществом способом вывода средств в пользу одного участника с причинением ущерба другому участнику, так как последний не получал никаких выплат от прибыли общества (в том числе дивиденды).

Комментарий ПГ

Правовая позиция, на наш взгляд, весьма актуальна с учетом того, что ВС РФ признает интересы участника частью интересов общества, что позволит оспаривать сделки, хотя и формально не нарушающие законодательство, но тем не менее существенно игнорирующие интересы миноритариев.

О чем подумать, что сделать

Рекомендуем подробно ознакомиться с правовыми позициями ВС РФ, изложенными в Обзоре, и принять их к сведению при осуществлении текущей деятельности и структурировании отношений с партнерами.

Также представляется важным при наличии разногласий с партнерами по корпорациям проанализировать возможные риски применения ими новых позиций ВС РФ для разрешения конфликтных ситуаций.

Помощь консультантов

Юристы «Пепеляев Групп» обладают обширным опытом консультирования по различным вопросам корпоративного права, в том числе по разрешению корпоративных конфликтов. Мы готовы оказать правовую поддержку при проведении необходимых процедур и разработке документов и будем рады предоставить консультацию по актуальным вопросам.



[1] Подпункт 3 п. 3 ст. 67.1 Гражданского кодекса РФ.

[2] Пункт 107 Постановления Пленума ВС РФ от 23.06.2015 № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации».

[3] Определение ВС РФ от 30.12.2019 по делу № А72-7041/2018.

[4] Если в их уставах или ранее принятыми решениями общего собрания не предусмотрен альтернативный способ подтверждения.

[5] Например, «Обзор судебной практики применения законодательства о юридических лицах (глава 4 Гражданского кодекса РФ)» (утв. Президиумом Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 06.07.2018); Постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 21.03.2017 по делу № А39-3999/2016; Письмо ФНС России от 28.12.2016 № ГД-4-14/25209@ «О направлении «Обзора судебной практики по спорам с участием регистрирующих органов № 4 (2016)»; Письмо Федеральной нотариальной палаты от 01.09.2014 № 2405/03-16-3 «О направлении пособия по удостоверению нотариусом принятия общим собранием участников хозяйственного общества решения и состава участников общества, присутствовавших при его принятии»; Письмо Банка России от 25.11.2015 № 06-52/10054 «О некоторых вопросах применения Федерального закона от 29 июня 2015 г. № 210-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации и признании утратившими силу отдельных положений законодательных актов Российской Федерации».

[6] Правила применяются для решений, принятых после 25.12.2019 г. согласно Определению ВС РФ от 30.12.2019 по делу № А72-7041/2018.

[7] Статья 10 Федерального закона от 08.02.1998 № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью».

[8] Определение Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 08.10.2014 по делу № А06-2044/2013.

[9] Постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 01.09.2015 по делу № А55-27518/2014.

[10] Пункт 11 Информационного письма Президиума Высшего арбитражного суда РФ от 24.05.2012 № 151.

[11] Таковыми признаются, например, нарушения законных интересов как самого участника, так и общества, которые могут привести, в том числе к возникновению убытков, лишению права на получение выгоды от использования имущества общества, ограничению или лишению участника возможности в будущем принимать управленческие решения или осуществлять контроль за деятельностью общества (п. 109 Постановления Пленума ВС РФ от 23.06.2015 № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации»).

[12] Пункт 7 ст. 49 Федерального закона от 26.12.1995 № 208-ФЗ «Об акционерных обществах».

[13] Пункт 4 ст. 181.4 Гражданского кодекса РФ.

[14] Федеральный закон от 08.02.1998 № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью».

[15] Постановление Конституционного Суда РФ от 21.02.2014 № 3-П «По делу о проверке конституционности пункта 1 статьи 19 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» в связи с жалобой общества с ограниченной ответственностью «Фирма Рейтинг».

Возврат к списку

Для получения доступа к Обзорам судебной практики по налоговым спорам необходимо оформить подписку.

Год

30000 рублей + НДС

Подписаться
Я уже подписчик

Необходимо авторизоваться чтобы получить доступ

Авторизоваться

По вопросам подписки обращайтесь, пожалуйста, к Маргарите Завязочниковой
E-mail: m.zavyazochnikova@pgplaw.ru
Nел. +7 (495) 767 00 07

18.10.2021
Конституционный Суд РФ принял жалобу, подготовленную специалистами «Пепеляев Гру...
01.10.2021
Константин Шарловский принял участие в Партнеринге «Лекарства России – к междисц...
17.09.2021
Юристы «Пепеляев Групп» успешно защитили интересы пациентки в суде по делу, связ...
26.08.2021
Александр Кузнецов – автор монографии «Реорганизация хозяйственных обществ: граж...
19.08.2021
«Пепеляев Групп» усиливает судебную практику в сфере корпоративных споров
28.07.2021
«Пепеляев Групп» усиливает свои позиции в области энергетики
28.07.2021
Рекомендации от ФПА РФ: как обезопасить себя от действий мошенников, прикрывающи...
18.06.2021
Прецедентный проект «Пепеляев Групп»: Верховный Суд впервые рассмотрел дело о во...

Вход | Регистрация

E-mail

Click here to subscribe our English newsletters