Закрыть
Поиск по сайту
Закрыть

Обзор судебной практики ВАС РФ по применению законодательства о банкротстве, опубликованной во II квартале 2013 года

Возбуждение дела о банкротстве в отношении должника по основному обязательству не препятствует  выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда в отношении поручителей

(постановление Президиума ВАС РФ от 19.03.2013 № 14355/12 по делу № А36-1327/2012)

Порядок предъявления требований, основанных на решениях третейского суда, а также возможность выдачи исполнительного листа в отношении поручителей в случае банкротства должника, до настоящего времени вызывают сложности в судебной практики.

В рамках настоящего спора суд первой инстанции вынес определение о выдаче исполнительных листов на принудительное исполнение решения третейского суда в отношении должника, признанного несостоятельным (банкротом), а также поручителей.    

Кассационный суд отменил определение суда первой инстанции и производство по делу прекратил, ссылаясь на то, что наличие процедуры конкурсного производства исключает возможность удовлетворения заявления о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда.

Президиум ВАС РФ  отменил постановление кассационного суда, а также определение суда первой инстанции в части удовлетворения заявления о выдаче исполнительного листа в отношении должника-банкрота, ссылаясь на следующее.

Открытие конкурсного производства в отношении должника по основному обязательству само по себе не является основанием для отказа в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда о взыскании долга с поручителей.

В соответствии с п. 27 постановления Пленума ВАС РФ от 22.06.2012 № 35 «О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве» с даты введения наблюдения, финансового оздоровления, внешнего управления и конкурсного производства требования кредиторов по денежным обязательствам и об уплате обязательных платежей, за исключением текущих платежей, могут быть предъявлены только в рамках дела о банкротстве.

Пунктом 4 ч. 1 ст. 148 АПК РФ предусмотрено, что суд оставляет заявление без рассмотрения, если после его принятия к производству установит, что заявлено требование, которое в соответствии с федеральным законом должно быть рассмотрено в деле о банкротстве.

Таким образом, заявление банка о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда, принятого против должника по основному обязательству, в отношении которого открыто конкурсное производство, подлежало оставлению судом первой инстанции без рассмотрения.

С учетом сформированной ВАС РФ правовой позиции, мы рекомендуем до обращения в суд с заявлением о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда проверять наличие возбужденного в отношении должника дела о несостоятельности (банкротстве) и введение одной из процедур.

В каких случаях требования о привлечении собственника  имущества должника к субсидиарной ответственности могут быть заявлены вне рамок дела о банкротстве?

(постановление Президиума ВАС РФ от 02.04.2013
№ 14131/12 по делу № А56-64853/2010)

Несмотря на наличие неоднократных разъяснений ВАС РФ относительно порядка предъявления требований о привлечении к субсидиарной ответственности руководителей, учредителей, собственников имущества должника, до настоящего времени как заявители, так и суды допускают ошибки, одну из которых высший суд устранил в настоящем деле.

Общество обратилось в суд с иском к субъекту РФ как собственнику имущества должника с иском о взыскании кредиторской задолженности в порядке субсидиарной ответственности по обязательствам ГУП.

Решением суда первой инстанции иск был удовлетворен. Постановлением апелляционного суда, оставленным без изменения кассационным судом, решение было отменено, в удовлетворении иска отказано. При этом, вышестоящие суды исходили из п. 2 информационного письма Президиума ВАС РФ от 27.04.2010 № 137 «О некоторых вопросах, связанных с переходными положениями ФЗ от 28.04.2009 № 73-ФЗ «О внесении изменений в отдельные   законодательные   акты   Российской   Федерации»   (далее - информационное письмо № 137), в соответствии с которым процессуальные нормы о порядке привлечения к субсидиарной ответственности подлежат применению судами после вступления в силу Закона № 73-ФЗ независимо от даты, когда было возбуждено производство по делу о банкротстве. При этом дела о привлечении к субсидиарной ответственности, возбужденные вне рамок дела о банкротстве до дня вступления в силу Закона № 73-ФЗ, и после этой даты подлежат рассмотрению в соответствии с процессуальными нормами законодательства о банкротстве, действовавшими до этой даты.

Президиум ВАС РФ отменил постановления апелляционного и кассационного судов и оставил решение первой инстанции без изменения, сославшись на то, что Заявитель не мог руководствоваться приведенными разъяснениями, поскольку на момент размещения информационного письма № 137 на сайте ВАС РФ конкурсное производство по делу было завершено, должник ликвидирован. До вступления в силу Закона № 73-ФЗ допускалось предъявление кредиторами исков о привлечении к субсидиарной ответственности вне рамок дела о банкротстве, если такие иски не были заявлены в рамках дела о банкротстве конкурсными управляющими. Это соответствовало позиции ВАС РФ, выраженной в постановлении № 29. Установление законодательством нового порядка реализации права кредитора на привлечение к субсидиарной ответственности в рамках дела о банкротстве не может приводить к прекращению самого права, если оно возникло до изменения закона.

Правомерен ли возврат конкурсным управляющим  денежных средств, списанных в пользу банкрота в период приостановления исполнения решения суда?

(постановление Президиума ВАС РФ от 16 апреля 2013 № 1395/13 по делу № А40-9487/10-78-30 «Б»)

Настоящее постановление представляет интерес с точки зрения оспаривания текущих платежей.

В период процедуры конкурсного производства, введенной в отношении Общества-Должника, вступило в законную силу принятое в рамках искового судопроизводства решение арбитражного суда  о взыскании в пользу Должника более 6 миллионов рублей с Управления. По делу был выдан исполнительный лист. Впоследствии решение суда первой инстанции было обжаловано в суд кассационной инстанции. Кассационный суд приостановил исполнение решения суда.

В период после вынесения определения о приостановлении исполнения судебного акта взысканная сумма на основании исполнительного листа была списана с расчетного счета Управления в пользу Общества по инкассовому поручению. Конкурсный управляющий по требованию Управления  возвратил ранее списанные в безакцептном порядке денежные средства управлению.

При новом рассмотрении спора вступившим в законную силу решением с Управления в пользу Общества взыскана задолженность в меньшем размере.

Новый конкурсный управляющий Общества обратился в арбитражный суд с заявлением о признании действий по возврату денежных средств недействительными на основании п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве и о применении последствий их недействительности, сославшись на то, что возврат списанной в безакцептном порядке суммы осуществлен в целях причинения вреда имущественным правам кредиторов общества, о чем Управление не могло не знать.

Суды трех инстанций признали требования конкурсного управляющего обоснованными.

Президиум ВАС РФ отменил все состоявшиеся по делу судебные акты и отказал в удовлетворении заявления конкурсного управляющего по следующим основаниям.

По правилам п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве могут быть признаны недействительными лишь сделки (действия), целью которых являлось причинение вреда имущественным правам кредиторов и в результате совершения которых такой вред был фактически причинен.

В соответствии со ст. 2 Закона о банкротстве под вредом, причиненным имущественным правам кредиторов, понимаются уменьшение стоимости или размера имущества должника и (или) увеличение размера имущественных требований к должнику, а также иные последствия совершенных должником сделок или юридически значимых действий, приводящие к полной или частичной утрате возможности кредиторов получить удовлетворение своих требований по обязательствам должника за счет его имущества.

При этом сделки (действия), предусмотренные статьей 61.2 Закона о банкротстве, являются оспоримыми, а не ничтожными.

В рассматриваемом случае кредиторы Общества имели право на удовлетворение своих требований, в том числе и за счет тех средств, которые Управление обязано было уплатить Обществу в счет погашения задолженности по связывающему этих лиц обязательству. Размер данной задолженности был окончательно установлен новым решением арбитражного суда, после вступления решения в законную силу долг Управлением был погашен.

При таких обстоятельствах 6 миллионов рублей, списанные со счета Управления " по отмененному судебному решению в период действия определения о приостановлении его исполнения, не могли рассматриваться в качестве причитающегося Обществу ни полностью, ни в какой-либо части.

Поскольку реально имеющийся долг Управлением погашен, спорные 6 665 279 рублей 62 копейки в любом случае подлежали возврату в режиме исполнения должником текущих обязательств. Следовательно, у судов не имелось оснований для вывода о том, что был причинен какой-либо вред имущественным правам кредиторов общества.

При этом в рамках настоящего дела спорный платеж не оспаривался конкурсным управляющим как действия по удовлетворению текущего платежа, совершенные с нарушением очередности, установленной п. 2 ст. 134 Закона о банкротстве. Поэтому обстоятельства, перечисленные в п. 13 Постановления Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 № 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)», судами не исследовались и не оценивались как выходящие за предмет требования арбитражного управляющего.

Мы рекомендуем обратить особое внимание на то, что обращение с заявлением о признании неправомерными действий конкурсного управляющего по совершению текущих платежей должно сопровождаться обоснованием нарушения очередности соответствующих платежей.

Расходы на оплату услуг лиц, привлекаемых арбитражным управляющим, могут быть взысканы исключительно в рамках дела о банкротстве.

(постановление Президиума ВАС РФ от 16 апреля 2013 № 13596/12 по делу № А81-5080/2011)

Расходы на оплату услуг лиц, привлекаемых арбитражным управляющим, достаточно часто являются предметом оспаривания или взыскания, особенно в случаях, когда их размер носит существенный характер. Данное постановление интересно не только с точки зрения порядка рассмотрения требований о взыскании задолженности в пользу привлекаемых арбитражным управляющим лиц, но и с точки зрения возможности кредиторов вступать в качестве третьих лиц в судебные разбирательства по спорам с участием должника.

В рамках настоящего дела рассматривался иск адвокатского бюро к должнику о взыскании задолженности за оказание услуг по правовому обслуживанию на сумму более 6 000 000 рублей (с учетом уменьшения размера исковых требований).

Ходатайство уполномоченного органа, являвшегося заявителем и кредитором должника в деле о банкротстве, о привлечении к участию в деле в качестве 3-его лица без самостоятельных требований было отклонено определением суда первой инстанции, оставленным без изменения апелляционным судом. Суд апелляционной инстанции сослался на наличие удовлетворенной жалобы налогового органа о признании незаконными действий конкурсного управляющего по привлечению специалистов истца по договору возмездного оказания услуг и наличие возможности защитить нарушенное право в установленном законом порядке.
 
Суд первой инстанции утвердил мировое соглашение. Кассационная инстанция прекратила производство по жалобе налогового органа, сославшись на то, что оспариваемое определение об утверждении мирового соглашения не содержит выводов о правах и обязанностях заявителя жалобы.

Отменяя вышеуказанные судебные акты и прекращая производство по делу Президиум ВАС РФ сослался на следующее.  Расходы на оплату услуг лиц, привлекаемых арбитражным управляющим, являются расходами по делу о банкротстве. Требования об  оплате услуг указанных привлеченных лиц, заявленные в общеисковом  порядке,    подлежат   оставлению   без   рассмотрения   в   соответствии   с    п. 4      ч. 1 ст. 148 АПК РФ.

Кроме того, суды не приняли во внимание, что рассмотрение требований лица, привлеченного арбитражным управляющим (адвокатское бюро), в отдельном исковом процессе, равно как и определение об утверждении мирового соглашения, вынесенное по итогам данного процесса, могут повлиять на права или обязанности налогового органа как заявителя по делу о банкротстве и конкурсного кредитора по отношению к ответчику -обществу, находящемуся в процессе банкротства (а именно, на основании п. 3 ст. 59 Закона о банкротстве с нее могут быть взысканы расходы по делу о банкротстве), поэтому инспекция является лицом, которое может быть наделено статусом третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора.

Также   судом первой инстанции не соблюдены императивные нормы ч. 3 ст. 139, ч. 6 ст. 141 АПК РФ, согласно которым мировое соглашение не может нарушать права и законные интересы других лиц и противоречить закону, а арбитражный суд не утверждает мировое соглашение, если оно противоречит закону или нарушает права и законные интересы других лиц.

Утверждая мировое соглашение, суд первой инстанции не учел, что ранее в рамках дела о банкротстве арбитражным судом было вынесено определение, в соответствии с которым действия конкурсного управляющего, выразившиеся в привлечении для обеспечения осуществления своих полномочий специалистов адвокатского бюро за счет средств должника по договору возмездного оказания услуг, признаны незаконными в силу их недобросовестности, противоречия интересам кредиторов и отсутствия доказательств фактического оказания услуг по договору возмездного оказания услуг (п. 4 ст. 20.3 Закона о банкротстве).

На наш взгляд, сформированную в настоящем постановлении правовую позицию возможно использовать применительно к широкому кругу денежных или имущественных споров, связанных с взысканием задолженности с ответчика, в отношении которого введена одна из процедур, применяемых в деле о банкротстве. Кредитор, требования которого включены в реестр требований кредиторов должника вправе участвовать в такого рода делах в качестве третьего лица без самостоятельных требований, поскольку взыскание задолженности или присуждение имущества должника в пользу истца может непосредственно отразиться на возможности удовлетворении требований кредитора.

Срок совершения сделки зачета применительно к  делам о банкротстве определяется датой обращения  одной из сторон с заявлением о зачете

(постановление Президиума ВАС РФ от 19 февраля 2013 года № 8364/11 по делу № А40-158480/09-44-854Б)

Несмотря на наличие достаточно подробных разъяснений ВАС РФ относительно определения даты возникновения обязательств должника-банкрота применительно к сделкам различного вида,  данный вопрос продолжает вызывать затруднения, в том числе, при определении периода подозрительности в случае оспаривания сделки.

В рамках настоящего спора предметом оценки судов стал порядок определения даты совершения зачета, от которой зависела принципиальная возможность оспаривания сделки на основании п. 2 ст. 61.3 Закона о банкротстве.

Суд первой инстанции удовлетворил заявление конкурсного управляющего должника о недействительности сделки по зачету, исходя из того, что зачет был совершен после принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом.

Постановлением апелляционной инстанции, оставленным без изменения кассационным судом, определение было отменено, в признании сделки недействительной было отказано со ссылкой на следующее. Согласно п. 3 информационного письма Президиума ВАС РФ от 29.12.2001 № 65 «Обзор практики разрешения споров, связанных с прекращением обязательств зачетом встречных однородных требований» (далее – информационное письмо № 65), если встречные требования являются однородными, срок их исполнения наступил и одна из сторон сделала заявление о зачете, то обязательства считаются прекращенными в момент наступления срока исполнения того обязательства, срок исполнения которого наступил позднее, и независимо от того, когда было сделано или получено заявление о зачете. Сославшись на это разъяснение, суды сочли датой совершения сделки зачета дату наступления более позднего срока исполнения одного из подлежащих зачету обязательств. Поскольку эта дата находилась за пределами периода подозрительности, установленного в п. 2 ст. 61.3 Закона о банкротстве, суды пришли к выводу об отсутствии оснований применения к сделке указанной нормы.

Отменяя постановления апелляционного и кассационного судов, и оставляя без изменения определения суда первой инстанции, Президиум ВАС РФ указал следующее.

В соответствии с п. 4 информационного письма № 65 для прекращения обязательства зачетом заявление о зачете должно быть получено соответствующей стороной. Из этого следует, что сделка по зачету встречных однородных требований считается совершенной в момент получения контрагентом заявления о зачете, несмотря на то, что обязательства считаются прекращенными с иной даты.

В настоящем деле предметом оспаривания является не определение момента, когда по общим нормам гражданского законодательства обязательство прекратилось зачетом, а действия кредитора, сделавшего заявление о зачете обязательств, срок исполнения которых наступил до возбуждения дела о банкротстве должника.

Поэтому при оценке правомерности таких действий кредитора, совершенных в предвидении или в процессе банкротства должника, и решении вопроса о действительности этой сделки по правилам законодательства о банкротстве разъяснение относительно даты, с которой обязательства считаются прекращенными путем зачета, данное в п. 3 вышеназванного информационного письма, не имеет правового значения и не может быть применено.

Проценты, начисленные на сумму кредита в период с даты подачи заявления о банкротстве по дату введения процедуры наблюдения, не подлежат включению в реестр требований кредиторов должника

(постановление Президиума ВАС РФ от 22 января 2013 года № 11469/12 по делу № А70-5049/2011)

Президиум ВАС РФ неоднократно высказывался относительно невозможности включения в реестр  требований кредиторов требований, основанных на обязательствах по уплате процентов, доначисленных на сумму кредита за период процедуры наблюдения.

В развитие данного подхода настоящее постановление содержит правовую позицию относительно требований, основанных на обязательствах по уплате процентов, доначисленных за период с даты вынесения решения о взыскании задолженности по кредиту  в пользу банка-заявителя по делу о банкротстве до даты введения процедуры наблюдения.

В данном деле Банк, являющийся заявителем по делу о банкротстве, в процедуре наблюдения обратился с дополнительным требованием, основанным на обязательствах должника по уплате процентов, начисленных за вышеуказанный период.

Определение суда первой инстанции об отказе в удовлетворении заявления Банка, было отменено в части постановлением апелляционного суда. Впоследствии, суд кассационной инстанции отменил постановление апелляционного суда и оставил в силе определение суда первой инстанции.

Отказывая в удовлетворении заявления Банка о пересмотре постановления кассационного суда и определения суда первой инстанции в порядке надзора, Президиум ВАС РФ сформулировал следующую правовую позицию.

Суд первой инстанции исходил из того, что изначально с заявлением об установлении требования банк обратился не в порядке, предусмотренном ст. 71 Закона о банкротстве в процедуре наблюдения, а на основании ст.ст. 11 и 39 этого Закона как заявитель по делу о банкротстве и самостоятельно определил состав и размер требования к должнику.

В соответствии с п. 1 ст. 4 Закона о банкротстве и п. 4 постановления Пленума ВАС РФ от 23.07.2009 № 63 «О текущих платежах по денежным обязательствам в деле о банкротстве», согласно которым при решении вопроса о квалификации в качестве текущих платежей требований об уплате процентов за пользование денежными средствами, предоставленными должнику по кредитному договору, судам необходимо иметь в виду, что указанные проценты наряду с подлежащей возврату суммой кредита, на которую они начисляются, образуют сумму задолженности по соответствующему денежному обязательству должника, состав и размер которого, если это обязательство возникло до принятия   заявления о признании должника банкротом, определяются по правилам п. 1 ст. 4 Закона о банкротстве. В этом случае требования об уплате таких процентов не являются текущими платежами.

По смыслу названной нормы Закона проценты, подлежащие уплате на сумму займа (кредита) соответственно на дату подачи в суд заявления о признании должника банкротом или на дату введения процедуры банкротства, присоединяются к сумме займа (кредита). В реестр требований кредиторов подлежит включению требование об уплате получившейся денежной суммы, размер которой впоследствии не изменяется.

Учитывая достаточно жесткий подход ВАС РФ к доначислению процентов по кредитным соглашениям и правовую позицию применительно к банку-заявителю, мы рекомендуем при принятии решения об инициировании процедуры банкротства банкам и займодавцам принимать во внимание риски, связанные, с одной стороны, с негативными последствиями затягивания обращения с заявлением о банкротстве, а с другой стороны, с невозможностью впоследствии доначислить проценты.

Начисление процентов в порядке ст. 395 ГК РФ на денежные средства, перечисленные по недействительной оспоримой сделке, возможно со дня их получения

(постановление Президиума ВАС РФ от 09 апреля 2013 года № 15792/12 по делу № А10-1563/2012)

Настоящее постановление представляет интерес с точки зрения правовой позиции относительно периода начисления процентов в порядке ст. 395 ГК РФ на денежные средства, перечисленные по оспоримой сделке, впоследствии признанной недействительной по специальным основаниям, предусмотренным Законом о банкротстве.

Как следует из обстоятельств спора, в рамках дела о банкротстве Общества была признана недействительной сделка по безакцептному списанию Банком денежных средств с расчетного счета должника. Конкурсный управляющий обратился с иском к Банку о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами, начисленных на сумму средств, необоснованно списанных с расчетного счета общества.

Решение суда первой инстанции об удовлетворении исковых требований было отменено апелляционным судом. При этом суд второй инстанции исходил из разъяснений, изложенных в п. 27 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума ВАС РФ от 08.10.1998 № 13/14 «О практике применения положений Гражданского кодекса Российской Федерации о процентах за пользование чужими денежными средствами» (далее - постановление № 13/14) о том, что равный размер взаимных обязательств сторон исключает наличие неосновательного обогащения, а нормы о неосновательном денежном обогащении могут быть применены к отношениям сторон лишь при наличии доказательств, подтверждающих, что полученная одной из сторон денежная сумма явно превышает стоимость переданного другой стороне.

Суд кассационной инстанции отменил постановление апелляционного суда и оставил в силе решение суда первой инстанции.

Отказывая Банку в пересмотре решения суда первой инстанции и постановления кассационного суда в порядке надзора, Президиум ВАС РФ указал на следующее.

В соответствии с разъяснениями, содержащимися в п. 28 постановления № 13/14, при применении последствий недействительности оспоримой сделки, если с учетом положений п. 2 ст. 167 ГК РФ к отношениям сторон могут быть применены нормы об обязательствах вследствие неосновательного обогащения, проценты за пользование чужими денежными средствами на основании п. 2 ст. 1107 ГК РФ подлежат начислению на сумму неосновательного денежного обогащения с момента вступления в силу решения суда о признании сделки недействительной, если судом не будет установлено, что приобретатель узнал или должен был узнать о неосновательности получения или сбережения денежных средств ранее признания сделки недействительной.

Сделка по безакцептному списанию денежных средств с расчетного счета Общества   в   счет погашения кредита была признана недействительной в соответствии с ч. 1 ст. 61.3 Закона о банкротстве, и в силу фактических обстоятельств Банку было известно о признаке неплатежеспособности общества ранее вынесения решения суда по указанному делу. Следовательно Банк неосновательно пользовался денежными средствами с момента их получения.

Сформированная в настоящем постановлении правовая позиция интересна тем, что если для признания сделки недействительной как оспоримой не во всех случаях осведомленность стороны сделки о признаках неплатежеспособности должника имеет правовое значение, то с точки зрения начисления процентов с даты получения денежных средств данное обстоятельство может существенно повлиять на сумму взысканных процентов.


Сохранение корпоративного контроля за участниками должника – общества с ограниченной ответственностью, подлежит защите аналогично защите прав акционеров

(постановление Президиума ВАС РФ от 22 января 2013 года № 10283/12 по делу № А70-8860/2010)

Корпоративное законодательство по ряду вопросов имеет неоправданные различия между регламентацией деятельности акционерных обществ и обществ с ограниченной ответственностью. Во многих случаях ситуации, урегулированные применительно к акционерным обществам, не отражены в законодательстве об ООО. Подобный пробел Президиум ВАС РФ выявил в Закона о банкротстве применительно к правам участников ООО в процедуре внешнего управления и устранил его.

Предметом оценки стал вопрос о возможности  увеличения уставного капитала должников - обществ с ограниченной ответственностью в рамках процедуры внешнего управления.

Пункт 2 ст. 94 Закона о банкротстве в действующей редакции предоставляет органам управления должника после введения внешнего управления право принимать решение об увеличении уставного капитала акционерного общества путем размещения дополнительных обыкновенных акций.

Согласно ст. 114 Закона о банкротстве в целях восстановления платежеспособности должника планом внешнего управления может быть предусмотрено увеличение уставного капитала должника - акционерного общества путем размещения дополнительных обыкновенных акций. При этом увеличение уставного капитала путем размещения дополнительных обыкновенных акций может быть включено в план внешнего управления исключительно по ходатайству органа управления должника, принявшего решения, предусмотренные п. 2 ст. 94 этого Закона.

Такое размещение дополнительных обыкновенных акций должника может проводиться только по закрытой подписке, при которой акционеры должника имеют преимущественное право на приобретение размещаемых дополнительных обыкновенных акций должника в порядке, установленном федеральным законом.

В связи с тем, что возможность увеличения уставного капитала обществ с ограниченной ответственностью Законом о банкротстве не отнесена к компетенции органов управления должника, внешний управляющий принял решение о внесении изменений в устав должника о возможности увеличения уставного капитала за счет вкладов третьих лиц в случае введения в отношении Общества процедур банкротства. На основании данных изменений в уставный капитал Общества Третьим лицом был внесен вклад, что привело к уменьшению размера Участника общества с 50% до 0,1%, т.е. к утрате корпоративного контроля.

Не согласившись с действиями внешнего управляющего, один из конкурсных кредиторов в порядке ст. 60 Закона о банкротстве обратился в суд с заявлением о признании данных действий незаконными. В качестве третьего лица к участию в обособленном споре был привлечен участник Общества.

Определением суда первой инстанции, оставленным без изменения апелляционным и кассационным судами, в удовлетворении заявления было отказано.

Как следует из материалов дела, планом внешнего управления предусматривалось несколько мер восстановления платежеспособности Должника, одна из которых предполагала привлечение денежных средств для строительства гаражного комплекса на земельном участке, находящемся в аренде у Общества, и получение около 400 миллионов рублей выручки от реализации гаражей. Однако внешним управляющим была реализована мера по увеличению уставного капитала Общества за счет вкладов третьих лиц, в результате которой участником должника стало Третье лицо с долей в уставном капитале в размере 99,8 процента. Доля Участника в уставном капитале Общества уменьшилась с 50 процентов до 0,1 процента.

Определением арбитражного суда производство по делу о банкротстве Общества было прекращено в связи с утверждением мирового соглашения, одобрение которого учредителями стало возможным в связи с тем, что Третье лицо обладало 99,8% голосов.

По заявлению Учредителя Президиум ВАС РФ отменил все состоявшиеся по обособленному спору судебные акты и признал незаконными действия внешнего управляющего, выразившиеся в принятии решения о возможности увеличения уставного капитала Общества за счет вкладов третьих лиц. При этом высший суд сослался на следующее.

Федеральным законом от 30.12.2008 № 296-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)» исключен абз. 2 п. 2 ст. 94 Закона о банкротстве, относивший к компетенции органов управления должника после введения внешнего управления принятие решения о внесении изменений и дополнений в устав общества с ограниченной ответственностью в части увеличения уставного капитала.

Вместе с тем п. 2 ст. 94  и ст. 114 Закона о банкротстве в действующей редакции предоставляет органам управления должника после введения внешнего управления право принимать решения об увеличении уставного капитала акционерного общества и возможность осуществления увеличения уставного капитала акционерного общества в качестве меры восстановления платежеспособности должника.  При этом увеличение уставного капитала путем размещения дополнительных обыкновенных акций может быть включено в план внешнего управления исключительно по ходатайству органа управления должника. Такое размещение дополнительных обыкновенных акций должника может проводиться только по закрытой подписке, при которой акционеры должника имеют преимущественное право на приобретение размещаемых дополнительных обыкновенных акций должника в порядке, установленном федеральным законом.

Возможность увеличения уставного капитала обществ с ограниченной ответственностью Законом о банкротстве не предусмотрена. В этой связи участники должника - общества с ограниченной ответственностью при банкротстве не могут быть поставлены в худшее положение по сравнению с акционерами, для которых увеличение уставного капитала акционерного общества возможно в соответствии с названным Законом только на основании их волеизъявления и соблюдения соответствующих гарантий сохранения корпоративного контроля (п. 2 ст. 94, ст. 114 Закона о банкротстве).

Таким образом, действия внешнего управляющего, выразившиеся в принятии решения о внесении изменений в устав Общества о возможности увеличения уставного капитала Общества за счет вкладов третьих лиц в случае введения в отношении Общества процедур банкротства не соответствуют Закону о банкротстве.

Особый интерес представляет то обстоятельство, что Президиум ВАС РФ счел возможным рассмотреть заявление Участника и по существу заявления Кредитора о признании незаконными действий внешнего управляющего после прекращения производства по делу о банкротстве. Высший суд обосновал это тем, что Учредитель является лицом, привлеченным к участию в обособленном споре, и что действия внешнего управляющего привели к изменению корпоративного влияния Учредителя.

Полагаем, что сформулированная в настоящем постановлении правовая позиция может быть использована не при аналогичных обстоятельствах, и не только применительно к делам о несостоятельности (банкротстве). В иных случаях, когда усматривается ущемление прав участников одного из видов хозяйственных обществ, по сравнению с другими, данное постановление может быть использовано в качестве обоснования возможности и необходимости применения норм, регулирующих сходные корпоративные правоотношения.

Возврат к списку

Отправить статью

Для получения доступа к Обзорам судебной практики по налоговым спорам необходимо оформить подписку.

Год

30000 рублей + НДС

Подписаться
Я уже подписчик

Необходимо авторизоваться чтобы получить доступ

Авторизоваться

По вопросам подписки обращайтесь, пожалуйста, к Маргарите Завязочниковой
E-mail: m.zavyazochnikova@pgplaw.ru
Nел. +7 (495) 767 00 07

10.01.2022
Партнер «Пепеляев Групп» Наталья Присекина и юрист Екатерина Самусенко стали соа...
29.12.2021
Победы «Пепеляев Групп» – 2021
16.12.2021
Александр Кузнецов защитил докторскую диссертацию
07.12.2021
Валентина Орлова вошла в состав арбитров коллегии Арбитражного центра при РСПП п...
06.12.2021
Девять практик «Пепеляев Групп» усилили свои позиции в рейтинге Право.ru-300
29.11.2021
Антимонопольный клуб провел хакатон по комплаенсу
25.11.2021
Константин Шарловский принял участие в круглом столе Ассоциации Российских Фарма...
17.11.2021
Наталья Присекина назначена руководителем МКАС при ТПП РФ во Владивостоке

Вход | Регистрация

E-mail

Click here to subscribe our English newsletters