Закрыть
Поиск по сайту
Закрыть

Обзор судебной практики. Топ споров в сфере экологии. Выпуск № 17 октябрь - ноябрь 2020г.

23.11.2020
19 мин.
на чтение
Ecology_top_1.jpg

Обращение с отходами

1. Предельно допустимые концентрации загрязняющих веществ, установленные гигиеническими нормативами для почв населенных пунктов, не применяются к землям других категорий и не заменяют нормативы качества окружающей среды, а несоблюдение требований к отбору контрольных и фоновых проб при осуществлении контроля загрязнения почв может привести к недействительности результатов контроля. 

Общество «Элис» обратилось в суд с заявлением о признании недействительным предписания Уральского межрегионального управления Федеральной службы по надзору в сфере природопользования о проведении мероприятий по улучшению, защите земель и охране почв. 

Как следует из материалов дела, Управлением проведена плановая выездная проверка Общества, эксплуатирующего полигон ТБО, в ходе которой, по результатам анализа проб почвы установлено превышение нормативов ПДК[1] ряда веществ, а также фоновых значений, что отражено в экспертном заключении ФГБУ «ЦЛАТИ по УФО». При этом для сравнения химических показателей веществ взяты пробы почвы по границе полигона ТБО и проба в 50 метрах севернее от границы полигона.
 
При рассмотрении спора суды исходил из того, что объект захоронения отходов расположен за границей населенных пунктов; отведенный под полигон земельный участок имеет категорию «земли промышленности …» и вид разрешенного использования «для эксплуатации свалки ТБО». С учетом этого суды указали на неправомерность применения в отношении данного участка гигиенических нормативов[2], поскольку санитарно-эпидемиологическое нормирование проводится в рамках государственно-санитарно-эпидемиологического надзора, данными полномочиями Управление не наделено; ПДК не заменяют требования о наличии нормативов качества окружающей среды.
Также суды признали необоснованным отбор проб в точках на границе земельного участка, указав, что фактически специалисты ФГБУ фоновые значения показателей химических веществ не определили, взяв за них показатели этих веществ на территории, прилегающей к объекту размещения отходов. 

Как следует из акта проверки, на полигоне ТБО осуществляется мониторинг в соответствии с разработанной программой мониторинга и Приказом Минприроды России от 04.03.2016 № 66[3], сдается отчетность о проводимых природоохранных мероприятиях. При этом Управлением документально не доказано, что мероприятия, проводимые Обществом, являются неэффективными. 

С учетом изложенного, суды признали оспариваемое предписание недействительным. 
2. Использование побочного продукта производства, в том числе при проведении рекультивации объекта размещения отходов, не является размещением отходов, и не влечет взимания платы за НВОС[4]

ОАО «Гидрометаллургический завод» обратилось в суд с заявлением к Департаменту федеральной службы по надзору в сфере природопользования по Северо-Кавказскому федеральному округу о признании недействительным требования о внесении платы за размещение отходов производства (фосфогипс). 

В обоснование заявленных требований Завод пояснил, что образуемый на предприятии нейтрализованный фосфогипс относится к побочным продуктам производства экстракционной фосфорной кислоты, и отходом не является. В связи с тем, что фосфогипс учитывается на балансе предприятия и отражается в бухгалтерском учете именно как побочный продукт, то в отчете об образовании отходов он не указывается. Данный продукт используется Заводом для рекультивации хвостохранилища радиоактивных отходов. 

Возражая против заявления Завода, Департамент указал, что, поскольку от хозяйственной деятельности Завода образуются отходы V класса опасности (фосфогипс), которые при размещении их на территории хвостохранилища радиоактивных отходов приводят к негативным изменениям качества окружающей среды, ответчик должен вносить плату за такое воздействие, под видом рекультивации, Завод осуществляет захоронение отходов. 

Суд установил, что заполнение карт хвостохранилища нерадиоактивным фосфогипсом ведется с 1991 года с учетом результатов исследовательских работ, показавших, что слой нейтрализованного фосфогипса практически исключает эсхаляцию радона и не выделяет вредных веществ. 

С учетом установленных обстоятельств, суд пришел к выводу о том, что использование фосфогипса осуществляется Заводом в качестве вещества, исключающего вредное воздействие урановых отходов, которое не тождественно понятию размещения отходов, и удовлетворил заявленные требования. 
3. При соблюдении условий, предусмотренных переходными положениями Закона № 89-ФЗ[5], до 01.01.2023 возможна эксплуатация несанкционированной свалки для размещения коммунальных отходов и ее включение в территориальную схему обращения с отходами. 

Как следует из материалов дела, Департаментом Федеральной службы по надзору в сфере природопользования по Уральскому федеральному округу в отношении ОАО «Птицефабрика «Рефтинская» проведена проверка, по результатам которой выявлено, что на ее балансе имеется свалка промышленно-бытовых отходов. 
 
Обществом представлены документы об отводе земельного участка под свалку бытового мусора, а также гидрологическое заключение, из которого следует расположение свалки на территории карьера; проектная документации на данную свалку не представлена, отсутствуют акт ввода в эксплуатацию и экспертиза проекта; регистрация свалки в ГРОРО[6] отсутствует. Водоотводная канава, водоупорный вал, ветрозащитные экраны, мерный столб отсутствуют. Указанные обстоятельства послужили основанием для вывода Управления, что данная свалка не является специализированным сооружением, предназначенным для размещения отходов производства и потребления, и вынесения Управлением в отношении Общества предписания о ликвидации несанкционированной свалки. 

Предписание оспорено Обществом в судебном порядке. 

Удовлетворяя заявленные требования, суды исходили из наличия у Общества лицензии на осуществление деятельности по обращению с отходами, а также приказа Департамента Федеральной службы по надзору в сфере природопользования по Уральскому федеральному округу об утверждении нормативов образования отходов и лимитов на их размещение, в котором согласовано ежегодное размещение Обществом на данной свалке отходов 5 класса опасности. С учетом установленного, суды признали подтвержденным факт введения объекта размещения отходов в эксплуатацию, а также длительный процесс фактической санкционированной эксплуатации объекта Обществом. 

Суды также установили, что спорная свалка санкционирована решением исполкома Рефтинского поселкового совета народных депутатов, до 01.01.2023, как объект размещения твердых коммунальных отходов, введенный в эксплуатацию до 01.01.2019 и не имеющий предусмотренной законом документации, с учетом п. 8 ст. 29.1 Закона № 89-ФЗ[7]

В связи с чем довод Управления о несоответствии свалки действующим требованиям и нормативам, в том числе, по причине невключения ее в ГРОРО, судами отклонен. 

Водопотребление и водоотведение

1. Плата за негативное воздействие на работу централизованной системы водоотведения предусмотрена правилами, которые обязательны к применению при исполнении публичных договоров, вне зависимости от наличия соответствующих обязанностей в договоре. 

Общество «НОВОГОР-Прикамье» обратилось в суд с иском к ФГУП «Машзавод им. Ф.Э. Дзержинского» о взыскании платы за негативное воздействие на работу централизованной системы водоотведения и неустойки. 

Как следует из материалов дела, между Обществом (Водоканал) и Предприятием (Абонент) заключен договор, по условиям которого Водоканал обязался отпускать Абоненту питьевую воду и принимать от него сточные воды в пределах установленных ему лимитов водопотребления и водоотведения, а Абонент обязался производить оплату, в том числе, за превышение нормативов сброса загрязняющих веществ в систему городской канализации. 

Предварительно уведомив Абонента, и в присутствии его представителя Водоканал произвел контрольный отбор проб сточных вод из контрольных колодцев, с подписанием сторонами акта. По результатам анализов проб в сточных водах Абонента выявлены нарушения требований к составу и свойствам сточных вод, установленных приложением № 5 к Правилам № 644[8]. Водоканалом в соответствии с п. 123 Правил № 644[9], рассчитана плата за негативное воздействие на работу централизованной системы водоотведения. 

Удовлетворяя требования Водоканала, суды отклонили довод Абонента об отсутствии в договоре с Водоканалом обязанности вносить плату за негативное воздействие на работу централизованной системы водоотведения. 

При этом суды указали на публичный характер договора водоснабжения, а также на то обстоятельство, что обязанность по внесению платы за негативное воздействие на работу централизованной системы водоотведения, предусмотрена правилами, которые обязательны к применению при исполнении публичных договоров, вне зависимости от наличия соответствующих обязанностей в договоре. 

Возмещение вреда окружающей среде

1. Если причинитель вреда до вынесения в отношении него актов принудительного характера воспользовался своим правом выбора способа возмещения вреда окружающей среде в натуре, осуществив мероприятия по реальному восстановлению объекта окружающей среды, основания для взыскания денежной компенсации вреда отсутствуют. 
 
Управление Федеральной службы по ветеринарному и фитосанитарному надзору по Рязанской и Тамбовской областям обратилось в суд с иском к ООО НПО «Авангард» об обязании восстановить нарушенное состояние окружающей среды на земельном участке сельскохозяйственного назначения и о взыскании 28 708 800 руб. вреда почвам. 

В ходе проведенной проверки на указанном земельном участке обнаружено снятие и перемещение плодородного слоя почвы. В северо-западной части площадки, по ее краю расположен бурт со снятым плодородным слоем почвы, перемешанный с неплодородными компонентами (песок, глина и др.). 

Административным органом произведен отбор образцов почвы, по результатам которого установлено, что на земельном участке произошло снижение плодородия почвы, выразившееся в изменении содержания агрохимических показателей по сравнению с фоновым показателем. 

Указанные обстоятельства послужили основанием для направления в адрес Общества претензии с требованием в добровольном порядке возместить вред, причиненный почвам, неисполнение которой послужило поводом для обращения в суд. 

Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суды исходили из установленного ими обстоятельства полного возмещения ответчиком причиненного ущерба в натуральной форме путем проведения работ по рекультивации. 

В соответствии с условиями договора аренды, Обществом разработан и согласован с арендодателем проект рекультивации земельного участка, выполнены технический и биологический этапы рекультивации, на проведение мероприятий по рекультивации земель израсходовано 17 778 079 рублей. 

На основании договора, лабораторией проведены испытания грунта, по результатам которых установлено, что агрохимические показатели образцов, отобранных на рекультивированном участке, соответствуют показателям, приведенным в проекте рекультивации. 

С учетом этих обстоятельств, суды пришли к выводу, что Общество на момент предъявления Административным органом исковых требований и до вынесения постановления о привлечении к административной ответственности уже воспользовалось своим правом выбора способа возмещения вреда окружающей среде: путем восстановления земель, и передало восстановленный земельный участок собственнику. При этом, поскольку загрязнение земель не связано с умышленными действиями ответчика и с получением экономической выгоды, а в результате проведенных ответчиком в добровольном порядке и за свой счет работ восстановлена возможность использования земельного участка по целевому назначению, оснований для взыскания с ответчика вреда в денежной форме не имеется. 
2. В отсутствие доказательств надлежащего и полного проведения всех этапов (технического и биологического) рекультивации земель в соответствии с проектом, отсутствуют основания для учета затрат на рекультивацию при определении размера вреда окружающей среде. 

Управлением Федеральной службы по ветеринарному и фитосанитарному надзору по Томской области проведена внеплановая выездная проверка АО «Сибирская Аграрная Группа», в ходе которой установлена порча плодородного слоя почв на арендованных Обществом земельных участках, в результате перекрытия поверхности отходами птицеводств, а также их захламления и загрязнения. 

Претензией Управления Обществу предложено возместить причиненный вред в сумме 22 038 000 руб.; в связи с неисполнением претензии, Управлением подан иск в суд. 

Суды заявленные требования удовлетворили, отклонив доводы Общества о повторном привлечении его к гражданско-правовой ответственности со ссылкой на определение об утверждении мирового соглашения по делу № А67-6644/2014, в соответствии с которым Общество обязалось разработать проект рекультивации нарушенных земель в срок до 01.07.2015 и провести рекультивацию земель в сроки, предусмотренные проектом. 

При этом суды указали, что проведение только одной рекультивации не является способом полного возмещения причиненного экологического вреда, а является лишь средством устранения препятствий к воссозданию экологической системы. 

В рассматриваемом случае суды не установили наличие оснований для учета затрат Общества по устранению загрязнения окружающей среды, указав на длительную разработку проекта рекультивации земельных участков, отсутствие доказательств надлежащего и полного проведения всех этапов (технического и биологического) рекультивации земель в соответствии с проектом, а также сведений о понесенных при этом необходимых и разумных затратах на восстановление окружающей среды. 
3. Круг обстоятельств, подлежащих доказыванию по делу о возмещении вреда окружающей среде, зависит от заявленного истцом в качестве основания иска состава правонарушения. 

Забайкальское межрегиональное управление Федеральной службы по надзору в сфере природопользования обратилось в суд с иском к АО «Улан-Удэнская птицефабрика» о возмещении вреда, причиненного почвам в результате их загрязнения размещением отходов птицеводства. 

Основанием для расчета вреда Истец указал результат испытаний почв на содержание аммония обменного, основанный на методике сравнения фоновых значений химических веществ в пробах почвы, отобранных на смежном незагрязненном участке и значений в пробах почвы, отобранных на «загрязненном» участке. 

Удовлетворяя иск, суды первой и второй инстанций исходили из установленного факта причинения вреда почве. По результатам оценки акта обследования территории, протоколов испытаний почв, постановления о назначении административного наказания, суды пришли к выводу о том, что действиями Общества произведено загрязнение почвы в результате поступления в нее загрязняющих веществ (аммония обменного), приводящего к несоблюдению нормативов качества окружающей среды для почв. 

Суд округа отменил судебные акты с направлением дела на новое рассмотрение, в связи со следующим. В акте обследования территории зафиксирован лишь факт размещения отходов помета куриного на почве в неустановленном месте; в протоколе испытаний почв указано на исследование в отобранных пробах концентрации фосфора и органических веществ, вместе с тем, сам по себе факт превышения фоновой концентрации азота аммонийного в отобранных пробах, не свидетельствует о загрязнении почвы по смыслу ст. 1 Закона № 7-ФЗ[10], поскольку нормативов по содержанию предельно допустимых концентраций в отношении азота аммонийного в почвах не установлено. 

Установленный факт размещения на территории помета куриного и результат анализа проб в отношении азота аммонийного не могут являться достаточным основанием для удовлетворения искового заявления о взыскании вреда, причиненного загрязнением (в отличие от иска о взыскании вреда, причиненного порчей в результате захламления/размещения). 

В этой связи, выводы судов о негативных последствиях загрязнения почвы вредными веществами - аммонием обменным (несоблюдение норматива качества окружающей среды для почв), являются преждевременными. 

В рассматриваемом случае, в предмет судебного исследования должны быть включены обстоятельства, связанные с негативным воздействием на состояние окружающей среды азота аммонийного, в том числе, путем проведения судебной экспертизы, чего сделано не было. 
4. Понесенные причинителем вреда расходы по ликвидации последствий инцидента и рекультивации нарушенных земель с подтверждением несения затрат означают, что вред, причиненный объекту охраны окружающей среды, возмещен в объеме разумных и обоснованных затрат. 

Министерство экологии и природных ресурсов Республики Татарстан обратилось в суд с иском к ООО «УК «Алабуга-2. Нефтехимия» о взыскании вреда, причиненного почвам, в связи со сбросом на почву отходов: шины пневматические автомобильные отработанные и лом кирпичной кладки. 

Претензия Министерства в адрес Общества оставлена без удовлетворения, что послужило основанием для обращения в суд. 

Проанализировав расчет суммы ущерба, представленный истцом, суд указал на ошибочное применение Кисп 1,3[11], поскольку спорный земельный участок отнесен к категории земель: «Земли поселений», и применил коэффициент, равный 1,0, соответствующий данному виду земель. 

Ответчик заявил об учете при расчете вреда понесенных им затрат на мероприятия по рекультивации нарушенных земель. Расходы ответчика в виде затрат по вывозу и утилизации отходов в виде отработанных шин и по вывозу и захоронению строительных отходов судом не приняты, поскольку осуществление указанных мероприятий является безусловной обязанностью ответчика как собственника земельного участка по предупреждению загрязнения данного участка в ходе производственной деятельности. 

Вместе с тем, понесенные Обществом расходы по ликвидации последствий инцидента и рекультивации нарушенных земель с подтверждением несения затрат означают, что вред, причиненный земельному участку как объекту охраны окружающей среды, возмещен в указанном объеме. 

Учитывая, что ответчиком не доказано полное устранение последствий причиненного вреда, суд пришел к выводу, что взысканию с ответчика подлежит сумма вреда, исчисленная Министерством, за вычетом разумных и обоснованных затрат. 
5. Лицо, которое обращается с требованием о возмещении вреда, причиненного окружающей среде, должно представить доказательства, подтверждающие наличие вреда, обосновывающие с разумной степенью достоверности его размер и причинно-следственную связь между действиями (бездействием) ответчика и причиненным вредом. 

Департамент Федеральной службы по надзору в сфере природопользования по Северо-Западному федеральному округу обратился с иском к ГУП «Водоканал Ленинградской области» с требованием о взыскании вреда, причиненного водному объекту вследствие поступления в реку загрязняющих веществ в составе сточных вод. 

Суды установили, что в рассматриваемый период абонент Предприятия допустил сброс сточных вод с превышением нормативов допустимых концентраций загрязняющих веществ, о чем Предприятие уведомило Департамент с предоставлением протоколов лабораторных исследований. При этом, расстояние между выпусками сточных вод абонента и очистных сооружений Предприятия, составляет не более пяти метров. 

Кроме того, суды установили, что заключением экспертизы, проведенной ФГБУ «ЦЛАТИ по Северо-Западному ФО» в рамках дела об административном правонарушении, и постановлением о назначении административного наказания подтверждено негативное воздействие на водный объект вследствие сброса сточных вод как из выпуска, принадлежащего Предприятию, так и из выпуска, принадлежащего абоненту. 
 
Суды указали, что лицо, которое обращается с требованием о возмещении вреда, причиненного окружающей среде, должно представить доказательства, подтверждающие наличие вреда, обосновывающие с разумной степенью достоверности его размер и причинно-следственную связь между действиями (бездействием) ответчика и причиненным вредом. При этом в случае присутствия иного источника загрязнения, лица отвечают солидарно (в случае совместных действий) либо несут долевую ответственность (при действии независимо друг от друга) – в таком случае в предмет судебного исследования входят обстоятельства, связанные с определением степени вины ответчика в загрязнении объекта окружающей среды. Однако, Управлением не обеспечено корректное соотнесение результатов отбора проб по каждому из выпусков. С учетом этого, суды пришли к выводу о недоказанности Управлением размера вреда. 
6. При определении размера вреда окружающей среде, в качестве затрат по устранению вреда, учитываются понесенные лицом, причинившим соответствующий вред, затраты на рекультивацию, то есть восстановление нарушенного земельного участка.
  
В ходе обследования места разгерметизации межпромыслового нефтепровода ООО «ЛУКОЙЛ-Коми» Министерством промышленности, природных ресурсов, энергетики и транспорта Республики Коми в лице государственного учреждения Республики Коми «Ижемское лесничество» выявлена порча почв на землях лесного фонда в результате разлива нефтесодержащей жидкости. 

Решением Усинского городского суда удовлетворены исковые требования Печорского природоохранного межрайонного прокурора к Обществу об обязании провести технический и биологический этапы рекультивации участка и сдать рекультивированные земли Республиканской комиссии по приемке нарушенных и загрязненных нефтью и нефтепродуктами земель в состоянии и качестве, пригодном для дальнейшего использования по целевому назначению. 

Лесничество направило Обществу требование о возмещении ущерба, в ответ на которое Общество сообщило, что полностью завершило работы по локализации и ликвидации последствий инцидента, в полном объеме выполнена техническая рекультивация участка, который приведен в состояние пригодное для дальнейшего использования по целевому назначению, стоимость работ превысила сумму исчисленного ущерба. 

Отказ ответчика от возмещения ущерба в добровольном порядке послужил основанием для обращения Лесничества в суд. Судами установлено, что Обществом, с привлечением подрядчиков, выполнены работы по ликвидации загрязнения, а также по технической и биологической рекультивации, что подтверждено при составлении актов комиссии по приемке рекультивированного участка; улучшение состояния почвы подтверждено результатами количественного химического анализа ЦЛАТИ по РК. 

Суды, приняв во внимание, что затраты Общества на передислокацию спецтехники, локализацию, устройство водоотвода, подготовку участков работ, уборку растительности, устройство проездов, подготовку и вывоз в шламонакопитель загрязненного грунта, включенные Обществом в этап технической рекультивации, относятся к процедуре ликвидации последствий загрязнения земель, а значит, не подлежат зачету в сумму ущерба, исковые требования удовлетворили в части, за вычетом расходов, связанных с рекультивацией нарушенного участка. 

Согласно п. 2.1. ст. 78 Закона № 7-ФЗ, при определении размера вреда окружающей среде, причиненного нарушением законодательства в области охраны окружающей среды, учитываются понесенные лицом, причинившим соответствующий вред, затраты по устранению такого вреда. Порядок и условия учета этих затрат устанавливаются уполномоченными федеральными органами исполнительной власти. 

К сожалению, до настоящего времени такой порядок не установлен, а в связи с отсутствием четких правил и критериев затрат и условий их учета при определении размера вреда окружающей среде, отсутствует и единообразная судебная практика по этому вопросу. 

Представляется очевидным, что затраты на ликвидацию аварии направлены на устранение вреда, причиненного окружающей среде, поскольку в целях прекращения негативного воздействия на окружающую среду, локализации и ликвидации загрязнения особое значение имеют оперативное устранение причин такого нарушения и ограничение его последствий. Следовательно, с целью предотвращения негативного воздействия на окружающую среду и причинения окружающей среде вреда сначала необходимо провести работы по ликвидации аварии, и только после этого – работы по восстановлению (рекультивации) объекта окружающей среды. 

Положения Методики № 87[12] (п. 6) подтверждают данный вывод, предусматривая исчисление размера вреда по величине затрат, связанных с ликвидацией допущенного нарушения и восстановлением состояния водного объекта.
 
Между тем, суды приходят к выводу, что «восстановление нарушенного состояния окружающей среды не тождественно процедуре ликвидации последствия загрязнения окружающей среды (земель); такое восстановление осуществляется после процедуры ликвидации последствий загрязнения окружающей среды (земель)», ссылаясь при этом на определение Конституционного Суда РФ от 09.02.2016 № 225-О. 

В указанном определении Конституционный Суд РФ, высказал правовую позицию о необходимости, при определении полной суммы экологического вреда, учитывать не только материальные потери, компенсируемые затратами на восстановление нарушенного состояния окружающей среды, но и экологические потери. Однако это не отменяет обязательной в силу закона (п. 2.1. ст. 78 Закона № 7-ФЗ) оценки всех затрат, направленных на устранение вреда окружающей среде, с точки зрения их разумности и обоснованности. 
 
Необходимо отметить, что в последнее время суды чаще приходят к выводам, что «затраты на выполненные мероприятия по локализации розлива нефтесодержащей жидкости, а также выполненные работы по рекультивации спорного земельного участка, отраженные в актах сдачи-приемки выполненных работ (услуг), являются обоснованными и разумными»[13], ссылаясь при этом на п. 28 Обзора судебной практики Верховного Суда РФ N 2 (2019) о необходимости проверки обоснованности и разумности затрат по восстановлению окружающей среды в целях их учета при определении размера вреда. 

То есть суды относят затраты на ликвидацию аварии к затратам по восстановлению нарушенного состояния окружающей среды, что соответствует цели таких затрат.



[1] ПДК – предельно допустимые концентрации загрязняющих веществ.
[2] ГН 2.1.6.1338-03, ГН 2.1.7.2041-06, ГН 2.1.5.1315-03.
[3] Данным приказом утвержден Порядок проведения собственниками объектов размещения отходов, а также лицами, во владении или в пользовании которых находятся объекты размещения отходов, мониторинга состояния и загрязнения окружающей среды на территориях объектов размещения отходов и в пределах их воздействия на окружающую среду.
[4] НВОС – негативное воздействие на окружающую среду.
[5] Федеральный закон от 24.06.1998 № 89-ФЗ «Об отходах производства и потребления».
[6] ГРОРО – Государственный реестр объектов размещения отходов.
[7] п. 8 ст. 29.1 Закона № 89-ФЗ предусмотрена возможность эксплуатации таких объектов и включения их в территориальную схему обращения с отходами до 01.01.2023.
[8] Правила холодного водоснабжения и водоотведения, утв. Постановление Правительства РФ от 29.07.2013 № 644, в Приложении № 5 которых приведены максимально допустимые значения нормативных показателей
общих свойств сточных вод и концентраций загрязняющих веществ в сточных водах, установленные в целях
предотвращения негативного воздействия на работу централизованных систем водоотведения.
[9] В указанном пункте Правил № 644 приведена формула для расчета платы за негативное воздействие на работу централизованной системы водоотведения в части превышения максимальных допустимых значений показателей и концентраций загрязняющих веществ.
[10] Федеральный закон от 10.01.2002 № 7-ФЗ «Об охране окружающей среды».
[11] Кисп - показатель в зависимости от категории земель и целевого назначения (п. 8 Методики исчисления размера вреда, причиненного почвам как объекту охраны окружающей среды, утв. Приказ Минприроды России от 08.07.2010 N 238).
[12] Методика расчета вреда, причиненного водным объектам, утв. Приказом Минприроды России от 13.04.2009 № 87.
[13] Решение АС Томской обл. от 17.12.2019 по делу № А67-10127/2017 (судом приостанавливалось производство по делу для проведения экспертизы, определение суда обжаловано уполномоченным органом в Верховный Суд РФ, который указал (определение от 14.10.2019 № 304-ЭС19-17610), что суд обоснованно приостановил производство для проведения экспертизы, необходимой для разрешения вопроса об учете затрат); Постановление АС СКО от 21.07.2020 по делу № А53-26248/2019; Постановление АС ПО от 28.11.2019 по делу № А55-35276/2018 (Определением ВС РФ от 20.03.2020 № 306-ЭС20-1175 отказано в передаче жалобы управления Росприроднадзора в СКЭС). 

Возврат к списку

Для получения доступа к Обзорам судебной практики по налоговым спорам необходимо оформить подписку.

Год

30000 рублей + НДС

Подписаться
Я уже подписчик

Необходимо авторизоваться чтобы получить доступ

Авторизоваться

По вопросам подписки обращайтесь, пожалуйста, к Маргарите Завязочниковой
E-mail: m.zavyazochnikova@pgplaw.ru
Nел. +7 (495) 767 00 07

01.10.2021
Константин Шарловский принял участие в Партнеринге «Лекарства России – к междисц...
17.09.2021
Юристы «Пепеляев Групп» успешно защитили интересы пациентки в суде по делу, связ...
26.08.2021
Александр Кузнецов – автор монографии «Реорганизация хозяйственных обществ: граж...
19.08.2021
«Пепеляев Групп» усиливает судебную практику в сфере корпоративных споров
28.07.2021
«Пепеляев Групп» усиливает свои позиции в области энергетики
28.07.2021
Рекомендации от ФПА РФ: как обезопасить себя от действий мошенников, прикрывающи...
18.06.2021
Прецедентный проект «Пепеляев Групп»: Верховный Суд впервые рассмотрел дело о во...
10.06.2021
В ведущий международный юридический рейтинг Best Lawyers™ 2022 в России вошли 46...

Вход | Регистрация

E-mail

Click here to subscribe our English newsletters