Закрыть
Поиск по сайту
Закрыть

Обзор судебной практики ВАС РФ по применению законодательства о банкротстве, опубликованной во III квартале 2013 года

09.01.2014
19 мин.
на чтение
Отсутствие регистрации договора долевого
участия в строительстве не препятствует
включению требований участника строительства
в реестр требований о передаче жилых помещений

(постановление Президиума ВАС РФ от 12.03.2013
№ 15510/12 по делу №А71-13368/2008)

В рамках настоящего спора суд первой инстанции вынес определение, оставленное без изменения апелляционным и кассационным судами, об отказе в удовлетворении требований участников строительства, исходя из того, что договоры о долевом участии (инвестировании) не были зарегистрированы в установленном законом порядке.

Президиум ВАС РФ  отменил все состоявшиеся по делу судебные акты, указав, что отсутствие регистрации договора об участии в долевом строительстве не влечет потерю прав на включение в реестр требований должника о передаче жилых помещений. При этом, высший суд исходил из того, что Федеральный закон «Об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости» направлен на приоритетную защиту участников долевого строительства. Позиция нижестоящих судов, посчитавших, что при отсутствии регистрации договора  гражданин не может требовать от застройщика выполнения договора путем передачи оплаченного жилого помещения, не учитывает отмеченной цели Закона.

Как разъяснил ВАС РФ, процедура банкротства застройщика согласно нормам Закона о банкротстве призвана обеспечить соразмерное пропорциональное удовлетворение требований всех участников строительства, имеющих к должнику (застройщику) как требования о передаче жилого помещения, так и денежные требования. Включение при банкротстве застройщика требования участников строительства как в реестр требований кредиторов (в котором учитываются денежные требования), так и в реестр требований о передаче жилых помещений, преследует один и тот же материально-правовой интерес участника строительства – получение соразмерного и пропорционального удовлетворения требований, в связи с чем,  правовое положение участников строительства является равным независимо от того, в какой из двух указанных требований они были включены.

Постановление также содержит разъяснение о том, что признание вышеуказанных требований обоснованными не ставится в зависимость от наличия либо отсутствия у застройщика помещений, подлежащих передаче.

Представляется важным сформулированный Президиумом ВАС РФ подход, согласно которому к рассмотрению требований в деле о банкротстве застройщиков применима следующая правовая позиция, ранее сформулированная в постановлении ВАС РФ от 19.06.2012 № 5761/12: в случае ненадлежащего формирования истцом способа защиты при очевидности преследуемого им материально-правового интереса суд не должен отказывать в иске ввиду неправильного указания норм права, а обязан сам определить, из какого правоотношения спор возник, и какие нормы подлежат применению. Соответственно, даже в случае, если участник строительства при обращении с заявлением о включении требований  в реестр неверно определит категорию требований (денежное или обязательственное) и вид реестра, в который подлежит включению требование, суд обязан сделать это самостоятельно.

С учетом сформулированной в настоящем деле правой позиции, при заявлении участником долевого строительства требований в деле о банкротстве мы рекомендуем исходить не из факта регистрации договора долевого участия или отсутствия такового, а из сложившихся между сторонами правоотношений и наличия оснований для заявления денежных или имущественных требований.

Требование о взыскании вознаграждения арбитражного
управляющего, уступленное по договору цессии, подлежит
рассмотрению в рамках дела о банкротстве

(постановление ВАС РФ от 12.02.2013 №7140/12
по делу № А79-7832/2008)

В рассматриваемом деле конкурсный управляющий уступил Обществу право требования к должнику по выплате вознаграждения. Впоследствии Общество обратилось с заявлением о взыскании вознаграждения с должника в рамках дела о банкротстве.

Суд первой инстанции вынес определение, оставленное без изменения апелляционными и кассационными судами, об оставлении конкретного требования без рассмотрения, ввиду необходимости рассмотрения заявления арбитражного управляющего в  исковом производстве.  

Президиум ВАС РФ отменил решения нижестоящих судов, указав на следующее. В силу ст. 383 ГК РФ не допускается переход прав, неразрывно связанных с личностью кредитора. В соответствии со ст. 388 ГК РФ уступка требования кредитором другому лицу допускается, если она не противоречит закону, иным правовым актам или договору. Также не допускается без согласия должника уступка требования по обязательству, в котором личность кредитора имеет существенное значение для должника. Исходя из характера правоотношений между конкурсным управляющим и должником, личность кредитора в данном случае не имеет значения для должника.

В связи с этим, вывод судов о необходимости рассмотрения требования вне рамок дела о банкротстве противоречит разъяснениям, изложенным в п. 17 постановления Пленума ВАС РФ от 17.12.2009 № 91, согласно которым заявление арбитражного о взыскании расходов по делу о банкротстве с должника или с заявителя подлежит рассмотрению в деле о банкротстве, при предъявлении его в исковом порядке оно подлежит оставлению без рассмотрения в соответствие с п. 4 ст. 148 АПК РФ. В случае непредъявления данного требования при принятии судебного акта по результатам рассмотрения дела о банкротстве, оно может быть предъявлено применительно к ст. 112 АПК РФ в суд, рассматривавший дело о банкротстве. Таким образом рассмотрение заявления вне рамок дела о банкротстве невозможно.

Сделка не может быть признана недействительной, исходя из одного лишь факта предпочтительного погашения долга

(постановление ВАС РФ от 23.04.2013 № 18245/12
по делу №  18245/12)

В рамках дела о банкротстве Общества конкурсный управляющий обратился с заявлением о признании недействительными действий должника по погашению задолженности  ввиду преимущественного удовлетворения требований перед другими кредиторами на основании абз. 5 п. 1 и п. 3 ст. 61.3 Закона о банкротстве.

Суд первой инстанции инстанции отказал в удовлетворении требований конкурсного управляющего, поскольку пришел к выводу, что кредитор не имел доступа к документам, отражающим результаты хозяйственной деятельности должника, и не мог узнать о наличии других кредиторов.

Суд апелляционной инстанции счел, что презумпцию недобросовестности кредитор не опроверг, сославшись на длительный период просрочки по оплате товара, на факт подачи Кредитором заявления о банкротстве должника вскоре после вступления в силу решения о взыскании долга, вместо использования обычной процедуры принудительного исполнения решения в исполнительном производстве.

Суд кассационной инстанции оставил постановление апелляционной инстанции без изменения.

ВАС РФ отменил постановления апелляционного и кассационного судов и оставил без изменения определение суда первой инстанции, указав, что судами нижестоящих инстанций не было учтено следующее.

В соответствии с Законом о банкротстве недействительной может быть признана сделка, совершенная не ранее чем за шесть месяцев и не позднее, чем за один месяц до принятия судом заявления о признании должника банкротом, по которой отдельному кредитору оказано большее предпочтение в отношении удовлетворения требований, существовавших до совершения такой сделки, чем было бы оказано в случае расчета по очередности, предусмотренной законодательством.

Одного лишь факта оказания предпочтения недостаточно для признания названной сделки недействительной. Важным условием для признания недействительности сделки является факт осведомленности лица, в отношении которого совершена сделка, о признаке неплатежеспособности или недостаточности имущества либо об обстоятельствах, которые позволяют сделать вывод о признаке неплатежеспособности или недостаточности имущества. Контрагент, совершивший в преддверии банкротства сделку с предпочтением, может быть признан осведомленным, если он имеет возможность проверить, получает ли он удовлетворение предпочтительно перед требованиями других кредиторов. Такое лицо должно предвидеть и возможное наступление негативных последствий в виде возврата полученного. Формальный подход к установлению предпочтительного погашения долга может стать причиной последующего ущемления добросовестной стороны, а именно: восстановленное требование не предоставит ей права голоса на собраниях кредиторов и будет удовлетворено только в случае, если у должника останется какое-либо имущество после удовлетворения требования иных кредиторов.

Как указал Президиум ВАС РФ, бремя доказывания недобросовестности контрагента должника возлагается на конкурсного управляющего, за исключением случаев совершения должником сделки с заинтересованным лицом. Суды апелляционной и кассационной инстанции неверно распределили бремя доказывания, а также ошибочно отождествили неплатежеспособность должника с неоплатой конкретного долга. Суды не учли, что кредитор всегда осведомлен о факте непогашения долга перед ним. Однако это обстоятельство не свидетельствует о том, что кредитор должен одновременно располагать и информацией о приостановлении должником по расчетам с иными кредиторами.

В данном деле суд первой инстанции правомерно установил, что конкурсный управляющий не доказал, что кредитор имел возможность ознакомиться с документами, раскрывающими результаты хозяйственной деятельности должника, состояние расчетов с иными кредиторами.

Мы рекомендуем использовать сформулированный в настоящем деле подход ВАС РФ в качестве обязательной составляющей при формировании позиции в случаях оспаривания сделок по основаниям, предусмотренным п. 3 ст. 61.3 Закона о банкротстве. Кроме того, мы полагаем, что независимо от возложения обязанности доказывания недобросовестности кредитора на конкурсного управляющего,  кредитору целесообразно предоставить суду свое обоснование невозможности ознакомиться с документами, раскрывающими результаты хозяйственной деятельности должника и состояние расчетов с иными кредиторами.

Срок предъявления требований о передаче жилых помещений
в делах о банкротстве застройщиков может быть восстановлен

(постановление ВАС РФ от 23.04.2013 №14452/12
по делу № А82-730/2010-30-Б/11-33т)

В рамках настоящего дела о банкротстве Общества-застройщика участник долевого строительства обратился с заявлением о включении его требований в реестр требований о передаче жилых помещений.

Суды признали требования заявителя о передаче спорного жилого помещения обоснованными и подлежащими удовлетворению за счет имущества должника, оставшегося после удовлетворения требований кредиторов, включенных в реестр требований кредиторов. При этом суды исходили из того, что в соответствии  с Законом о банкротстве в редакции, действовавшей на момент заключения договора, срок закрытия реестра требований кредиторов и реестра требований о передаче жилых помещений для участников строительства наступает по истечении шестидесяти дней после дня вступления в силу ФЗ от 12.07.2011 № 210-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве».

ВАС РФ отменил все состоявшиеся по делу судебные акты и указал на то, что нижестоящим судами не было учтено следующее. Предусмотренный абз. 3 п. 1 ст. 142 Закона о банкротстве двухмесячный срок закрытия реестра требований кредиторов применяется и в отношении реестра требований о передаче жилых помещений. Вместе с тем в соответствии с абз. 2 п. 2 ст. 201.4 Закона о банкротстве временный управляющий, конкурсный управляющий в пятидневный срок с даты их утверждения уведомляют всех известных им участников строительства о введении наблюдения или об открытии конкурсного производства и о возможности предъявления участниками строительства требований о передаче жилых помещений и (или) денежных требований, а также о возможности одностороннего отказа участника строительства от исполнения договора, предусматривающего передачу жилого помещения. Поэтому, если такое уведомление не состоялось или имело место после даты публикации в печатном издании сведений о применении в деле о банкротстве правил параграфа 7 главы IX Закона о банкротстве, то срок предъявления требований участниками строительства начинает исчисляться не ранее даты направления им указанного уведомления временным или конкурсным управляющим.

При этом Президиум ВАС РФ исходил из того, что основной целью принятия специальных правил о банкротстве застройщиков является обеспечение приоритетной защиты граждан - участников строительства как непрофессиональных инвесторов, о чем, в частности, свидетельствует установление для граждан третьей приоритетной очереди удовлетворения требований по отношению к другим кредиторам (п. 1 ст. 201.9 Закона о банкротстве). Поэтому применение названных правил должно быть направлено на достижение этой цели, а не на воспрепятствование ей. Следовательно, в случае пропуска гражданином - участником строительства срока закрытия реестра по уважительной причине суд не лишен права рассмотреть вопрос о его восстановлении до начала расчетов с кредиторами.

В рассмотренном деле отсутствовали доказательства уведомления конкурсным управляющим участников строительства о возможности предъявления своих требований. Кроме того, требование о передаче спорного жилого помещения было предъявлено кредитором в двухмесячный срок с даты публикации сведений в печатном издании о применении при банкротстве должника параграфа 7 главы IX Закона о банкротстве и возможности предъявления требований к должнику.

На наш взгляд, сформулированный в настоящем деле подход может быть применен более широко при необходимости обоснования пропуска физическими лицами-участниками долевого строительства ходатайств о восстановлении срока предъявления требований, пропущенного по различным уважительным причинам.

В случае смерти должника-гражданина обязанность по
оплате вознаграждения арбитражного управляющего и расходов
по делу о банкротстве может быть возложена на его наследников

(постановление Президиума ВАС РФ от 04.06.2013 № 17530/12
по делу № А60-14066/2009)

В рамках настоящего дела в отношении индивидуального предпринимателя – главы крестьянского фермерского хозяйства (далее – «Должник») было открыто конкурсное производство. Впоследствии производство по делу было прекращено в связи со смертью Должника. Арбитражный управляющий обратился с заявлением о взыскании вознаграждения и компенсации понесенных расходов за счет Общества-заявителя по делу о банкротстве. При первоначальном рассмотрении определением суда первой инстанции, оставленным без изменения апелляционным судом, в удовлетворении заявления было отказано. Суд кассационной инстанции отменил состоявшиеся судебные акты и направил дело на новое рассмотрение.

В ходе нового рассмотрения дела определением суда первой инстанции  оставленным без изменения апелляционным и кассационным судами, заявление арбитражного управляющего было удовлетворено.

Президиум ВАС РФ отменил все состоявшиеся по делу судебные акты, за исключением определения суда первой инстанции и постановления  апелляционного суда, принятых при первоначальном рассмотрении заявления, указав, что  в силу п. 3 ст. 59 Закона о банкротстве взыскивать расходы с заявителя можно лишь при недостаточности средств у должника.

Согласно п. 1 ст. 418 ГК РФ обязательство прекращается смертью должника, если исполнение не может быть произведено без личного участия должника либо обязательство иным образом неразрывно связано с личностью должника. Поскольку суммы, предъявленные ко взысканию в данном случае, в силу п. 1 ст. 59 Закона о банкротстве относятся на имущество должника и возмещаются за счет этого имущества, обязанность должника по уплате задолженности носит имущественный характер и не обусловлена его личным исполнением. В связи с этим оснований полагать, что она неразрывно связана с личностью должника, не имеется. Поэтому в данном случае возникшее правоотношение допускает правопреемство. Таким образом, действия суда первой инстанции, прекратившего производство по делу о банкротстве со ссылкой на п. 6 ч. 1 ст. 150 АПК РФ, неправомерны.

Соответственно, в целях защиты нарушенных интересов арбитражный управляющий не лишен права в силу статей 1151, 1159, 1175 ГК РФ предъявить соответствующее требование правопреемнику(ам) умершего должника. Исходя из того, что на момент прекращения производства по делу о банкротстве у должника имелось имущество, при первоначальном рассмотрении дела суды первой и апелляционной инстанций сделали верный вывод об отсутствии оснований для возложения на Общество обязанности по выплате вознаграждения арбитражному управляющему и компенсации понесенных им расходов на осуществление процедур банкротства в порядке, предусмотренном п. 3 ст. 59 Закона о банкротстве.


Квалификация требований физических лиц в
качестве требований, основанных на статусе пайщика
потребительского общества, должна осуществляться
с учетом соответствия общества требованиям Закона
о потребительской кооперации

(постановление Президиума ВАС РФ от 20.06.2013 №3810/13
по делу № А40-79131/11-74-348»Б»)

    
В рамках настоящего спора суд первой инстанции вынес определение, оставленное без изменения апелляционным и кассационным судами, об отказе в удовлетворении требования о включении в реестр требований кредиторов потребительского общества.  При этом, суды исходили из того, что не допускается удовлетворение требований учредителя (участника) должника о выделе пая в имуществе должника в связи с выходом из состава его учредителей (участников), выплата действительной стоимости пая и доходов по паям (п. 1 ст. 63 Закона о банкротстве).

Президиум ВАС отменил все состоявшиеся по делу судебные акты и направил дело на новое рассмотрение, указав на следующее.

В силу ст. 1 Закона о потребительской кооперации под потребительским обществом понимается добровольное объединение граждан и (или) юридических лиц, созданное на основе членства путем объединения его членами имущественных паевых взносов для торговой, заготовительной, производственной и иной деятельности в целях удовлетворения материальных и иных потребностей его членов. Согласно ст. 10 Закона о потребительской кооперации гражданин принимается в потребительское общество по его заявлению. Вступающий признается пайщиком с момента вынесения решения советом потребительского общества и уплаты вступительного взноса, а также паевого взноса или его части, установленной уставом потребительского общества.

Президиум ВАС РФ пришел к выводу о том, что Общество-Должник не отвечает требованиям Закона о потребительской кооперации, на который имеется ссылка во всех его уставах, поскольку  Общество не преследовало предусмотренных указанным Законом задач, не состояло из пайщиков, принятых в установленном данным Законом порядке и объединивших свои паи для достижения какой-либо общей цели. Фактически Общество занималось привлечением на возвратной основе денежных средств граждан, оформляя договоры заимствования как внесение одним лицом не предусмотренных Законом о потребительской кооперации множественных паевых и членских взносов.     Данные договоры не создавали корпоративной связи между их сторонами и не были направлены на предоставление гражданам возможности участвовать в управлении делами Общества.

Таким образом, отношения между Обществом и его так называемыми пайщиками строились на основе гражданско-правовых договоров и носили обязательственный характер.

Статья 8 ГК РФ относит к числу оснований возникновения гражданских прав и обязанностей договоры и иные сделки, а также судебные решения, устанавливающие гражданские права и обязанности. В данном случае правовыми основаниями заявления так называемыми пайщиками требований о взыскании денежных средств в судах общей юрисдикции, а также подачи заявлений о включении их требований в реестр кредиторов должника в арбитражном суде являлись гражданско-правовые договоры, соглашения к ним, документы об оплате денежных средств, акты сверки расчетов и т.п.

С учетом изложенной в рассматриваемом постановлении правовой позиции мы рекомендуем во всех случаях предъявления требований лиц, одновременно являющихся участниками (учредителями) должника и его кредиторами по иным основаниям, анализировать правовую природу соответствующих обязательств и их соответствие статусу учредителя (участника) должника.


Признание недействительным погашения обеспеченных
залогом обязательств в отсутствие признаков предпочтительного
удовлетворения влечет возможность включения данного
требования в реестр в качестве заявленного в установленный срок

(постановление Президиума ВАС РФ № 6572/12
по делу № А60-5918/2010)

В рамках дела о банкротстве Общества его конкурсный управляющий обратился с заявлением о признании недействительной сделки по передаче отступного, совершенной Обществом и правопредшественником Банка, на основании п.1 ст. 61.2 и абз. 5 п. 1 п. 3 ст. 61.3 Закона о банкротстве. Определением суда первой инстанции заявление было удовлетворено: сделка признана недействительной только как сделка с предпочтением, применены последствия недействительности. Постановлением апелляционной инстанции, оставленным без изменения кассационным судом, определение было изменено в части размера взысканной с Банка в порядке реституции суммы.

Президиум ВАС РФ отменил все состоявшиеся по делу судебные акты и направил дело на новое рассмотрение, указав, что суды не учли следующее.

Обязательства, прекращенные передачей отступного, были основаны на кредитных договорах, обеспеченных залогом имущества Общества. Соответственно, в силу п. 1 ст. 334 ГК РФ кредитор по обеспеченным залогом обязательствам обладает правом приоритетного удовлетворения требований с учетом ограничений, установленных п. 2 ст. 138 Закона о банкротстве.

Законодательное регулирование вопросов недействительности сделок с предпочтением,
предусмотренных абз. 5 п. 1, п. 3 ст. 61.3 Закона о банкротстве, имело целью создание правового механизма, обеспечивающего реализацию прав кредиторов на получение того, что им справедливо причиталось при должном распределении конкурсной массы. В той части, в которой обязательства по кредитному договору были прекращены без признаков предпочтительности, судебное решение о признании сделки недействительной не может повлечь за собой ухудшение положения кредитора в процедуре конкурсного производства. Поэтому в указанной части после возврата имущества в конкурсную массу требование кредитной организации при его предъявлении в течение двух месяцев со дня  вступления в законную силу судебного акта о недействительности сделки считается заявленным в установленный абз. 3 п. 1 ст. 142 Закона о банкротстве срок.

Залог в части, обеспечивающей восстановленную задолженность, погашенную без признаков предпочтительности, также восстанавливается по смыслу пп. 1 п. 1 ст. 352 ГК РФ. Данное требование предоставляет кредитной организации права залогового кредитора в упомянутой части со дня его включения в реестр требований кредиторов. При невозможности возврата имущества в натуре суд при применении последствий недействительности сделки, совершенной в ситуации равноценного встречного предоставления, взыскивает с кредитной организации денежные средства в размере обязательств, погашенных с предпочтением, и восстанавливает задолженность заемщика в том же размере, которая на основании п. 2 ст. 61.6 Закона о банкротстве удовлетворяется после удовлетворения требований кредиторов третьей очереди, включенных в реестр требований кредиторов.  
В связи с этим, Президиум ВАС РФ указал на необходимость исследования судом первой инстанции фактических обстоятельств, относящихся к залоговым правоотношениям, исследовать судьбу полученного правопредшественником Банка сверх причитающегося ему по кредитным договорам (исходя из действительной рыночной стоимости имущества, переданного в качестве отступного), а также определить размер требований, которые были прекращены с предпочтением.

Размер подлежащего возврату в конкурсную
массу в порядке реституции имущества не может превышать
сумму требований кредиторов и неисполненных
текущих обязательств должника

(постановление Президиума ВАС РФ № 3525/13 от 25.06.2013
по делу № А41-9067/2011)

В рамках дела о банкротстве ГУП конкурсный управляющий обратился с заявлением о признании недействительными действий Банка по списанию с расчетного счета должника денежных средств в погашение задолженности по кредитному договору. Отказывая в удовлетворении требований, суд первой инстанции исходил из того, что денежные средства представляли собой целевое бюджетное финансирование, за счет которого требования иных кредиторов не могли быть удовлетворены. Постановлением суда апелляционной инстанции, оставленным без изменения кассационным судом, данное определение было отменено, требования конкурсного управляющего удовлетворены. При этом,   суды исходили из того, что с учетом п. 5 ст. 79 Бюджетного кодекса РФ и ст. 12 ФЗ № 161-ФЗ «О государственных и муниципальных унитарных предприятиях» (далее – Закон об унитарных предприятиях) зачисление бюджетных средств на расчетный счет ГУП повлекло их поступление в хозяйственное ведение должника и утрату целевого назначения.

Отменяя все состоявшиеся по делу судебные акты и направляя дело на новое рассмотрение, ВАС РФ указал следующее. Из совокупности доказательств не следовало, что собственник имущества ГУП  принимал решение об увеличении уставного капитала и о передаче предприятию дополнительного имущества. Соответственно, ст. 79 Бюджетного кодекса в данном случае не подлежала применению.

В то же время, недопустимо ставить Банк в преимущественное положение по сравнению с иными кредиторами должника. При этом, как указал Президиум ВАС РФ, суд апелляционной инстанции не учел, что размер подлежащего возврату в конкурсную массу имущества, ранее полученного кредитором по сделке с предпочтением, не может превышать совокупного размера требований кредиторов, включенных в реестр требований кредиторов должника, и его текущих обязательств. Между тем, суд взыскал с Банка сумму, существенно превышающую совокупный размер требований кредиторов по реестровым и текущим обязательствам. Соответственно, на новом рассмотрении суду надлежит исследовать, в какой части возврат полученного Банком необходим для защиты прав и законных интересов лиц, вовлеченных в процесс банкротства ГУП, а в какой – выходит за пределы такой необходимости.

С учетом изложенного мы рекомендуем при оспаривании сделок сопоставлять сумму денежных средств или стоимость подлежащего возвращению в конкурсную массу имущества с общей суммой требований кредиторов, включенных в реестр, и суммой текущих требований. В случае превышения суммы подлежащего возвращению имущества (денежных средств), имеются основания для восстановления первоначального положения сторон лишь в части, соответствующей сумме реестровых и текущих обязательств должника.

Наличие определения об отказе в признании
недействительным решения собрания кредиторов об
утверждении положения о порядке реализации имущества
должника не препятствует отстранению арбитражного
управляющего, осуществившего реализацию имущества
в соответствии с указанным порядком в нарушение
интересов кредиторов

(постановление Президиума ВАС РФ № 14917/11 от 10.09.2013
по делу № А68-4638/2009)

В рамках дела о банкротстве Общества-Должника ФНС обратилась с жалобой на действия арбитражного управляющего по реализации дебиторской задолженности и просила отстранить управляющего от исполнения обязанностей конкурсного управляющего Должника.

Определением суда первой инстанции, оставленным без изменения апелляционным и кассационным судами, в удовлетворении жалобы было отказано. При этом суды исходили из того, что реализация дебиторской задолженности была осуществлена в соответствии с утвержденным собранием кредиторов должника порядком. Кроме того, определением суда было отказано в признании недействительным решения собрания кредиторов об утверждении порядка реализации дебиторской задолженности. Также суды приняли во внимание наличие решения об отказе в привлечении арбитражного управляющего по аналогичным основаниям к административной ответственности.

Президиум ВАС РФ  отменил все состоявшиеся по делу судебные акты и направил дело на новое рассмотрение, указав на следующее.

Конкурсный управляющий осуществил уступку требований Общества в размере 179 796 325 рублей к Российской Федерации и субъекту РФ о возмещении расходов, возникших в связи с перевозками льготных категорий граждан, за 568 386 рублей путем продажи посредством публичного предложения единым лотом.

В силу общего правила, закрепленного в п. 4 ст. 20.3 Закона о банкротстве, арбитражный
управляющий обязан действовать добросовестно и разумно в интересах должника и кредиторов. Это означает, что внося собранию (комитету) кредиторов предложения об уступке требований, арбитражный управляющий как лицо, специально уполномоченное на проведение процедур банкротства, обязан высказать профессиональное суждение по данному вопросу, сформированное с учетом таких факторов (обстоятельств), как характер и причины образования дебиторской задолженности, объем подтверждающих ее документов, период просрочки, меры, принятые к взысканию, вероятность погашения задолженности исходя из имущественного положения дебитора и наличия обеспечения, а также предполагаемый размер расходов, связанных с истребованием долга.

При наличии сложившейся судебной арбитражной практики разрешения споров о порядке возмещения транспортным организациям расходов, связанных с перевозкой  льготных категорий граждан, относящихся к федеральному и региональному регистрам льготников, существовала большая вероятность того, что окончательные решения по искам Общества, в отношении которого открыта процедура конкурсного производства, будут вынесены в его пользу. По этой причине у конкурсного управляющего не имелось оснований считать
дебиторскую задолженность низколиквидной либо безнадежной, так как при наличии исполнительных листов без каких-либо существенных затрат управляющим сравнительно
быстро могли быть получены в конкурсную массу денежные средства из бюджета публично-правового образования.

Мы рекомендуем использовать сформулированный Президиумом ВАС РФ критерии оценки качества дебиторской задолженности в ходе подготовки правовой позиции по оспариванию решения собраний кредиторов относительно утверждения порядка реализации задолженности, а также по обжалованию действий арбитражных управляющих.

Возврат к списку

Для получения доступа к Обзорам судебной практики по налоговым спорам необходимо оформить подписку.

Год

30000 рублей + НДС

Подписаться
Я уже подписчик

Необходимо авторизоваться чтобы получить доступ

Авторизоваться

По вопросам подписки обращайтесь, пожалуйста, к Маргарите Завязочниковой
E-mail: m.zavyazochnikova@pgplaw.ru
Nел. +7 (495) 767 00 07

18.10.2021
Конституционный Суд РФ принял жалобу, подготовленную специалистами «Пепеляев Гру...
01.10.2021
Константин Шарловский принял участие в Партнеринге «Лекарства России – к междисц...
17.09.2021
Юристы «Пепеляев Групп» успешно защитили интересы пациентки в суде по делу, связ...
26.08.2021
Александр Кузнецов – автор монографии «Реорганизация хозяйственных обществ: граж...
19.08.2021
«Пепеляев Групп» усиливает судебную практику в сфере корпоративных споров
28.07.2021
«Пепеляев Групп» усиливает свои позиции в области энергетики
28.07.2021
Рекомендации от ФПА РФ: как обезопасить себя от действий мошенников, прикрывающи...
18.06.2021
Прецедентный проект «Пепеляев Групп»: Верховный Суд впервые рассмотрел дело о во...

Вход | Регистрация

E-mail

Click here to subscribe our English newsletters