Загрузка...

Обзор судебной практики. Топ споров в сфере экологии. Выпуск № 25, март 2022 г.- апрель 2022 г.

28.04.2022
23 мин.
на чтение
Прочитать позже
Ecology_top10_1_1.jpg
Быстрое меню:

Плата за негативное воздействие на окружающую среду

1. Суды признали нарушение доказанным, поскольку сброс спорного загрязняющего вещества подтвержден результатами производственного экологического контроля предприятия

Межрегиональное управление Федеральной службы по надзору в сфере природопользования по Республике Коми и Ненецкому автономному округу обратилось в суд с заявлением о взыскании с АО "Монди Сыктывкарский ЛПК" 43 199 192 руб. платы за негативное воздействие на окружающую среду (плата за НВОС) за 2016 и 2017 годы.

Судами установлено, что Общество в 2016 и 2017 годах в составе сточных вод осуществляло сброс в водный объект загрязняющего вещества - лигносульфоновых кислот[1], при этом плату за НВОС по этому веществу не исчислило, и не внесло.

Обществом на требования Управления представлены следующие возражения:

  • в сточных водах содержится лигнин сульфатный, в отношении которого плата не исчисляется, поскольку он не входит в Перечень № 1316-р;

  • размер природоохранных затрат Общества в сумме 77 238 077 руб. исключает удовлетворение иска;

  • расчет платы произведен с неправомерным применением повышающего коэффициента к организации, эксплуатирующей централизованные системы водоотведения (ЦСВ) поселений или городских округов, в соответствии с планом мероприятий по охране окружающей среды[2];

  • примененная для анализа стоков методика ПНД Ф 14.1:2.216-06 не позволяет различать сульфатную или сульфоновую функциональные группы;

  • лигносульфоновые кислоты образуются при сульфитной (кислотной) варке целлюлозы, которая на территории г. Сыктывкара отсутствует; абоненты лигносульфоновых кислот в составе сточных вод не имеют;

  • суд необоснованно отказал в проведении экспертизы в целях разрешения спора о том, какое загрязняющее вещество содержится в сточных водах.

Суды отклонили доводы Общества, поскольку:

  • наличие спорного вещества в сточных водах подтверждено результатами производственного контроля сточных вод Общества;

  • примененная методика допущена для целей государственного экологического контроля;

  • письмо заместителя директора по научной работе ИБ ФИЦ Коми НЦ УрО РАН о том, что примененная методика не позволяет достоверно установить спорное вещество, само по себе правомерность позиции Общества не подтверждает;

  • экспертное исследование сточных вод, сброшенных в водный объект в 2016 и 2017 годы, в настоящее время не представляется возможным.

Определение Верховного Суда РФ от 29.03.2022 № 301-ЭС22-2351 по делу № А29-2387/2020

Комментарий:

Этот пример демонстрирует важность выбора контролируемых веществ для производственного экологического контроля, а также применяемых методик измерений.

Предприятие фактически предоставило госоргану и суду доказательства нарушения, совершение которого госорганом и судом достоверно не установлено, и не доказано.

В уголовном процессе доказывание вины является обязательным даже при наличии признательных показаний (ч. 2 ст. 77 УПК РФ).

К сожалению, в гражданском судопроизводстве такие подходы не применяются.


Водоснабжение и водоотведение

1. Суд признал требования водоканала о взыскании платы за негативное воздействие на работу ЦСВ обоснованными, поскольку пробы сточных вод с превышением допустимых показателей отобраны в соответствии с условиями договора водоотведения

ГУП «Водоканал Санкт-Петербурга» обратилось в суд с иском к ООО «МНК» о взыскании

платы за прием сточных вод, оказывающих негативное воздействие на работу ЦСВ.

Судами установлено следующее. В приложении № 1 к договору на водоотведение определена граница балансовой принадлежности, а в приложении № 2А - граница эксплуатационной ответственности; точки присоединения к колодцам 51 (КНС) и 220 (К-5), которые являются контрольными, согласно приложению № 4А.

В п. 72 Договора и в приложении № 2А указано, что в канализационные сети абонента (колодец 51 (КНС)) осуществляется отведение сточных вод от многоквартирного жилого дома (строительная площадка).

Предприятием отобраны пробы из контрольного колодца КНС (выпуск № 1) и составлен акт, который подписан представителем Общества без замечаний.

По результатам анализа проб сточных вод в них зафиксировано грубое превышение фактической концентрации таких показателей как БПК 5 и ХПК.

Факт превышения концентрации БПК 5 и ХПК и расчет платы Обществом не оспаривается. Обществом приведены доводы о вине другого абонента (застройщика многоквартирного жилого дома) в поступлении в контрольный колодец КНС сточных вод.

Суды доводы Общества отклонили, поскольку в силу п. 47 Договора абонент в полном объеме несет ответственность за нарушения условий Договора, произошедшие по вине юридических или физических лиц, объекты которых подключены к канализационным сетям абонента, и которые не имеют договора водоотведения с Предприятием.

Поскольку отбор проб осуществлен именно из колодца, определенного в Договоре, Общество на момент заключения дополнительного соглашения к Договору было осведомлено о наличии стоков иного лица в выпуске 51 (КНС), суды посчитали требования Предприятия правомерными и обоснованными.

Ссылку Общества на положения Правил осуществления контроля состава и свойств сточных вод, утв. постановлением Правительства РФ от 22.05.2020 № 728, суд отклонил, так как указанные Правила вступили в силу после проведения спорного отбора проб.

Постановление АС СЗО от 16.02.2022 по делу № А56-116743/2020

 

2. При исчислении платы за негативное воздействие на работу ЦСВ не подлежат применению результаты осуществления контроля состава и свойств сточных вод, если такие результаты отличаются от значения, заявленного в декларации о составе и свойствах сточных вод, менее чем в 1,5 раза; при этом в отношении размера платы за сброс загрязняющих веществ в составе сточных вод сверх установленных нормативов это положение не действует

ООО «Водоканалсервис» обратилось в суд с иском к ООО «Свисс Кроно» о взыскании 18 014 348 руб. платы за негативное воздействие на работу ЦСВ и платы за сброс загрязняющих веществ сверх установленных нормативов.

Судами установлено следующее. Водоканал рассчитал плату с учетом значения фактической концентрации загрязняющего вещества и фактического показателя сточных вод абонента на основании данных декларации Общества о составе и свойствах сточных вод на 2020 год, поскольку в июле 2020 года отбор сточных вод у Общества не производил. Общество полагает, что при расчете должны применяться результаты отбора проб, то есть фактические концентрации загрязняющего вещества и фактический показатель сточных вод (ФКi), используемые в формулах п.п. 123(1) и 198 Правил № 644[3].

С учетом материалов дела и положений Правил № 644, суды пришли к следующим выводам:

  1. законодатель закрепляет приоритет определения показателя ФКi по результатам осуществления контроля состава и свойств сточных вод, которое действительно в течение 3-х месяцев;

  2. исключение из этого правила предусмотрено в п.п. 123 (1), 123 (2): ФКi по результатам осуществления контроля состава и свойств сточных вод не подлежит применению в случае, если такой показатель отличается от значения, заявленного в декларации, менее чем в 1,5 раза; при этом в отношении размера платы за сброс загрязняющих веществ в составе сточных вод сверх установленных нормативов такое исключение не действует;

  3. поскольку контрольный отбор проб сточных вод Общества произведен Водоканалом в июне 2020 года, при этом ФКi по ряду показателей имел отклонения в сторону уменьшения от заявленных в декларации значений более чем в 1,5 раза;

  4. при определении значения показателя ФКi необходимо руководствоваться результатами контрольного мероприятия и учитывать указанное исключение при начислении платы за негативное воздействие на работу ЦСВ, в связи с чем контррасчет Общества признан судами соответствующим требованиям Правил № 644.

Постановление АС ВВО от 16.03.2022 по делу № А31-13409/2020

 

Возмещение вреда окружающей среде

1. Поскольку размер проведенных природоохранных мероприятий и сумма платы за негативное воздействие на окружающую среду за сверхлимитный сброс превышают размер обоснованно исчисленного вреда требование о взыскании суммы вреда не подлежит удовлетворению

Межрегиональное управление Росприроднадзора по г. Москве и Калужской области обратилось в суд с иском к ООО «ЖКХ "Водоканал+» о взыскании суммы вреда, причиненного водному объекту, в сумме 56 091 392,04 руб.

Как следует из материалов дела, в ходе проведения административного расследования, сотрудниками ФГБУ «ЦЛАТИ по ЦФО» осуществлены отборы проб сточной воды, сбрасываемых Обществом из водовыпуска хозяйственно-бытовых, канализационных, ливневых стоков. Протоколы результатов измерений показали превышение установленных допустимых концентраций загрязняющих веществ[4].

С учетом положений п. 2 ст. 401 Гражданского кодекса РФ и п. 7 Постановления Пленума Верховного Суда РФ № 49[5], суд заключил, что Управление, предъявляя исковые требования по данной категории дел, должно доказать, обстоятельства противоправности действий (бездействия) Общества, наличия причинно-следственной связи между действиями (бездействием) общества и возникшими убытками, а также размер убытков.

Суд установил, что в нарушение требований п. 22 Методики № 87[6], Управлением не учтено, что в случае установления превышения фоновой концентрации вредного (загрязняющего) вещества в воде водного объекта допустимой концентрации, для расчета применяется значение фоновой концентрации, что позволяет учесть изначальную загрязненность водного объекта.

Судом также установлено, что представленный Обществом контррасчет основан на данных из уполномоченного учреждения Росгидромета - ФГБУ «Центральное УГМС» о фоновых концентрациях спорных загрязняющих веществ[7] в реке применительно к спорному периоду времени, которые превышают допустимую концентрацию.

Суд не согласился с мнением Управления о том, что условные фоновые концентрации, определяемые подведомственными Росгидромету учреждениями, используются исключительно для целей нормирования, и для целей расчета размера вреда использоваться не могут.

Также суд заключил, что при расчете допустимой концентрации в нарушение положений п. 22 Методики № 87 Управлением не применен коэффициент 1,4, поскольку Общество осуществляет деятельность по водоотведению.

Доводы Управления о том, что коэффициент не может быть применен по причине залпового сброса сточных вод на очистных сооружениях, отклонены судом, поскольку о залповом сбросе не упоминается ни в иске, ни в постановлениях, ни в иных представленных в материалы дела документах.

Кроме того, суд пришел к выводу об ошибочном определении объема сброшенных сточных вод. Общество представило акты, счета-фактуры и универсальные передаточные акты об оказании услуг по транспортировке холодной воды, подписанные Обществом и АО «Мосводоканал» о среднемесячном объеме воды, и справки по форме 2-ТП (водхоз), которые Управлением учтены не были. На основании представленных документов, суд заключил, что Общество не имело технологической возможности сбросить в водный объект после очистки больше воды, чем приняло от АО «Мосводоканал».

С учетом изложенных выводов суд, проверив представленный обществом контррасчет размера вреда, признал его верным и обоснованным.

Кроме того, суд установил, что сумма внесенной Обществом платы за НВОС за сверхлимитный сброс составила 336.869,96 руб.; совокупные затраты на проведение природоохранных мероприятий в отношении КОС «Солнцево-парк» в спорном 2020 году составили 13.290.660 руб.

Суд, со ссылкой на п. 15 Постановления Пленума Верховного Суда № 49 и п. 14 Методики № 87 указал, что Управлению следовало принять во внимание выполнение Обществом мероприятий (строительство и/или реконструкция очистных сооружений, систем оборотного и повторного водоснабжения) по предупреждению сверхнормативного сброса вредных (загрязняющих) веществ. Мотивированных возражений невозможности зачета проведенных мероприятий в счет возмещения вреда Управление не привело, качество мероприятий и их эффективность не оценило.

С учетом вышеизложенного суд заключил, что поскольку размер проведенных природоохранных мероприятий (13.290.660 руб.) и сумма платы за НВОС за сверхлимитный сброс (336.869,96 руб.) превышают размер обоснованно исчисленного вреда (9.594.000,20 руб.), заявленное требование не подлежит удовлетворению.

Определение Верховного Суда РФ от 05.03.2022 № 305-ЭС22-105 по делу № А40-186573/2020

 

Обращение с отходами

1. Суды посчитали достаточным доказательством подтверждения отнесения вскрышных пород к отходам IV класса опасности результаты измерений проб, отобранных в ходе проверки Росприроднадзора

ООО «Горняк-1» обратилось в суд с заявлением о признании недействительными и отмене предписания Дальневосточного межрегионального Управления Федеральной службы по надзору в сфере природопользования об устранении нарушений, выразившихся в отсутствии лицензии на деятельность по размещению отходов IV класса опасности; нормативов образования отходов и лимитов на их размещение (НООЛР); паспорта на отход IV класса опасности; невнесении платы за размещение отходов IV класса опасности.

Общество указало, что участок открытых горных работ «Графский» имеет статус горного отвода и не является объектом размещения отходов; на данном участке не осуществляется деятельность по размещению отходов IV класса опасности, отходы IV класса опасности не образуются.

Суды доводы Общества отклонили, приняв в качестве доказательств IV класса опасности отходов результаты исследования проб горных пород, отобранных в ходе проверки.

Посчитав, что вменяемые Обществу нарушения доказаны, суды в удовлетворении требований отказали.

Постановление АС ДВО от 03.03.2022 по делу № А59-1486/2020

Комментарий:

Нормативными актами предусмотрен определенный порядок подтверждения отнесения отходов к конкретному классу опасности[8], при этом подтверждение отнесения к конкретному классу опасности отходов, включенных в федеральный классификационный каталог отходов[9] (ФККО) не требуется (ст. 14 Закона № 89-ФЗ[10]).

Отход «Вскрышные породы…» включен в ФККО: блок 2, «Отходы добычи полезных ископаемых», включает 14 видов отходов V класса опасности.

В этом случае, Приказом Минприроды № 1027 предусмотрен следующий порядок действий: 1) сопоставление классификационных признаков спорного отхода (происхождение, состав, агрегатное состояние и физическая форма) с классификационными признаками видов отходов, включенных в ФККО и в банк данных об отходах; 2) если путем сопоставления классификационных признаков определено, что отход не включен в ФККО, то класс опасности данного отхода определяется на основании Критериев отнесения отходов к I - V классам опасности по степени негативного воздействия на окружающую среду (утв. Приказом Минприроды от 04.12.2014 № 536).

При этом, согласно п.п. 14, 15 Приказа Минприроды № 1027, заключение о подтверждении отнесения отходов I - V классов опасности к конкретному классу опасности дает ФГБУ «ФЦАО».

Следовательно, уполномоченный орган, при проведении проверки должен был совершить действия, предписанные Приказом Минприроды № 1027, или выдать предприятию предписание, обязывающее его осуществить соответствующие действия.

Только после подтверждения в соответствии с требованиями Приказа Минприроды № 1027 отнесения спорного отхода к IV классу опасности возникнут правовые основания для выдачи предписания о внесении платы за НВОС, оформлении паспорта отхода, утверждении НООЛР и оформлении лицензии, если соответствующие обязанности не буду исполнены предприятием.

Кроме того, согласно п. 4 Порядка разработки и утверждения нормативов образования отходов и лимитов на их размещение[11], в лимиты на размещение отходов не включаются масса (объем) вскрышных и вмещающих горных пород, используемых в соответствии с утвержденным в установленном порядке техническим проектом разработки месторождений полезных ископаемых для ликвидации горных выработок. Из содержания судебных актов не понятно, был ли проанализирован проект на отработку месторождения угля на предмет наличия соответствующих положений.

 

2. Использование отходов непосредственно на предприятии освобождает лицо от обязанности по включению массы таких отходов в лимиты на размещение отходов

ЗАО «Птицефабрика «Пышминская» обратилось в суд с заявлением о признании недействительным приказа Северо-Уральского межрегионального управления Федеральной службы по надзору в сфере природопользования об отказе в утверждении НООЛР.

По мнению Управления:

  1. «куриный помет» и «ил отработанный» являются отходами производства;

  2. Обществом не представлено документов, подтверждающих отнесение «куриного помета» и «ила отработанного» к продукции (удобрениям);

  3. в процессе перепревания «куриного помета» происходит его обезвреживание (снижение класса опасности), следовательно, необходима лицензия на обезвреживание отходов;

  4. на «ил отработанный» Обществом утвержден паспорт отходов, но в качестве отхода в проекте НООЛР он не указан.

Судами установлено, что согласно ФККО, в тип «отходы разведения сельскохозяйственной птицы» (1 12 700 00 00 0) включены отходы «помет куриный свежий» III класса опасности (1 12 711 01 33 3) и «помет куриный перепревший» IV класса опасности (1 12 711 02 29 4); в тип «осадки (илы) биологических очистных сооружений хозяйственно-бытовой и смешанной канализации после завершения операций по их обработке согласно технологическому регламенту» включен отход «ил избыточный биологических очистных сооружений хозяйственно-бытовых и смешанных сточных вод» (7 22 200 01 39 4) IV класса опасности.

Пункт 3.16 ГОСТ 30772-2001[12] определяет побочный продукт как дополнительную продукцию, образующуюся при производстве основной продукции и не являющуюся целью данного производства, но пригодную как сырье в другом производстве или для потребления в качестве готовой продукции; согласно примечанию к указанному пункту побочный продукт не является отходом.

С учетом изложенного, а также разъяснений Минсельхоза и Минприроды[13], суды указали, что включение «куриного помета» и «ила отработанного» в ФККО само по себе не является достаточным основанием для признания их таковым.

Кроме того, из материалов дела следует, что спорные отходы, образующиеся ходе производственной деятельности Общества, используются непосредственно на территории Общества (куриный помет - как органическое удобрение, ил - в производственной деятельности, в том числе для отсыпки дорог), в соответствии с Рабочей инструкцией.

Использование спорных отходов непосредственно на предприятии в силу прямого указания п. 5 Порядка № 50[14] освобождает Общество от включения их в лимиты на размещение отходов.

На основании изложенного, суды пришли к выводу, что в рассматриваемом случае процессы преобразования продуктов жизнедеятельности кур в удобрение и получения илового осадка не носят характер самостоятельных видов деятельности, не являются ни обработкой, ни обезвреживанием, ни утилизацией отходов в смысле, придаваемом этим понятиям ст. 1 Закона № 89-ФЗ, а представляют собой один из циклов производственных процессов.

Требования Общества удовлетворены.

Постановление АС ЗСО от 22.03.2022 по делу № А70-6325/2021

 

3. Оформление лицензии на осуществление деятельности по обращению с отходами предусмотрено на вид деятельности, в результате которого лицо получает прибыль, следовательно, в случае использования свиного навоза для собственных нужд у предприятия не возникает обязанность по получению лицензии на обращение с отходами

ЗАО «Племзавод-Юбилейный» обратилось в суд к Северо-Уральскому межрегиональному управлению Федеральной службы по надзору в сфере природопользования о признании недействительным предписания об устранении нарушения, выразившееся в осуществлении деятельности по обработке и утилизации отходов животноводства III-IV классов опасности в отсутствие лицензии на данные виды деятельности.

Общество полагает, что свиной навоз не относится к отходам производства и потребления, а является побочным продуктом и сырьем для приготовления органического удобрения; деятельность по переработке свиного навоза и использованию получившегося удобрения на собственных полях не подлежит лицензированию.

Суды установили, что согласно п. 4.6 ГОСТ Р 51769-2001[15], лицензии выдают на осуществление такого вида деятельности по обращению с отходами, в результате которого юридическое или физическое лицо, ее осуществляющее, получает прибыль.

Согласно п. 3.16 ГОСТ 30772-2001, в процессе основного производства могут появляться побочные продукты как дополнительная продукция, не являющаяся целью данного производства, но пригодная как сырье в другом производстве или для потребления в качестве готовой продукции; такая побочная продукция отходом не является.

С учетом этого, суды пришли к выводу, что включение навоза свиного в ФККО само по себе не является достаточным основанием для признания его отходом и отнесения осуществляемой хозяйствующим субъектом деятельности к лицензируемой.

Материалами дела доказано использование навоза, образующегося в результате осуществления Обществом деятельности по разведению свиней, для собственных нужд в качестве удобрения, в соответствии с разработанным и утвержденным Технологическим регламентом производства и применения органического удобрения «БИОПОЛЕ», на которое получены экологические сертификаты соответствия и паспорт качества.

Доказательств осуществления Обществом приема органических отходов от иных лиц в целях дальнейшей переработки (обезвреживания) за плату или реализации образующихся в его производственной деятельности отходов сторонним организациям/населению не имеется.

На основании изложенного, суды признали процесс преобразования продуктов жизнедеятельности свиней в удобрение одним из циклов производственного процесса, требования Общества удовлетворили.

Постановление АС ЗСО от 25.02.2022 по делу № А70-4109/2021

 

4. Поскольку вопросы обращения с отходами могут регулироваться хозяйствующими субъектами в рамках договорных отношений, для установления субъекта ответственности по обращению с отходами, необходимо учитывать условия заключенных договоров

ООО «Аэропорт Геленджик» обратилось в суд с заявлением о признании недействительным предписания Черноморо-Азовского морского управления Федеральной службы по надзору в сфере природопользования об устранении нарушения в части нераздельного накопления отходов производства (строительства).

Суды при рассмотрении дела пришли к выводу об отсутствии у Общества признаков субъекта, ответственного за соблюдение законодательства об отходах производства и потребления. Суды при этом исходили из содержания ст. 4 Закона № 89-ФЗ, согласно которой право собственности на отходы определяется по правилам гражданского законодательства, следовательно, вопросы установления права собственности на отходы и определения стороны, ответственной за исполнение обязанностей в области обращения с отходами, возложенных на образователя отходов действующим природоохранным законодательством, могут регулироваться хозяйствующими субъектами в рамках договорных отношений.

Суды установили, что работы по строительству нового аэровокзального комплекса в аэропорту Геленджик выполняются по договору строительного подряда, по условиям которого подрядчик обязался своими силами и за свой счет обеспечить своевременную уборку, вывоз со строительной площадки и утилизацию излишков грунта, отходов и мусора, своевременно оформить все необходимые для этого разрешения.

С учетом этого, суды пришли к выводу, что подрядчик как собственник отходов, образующихся при выполнении строительных работ, обязался соблюдать в полной мере законодательство об охране окружающей среды, об отходах производства и потребления, в том числе обеспечить раздельный сбор, накопление отходов на территории строительной площадки нового аэровокзального комплекса аэропорта Геленджик с использованием специально обустроенной для этих целей площадки, последующие вывоз и утилизацию отходов.

Следовательно, ответственным за соблюдение законодательства об отходах производства и потребления на строящемся объекте является подрядчик; Общество в рассматриваемом случае не является субъектом выявленного Управлением нарушения, на него необоснованно возложена обязанность организации обращения с отходами.

Постановление АС СКО от 05.03.2022 по делу № А32-20487/2021

 

5. Поскольку на момент приобретения патента на оборудование, такая технология являлась новой, в отношении нее являлось обязательным проведение государственной экологической экспертизы, как в момент ее приобретения, так и на момент проведения прокуратурой проверки

Прокурор Ростовской области обратился в суд к Межрегиональному управлению Росприроднадзора по Ростовской области и Республики Калмыкии о признании незаконными действий по переоформлению ООО ППФ «Технолог» лицензии на сбор, транспортирование, обезвреживание отходов I - IV классов опасности, обработку отходов IV класса опасности, утилизацию отходов III, IV классов опасности и незаконным приказа о переоформлении лицензии.

Как следует из материалов дела, 17.09.2008 Общество на основании лицензии, ввело в эксплуатацию установку по обезвреживанию отходов «Экотором-2».

Данная установка на момент ее приобретения имела всю необходимую техническую и разрешительную документацию, в том числе заключение экспертной комиссии государственной экологической экспертизы (ГЭЭ) материалов рабочего проекта сооружения.

Общество обратилось Управление с заявлением о переоформлении лицензии, приказом Управления лицензия переоформлена.

По результатам проведенной прокуратурой проверки надзорный орган пришел к выводу о том, что представленное при переоформлении обществом заключение ГЭЭ утратило юридическую силу в связи с истечением срока его действия и не могло быть расценено как надлежащее подтверждение соблюдения лицензиатом условий переоформления лицензии.

Суд установив, что на момент приобретения патента на установку «Экотором-2» (10.12.1995) такая технология являлась новой, указал, что в отношении нее являлось обязательным проведение ГЭЭ, как в 1995 году, так и на момент проведения прокуратурой проверки, в связи с чем, пришел к выводу об отсутствии оснований для принятия оспариваемого приказа о переоформлении лицензии, поскольку приложенное к заявлению Общества заключение ГЭЭ (сроком действия 5 лет) утратило юридическую силу в 2010 году.

Определение Верховного Суда РФ от 24.03.2022 № 308-ЭС22-2322 по делу № А53-11433/2020

Комментарий

Согласно письму Минприроды России от 13.05.2011 № 05-12-44/7250 новой является впервые предлагаемая к использованию на территории Российской Федерации и прошедшая апробацию техника и технология.

То есть по истечении 5-летнего срока, указанного в приказе об утверждении заключения ГЭЭ технология не становится опять новой, так как уже применялась на территории России на основании положительного заключения экспертизы.

В соответствии с действующим Положением о проведении ГЭЭ[16], экспертные заключения по объектам экспертизы, предусмотренным подп. 5 ст. 11 Закона № 174-ФЗ[17], действуют бессрочно.


6. В силу требований закона, лицо обязано осуществлять деятельность с соблюдением требований документации, которая получила положительное заключение ГЭЭ, а в случае изменения ранее заявленных характеристик объекта, повторно провести экспертизу, либо привести введенный в эксплуатацию объект в соответствие с техническими характеристиками по ранее полученному заключению

ООО «Транс-Эффект» обратилось в суд с требованием о признании незаконными действий Западно-Уральского межрегионального управления Федеральной службы по надзору в сфере природопользования по отказу в переоформлении лицензии.

Как следует из материалов дела, Общество обратилось в Управление с заявлением о переоформлении лицензии на осуществление деятельности по сбору, обезвреживанию, размещению отходов III - IV классов опасности, с целью включения в лицензию работ по сбору, обработке отходов II - IV классов опасности.

В ходе проверки Управлением установлено, что для осуществления работ по сбору, обработке отходов, заявителем предполагается использование склада для обработки, складирования и утилизации отходов, а также комплекс сортировки ТКО «ВторТех-40», который введен в эксплуатацию в июле-августе 2020 года, имеет технологические характеристики: производительность - 40000 тонн/год (7,4 тонн/час), рекомендуемый размер навеса/ангара 8*16 м / 28*16 м, количество рабочих мест сортировщиков - от 8 человек.

Приказом Управления от 23.09.2011, утверждено положительное заключение экспертной комиссии государственной экологической экспертизы материалов по объекту «Полигон захоронения ТБО в Пермском районе д. Ключики», сроком действия на три года.

Согласно проектной документации, в качестве характеристик мусоросортировочной станции указаны значения: производительность - 24900 тонн/год, расположение в одноэтажном здании, размерами 42*12 м, высотой 7,2 м, количество образуемой не утилизируемой фракции - 21165 тонн/год, количество рабочих мест сортировщиков - на 10 человек.

То есть, проверкой установлено, что реализованный заявителем комплекс сортировки ТКО «торТех-40» не соответствует проектным решениям, и введен в эксплуатацию по истечении срока действия положительного заключения ГЭЭ.

По результатам проверки Управлением сделан вывод о несоответствии представленных сведений требованиям Закона № 99-ФЗ[18], а также Положению о лицензировании[19].

С учетом установленных обстоятельств и требований ч. 8 ст. 11 и ст. 18 Закона № 174-ФЗ[20], суды пришли к выводу о наличии у Общества обязанности осуществлять деятельность на полигоне с соблюдением требований документации, которая получила положительное заключение ГЭЭ, а в случае изменения ранее заявленных характеристик объекта, о возникновении обязанности по повторному проведению экспертизы, согласно которой в отношении объекта, с учетом изменившихся технологических характеристик, будет установлено его соответствие обязательным требованиям в области охраны окружающей среды, либо привести введенный в эксплуатацию объект в соответствие с техническими характеристиками по ранее полученному заключению.

Определение Верховного Суда РФ от 21.03.2022 № 309-ЭС22-1503 по делу № А50-4422/2021


[1] Входит в перечень загрязняющих веществ, утвержденный распоряжением Правительства РФ от 08.07.2015 № 1316-р «Об утверждении перечня загрязняющих веществ, в отношении которых применяются меры государственного регулирования в области охраны окружающей среды» (Перечень № 1316-р).

[2] П. 6.1 ст. 16.3 Федерального закона от 10.01.2002 № 7-ФЗ «Об охране окружающей среды» (Закон № 7-ФЗ).

[3] Согласно п.п. 123 (1), 123 (2), 198 Правил холодного водоснабжения и водоотведения (утв. Постановлением Правительства РФ от 29.07.2013 № 644), значение показателя ФКi определяется двумя способами: на основании декларации абонента либо в ходе осуществления контроля состава и свойств сточных вод. При этом значение ФКi, полученное в ходе осуществления контроля состава и свойств сточных вод проводимого организацией, осуществляющей водоотведение, подлежит применению с начала календарного месяца, в котором в ходе осуществления контроля состава и свойств сточных вод выявлены нарушения, до начала календарного месяца, в котором организацией, осуществляющей водоотведение, был произведен следующий отбор проб, но не более чем за 3 календарных месяца.

[4] Приказ Минсельхоза России от 13.12.2016 № 552 "Об утверждении нормативов качества воды водных объектов рыбохозяйственного значения, в том числе нормативов предельно допустимых концентраций вредных веществ в водах водных объектов рыбохозяйственного значения" (Приказ № 552).

[5] Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 30.11.2017 № 49 "О некоторых вопросах применения законодательства о возмещении вреда, причиненного окружающей среде".

[6] Методика исчисления размера вреда, причиненного водным объектам вследствие нарушения водного законодательства, утв. Приказом Минприроды России от 13.04.2009 № 87.

[7] П. 6 Методических указаний по расчету размера вреда от 17.02.2020 № СР-09-01-31/4794, адресованных центральным аппаратом Росприроднадзора территориальным органам, предписывает для определения фоновой концентрации направлять официальный запрос в органы Росгидромета.

[8] Приказ Минприроды от 08.12.2020 № 1027 «Об утверждении порядка подтверждения отнесения отходов I - V классов опасности к конкретному классу опасности» (Приказ Минприроды № 1027).

[9] Утв. приказом Федеральной службы по надзору в сфере природопользования от 22.05.2017 № 242.

[10] Федеральный закон от 24.06.1998 № 89-ФЗ «Об отходах производства и потребления».

[11] Утв. Приказом Минприроды № 1029 от 08.12.2020.

[12] ГОСТ 30772-2001 «Ресурсосбережение. Обращение с отходами. Термины и определения» (введен в действие постановлением Госстандарта от 28.12.2001 № 607-ст).

[13] Письма от 11.08.2016 № ВА-14-27/8782, от 05.05.2016 № 04-12-27/9376.

[14] Согласно п. 5 Порядка разработки и утверждения нормативов образования отходов и лимитов на их размещение (утв. Приказом Минприроды от 25.02.2010 № 50), в лимиты на размещение отходов не включаются массы (объемы) отходов, предназначенные для использования и/или обезвреживания.

С 01 января 2021 Порядок № 50 утратил силу, новый порядок утв. Приказом Минприроды от 08.12.2020
№ 1029, согласно которому в лимиты на размещение отходов не включаются отходы, накопление которых осуществляется в целях их дальнейшей реализации и (или) обработки, утилизации, обезвреживания (п. 4), это положение означает необходимость осуществить перечисленные операции с отходами в течение 11 месяцев с момента их образования.

[15] ГОСТ Р 51769-2001 "Ресурсосбережение. Обращение с отходами. Документирование и регулирование деятельности по обращению с отходами производства и потребления. Основные положения". (введен в действие постановлением Росстандарта от 28.06.2001 № 251-ст).

[16] Утв. Постановлением Правительства РФ от 07.11.2020 № 1796.

[17] Федеральный закон от 23.11.1995 № 174-ФЗ «Об экологической экспертизе».

[18] Федеральный закон от 04.05.2011 № 99-ФЗ «О лицензировании отдельных видов деятельности».

[19] Постановление Правительства РФ от 26.12.2020 N 2290 "О лицензировании деятельности по сбору, транспортированию, обработке, утилизации, обезвреживанию, размещению отходов I - IV классов опасности".

[20] Согласно ч. 8 ст. 11 Закона № 174-ФЗ, объектом ГЭЭ является, в т.ч. объект ГЭЭ, ранее получивший положительное заключение ГЭЭ, в случае реализации такого объекта с отступлениями от документации, получившей положительное заключение экспертизы, и (или) в случае внесения изменений в указанную документацию, а также в случае истечения срока действия положительного заключения ГЭЭ.

В силу ч. 5 ст. 18, положительное заключение ГЭЭ теряет юридическую силу, в том числе, в случае реализации объекта ГЭЭ с отступлениями от проектной документации, получившей положительное экспертизы, а также в случае истечения срока действия положительного заключения ГЭЭ.

Возврат к списку

Отправить статью

Для получения доступа к Обзорам судебной практики по налоговым спорам необходимо оформить подписку.

Год

30000 рублей + НДС

Подписаться
Я уже подписчик

Необходимо авторизоваться чтобы получить доступ

Авторизоваться

По вопросам подписки обращайтесь, пожалуйста, к Маргарите Завязочниковой
E-mail: m.zavyazochnikova@pgplaw.ru
Nел. +7 (495) 767 00 07