Закрыть
Поиск по сайту
Закрыть

Корпоративные споры в практике ВС РФ: MustRead. Выпуск 9

23.12.2020
12 мин.
на чтение
Быстрое меню: 

new Корпоративные споры .jpg

Иконки_обзор_1_действительная_стоимость_доли.png

Сделки с долями в уставном капитале 

Присуждение лицу права на долю в ООО не наделяет его правами участника

Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда РФ рассмотрела спор о правах бывшей супруги, получившей долю в уставном капитале ООО на основании решения суда о разделе совместно нажитого имущества.

Судьи пришли к выводу, что присуждение лицу доли в уставном капитале общества без получения согласия остальных участников не влечет автоматического возникновения у такого лица корпоративных прав участника общества, если в уставе общества содержится запрет на отчуждение доли третьему лицу. Пренебрежение правилами, предусмотренными согласованными участниками положениями устава, недопустимо.

Поэтому приобретение статуса участника общества на основании только вступившего в законную силу решения суда общей юрисдикции, в отсутствие волеизъявления участников общества на принятие в его состав третьего лица, ошибочно.

Определение Верховного Суда РФ от 15.12.2020 № 308-ЭС20-11834

Ранее суды трех инстанций констатировали, что наличие вступившего в законную силу решения суда общей юрисдикции о признании за бывшей супругой права на долю в уставном капитале общества влечет автоматическое приобретение ею статуса участника. Поэтому требования истицы о выплате ей действительной стоимости доли правомерны.

Окружной суд во взыскании действительной стоимости доли отказал, разъяснив, что для ее получения участник должен подать нотариально удостоверенное заявление о выходе из общества (п. 1 ст. 36 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» от 08.02.1998 № 14-ФЗ, далее «Закон об ООО»).

Обращаясь в Верховный Суд РФ, истец поясняла, что ее законные интересы были нарушены, поскольку она, с одной стороны, не была принята в состав участников общества, а с другой, ей отказано во взыскании действительной стоимости доли. Решением суда общей юрисдикции за ней было признано имущественное право на долю, поэтому она вправе была требовать выплаты ей действительной стоимости доли в судебном порядке.

Верховный Суд РФ выводы нижестоящих инстанций признал ошибочными. Как следует из мотивировочной части определения, приобретение бывшей супругой статуса участника ООО на основании вступившего в законную силу решения суда общей юрисдикции возможно только при соблюдении установленных уставом этого общества положений.

Внесение одним из супругов вклада в уставный капитал ООО предполагает (по смыслу ст. 35 Семейного кодекса РФ), что другой супруг дал согласие на подобное распоряжение своим имуществом, тем самым согласившись с положениями устава организации. В рассматриваемом случае уставом была предусмотрена необходимость получения согласия других участников общества на отчуждение участником общества своей доли третьим лицам, т.е. на включение его в «свой» круг участников общества (определение Конституционного Суда Российской Федерации от 03.07.2014 № 1564).

В случае присуждения супругу (бывшему супругу) в порядке раздела совместно нажитого имущества доли в уставном капитале общества, отчуждение долей которого третьим лицам ограничено, такой супруг (бывший супруг) получает право обратиться к обществу с требованием о вхождении в состав участников общества. Право на получение действительной стоимости доли у супруга (бывшего супруга) возникает только в случае отказа других участников в переходе прав на долю или ее часть к такому лицу (п. 1 ст. 6 ГК РФ, п. 5 ст. 21 Закона об ООО).

Закон об ООО содержит диспозитивные положения о возможности отчуждения доли третьим лицам. Действительно, в уставе может содержаться запрет на отчуждение доли в уставном капитале третьему лицу без согласования воли его участников, для обеспечения баланса их интересов и интересов общества в целом. Поскольку, как разъяснял Конституционный Суд РФ[1], доля в уставном капитале как объект гражданского оборота не может рассматриваться как простой набор имущественных прав, поскольку наличие доли связывает ее обладателя определенными обязанностями. И особенностью правового положения обществ с ограниченной ответственностью является стабильный состав его участников.

Право на получение действительной стоимости доли в уставном капитале, по общему правилу, имеет участник, вышедший из состава общества. Также, в п. 5 ст. 23 Закона об ООО содержится специальная норма об обязанности общества выплатить наследникам умершего участника общества действительную стоимость доли, если предусмотренное уставом согласие участников на переход доли наследником не было получено.

Таким образом, во всех иных случаях в случае присуждения супругу (бывшему супругу) в порядке раздела совместно нажитого имущества доли в уставном капитале общества, если отчуждение долей третьим лицам уставом ограничено, такой супруг (бывший супруг) получает право обратиться к обществу с требованием о вхождении в состав участников общества.

Право на получение действительной стоимости доли у супруга (бывшего супруга) возникает только в случае отказа других участников в переходе прав на долю или ее часть к такому лицу (п. 1 ст. 6 ГК РФ, п. 5 ст. 21 Закона об ООО).

Верховный Суд РФ отменил все принятые по делу судебные акты и направил дело на новое рассмотрение.

3.png

Процессуальные аспекты рассмотрения корпоративных споров


Подсудность спора об отчуждении долей определили положениями оспариваемого гражданско-правового договора

По одному из недавно рассмотренных дел суды напомнили, что в соответствии с нормами действующего процессуального законодательства споры, осложненные иностранным элементом и связанные с учреждением, ликвидацией и регистрацией на территории РФ юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, а также оспариванием решений этих юридических лиц, относятся к исключительной компетенции арбитражных судов РФ.

Суды признают недействительными сделки, совершенные представителями или органами юридического лица на заведомо невыгодных для представляемого общества условиях. Важнейшим обстоятельством, входящим в предмет доказывания по таким спорам входит факт осведомленности другой стороны сделки о наличии явного ущерба для юридического лица.

При этом согласно ст. 174 ГК РФ иск об оспаривании таких сделок может быть заявлен в интересах общества иным лицом или иным органом.

Если предметом оспариваемой сделки являются доли в уставном капитале ООО, то такой спор может быть квалифицирован сторонами как корпоративный в соответствии с пп. 2 п. 1 ст. 225.1 АПК РФ, с применением правил об исключительной подсудности арбитражному суду (пп. 2 п. 6 ст. 27 Закона об ООО). При этом, в случае заявления иска лицом, зарегистрированным в иной правовой юрисдикции, важным обстоятельством является определение надлежащего суда, к подсудности которого такой спор может быть отнесен.

В судебных актах по недавно рассмотренному делу суды ссылались также на положения оспоренного договора об отчуждении долей, в соответствии с которым спор подлежит разрешению в судебном порядке в соответствии с действующим законодательством Российской Федерации.

Определение Верховного Суда РФ от 08.12.2020 № 305-ЭС20-16564

В арбитражный суд города Москвы обратилось общество, учрежденное в соответствии с законодательством Британских Виргинских Островов (далее – «Истец БВО»), и владевшее долей в размере 66,7% в уставном капитале компании, зарегистрированной в соответствии с законодательством Кипра (далее – «Компания Кипра»). Истец БВО действовал от имени и в интересах Компании Кипра на правах мажоритарного участника в порядке осуществления своих корпоративных прав, и просил признать недействительным договор купли-продажи доли в уставном капитале российской компании – ООО «Железнодорожные активы».

Договор был заключен между Компанией Кипра в качестве продавца и другой компанией-нерезидентом, также зарегистрированной по законодательству Британских Виргинских Островов и являвшейся покупателем в сделке (далее – «Ответчик БВО»).

rec.JPG


ООО «Железнодорожные активы» зарегистрировано в качестве юридического лица 15.10.2013. Мажоритарным участником (с долей в уставном капитале в размере 99,99%) общества является компания МАЙАЛЛ ИНВЕСТМЕНТС ЛИМИТЕД (Кипр, по данным 
из открытых источников компания является действующей), от имени которой выступал Истец БВО. Вторым участником является Р.М. Давыдов с долей в уставном капитале в размере 0,01%.

По состоянию на конец 2019 года стоимость активов ООО «Железнодорожные активы» составила 3,67 млрд. руб., а нераспределенная прибыль – 1,67 млрд. руб. При этом за период с 2017 г. по 2019 г. финансовые показатели деятельности компании ухудшились, выручка сократилась в 2 раза (с 5,1 млрд. руб. до 2,5 млрд. руб.)[2].

Участниками ООО «Железнодорожные активы» в разное время инициировано несколько корпоративных споров (№ А40-9372/20-111-68, № А40-105241/20-57-537, № А40-256612/2019-104-2069, № А40-225516/19-138-1962 и др.). А 23.06.2020 участник ООО «Железнодорожные активы» Р.М. Давыдов обращался в интересах этого общества с иском к его генеральному директору Т.В. Рединой о взыскании убытков в сумме 14,8 млрд. руб. (дело № А40-105242/20-48-539).

В ноябре и декабре 2020 г. в арбитражный суд г. Москвы обратились сразу два общества (ООО «ТОПЛАЙН» и ООО «МАКСИМА ЛОГИСТИК») с заявлениями о признании ООО «Железнодорожные активы» банкротом (дело № А40-218734/20). Участником обоих заявителей является компания МАКСИМУМ ИНВЕСТ ХОЛДИНГС ЛИМИТЕД (БВО), одновременно являвшаяся покупателем доли ООО «Железнодорожные активы» по спорной сделке, т.е. Ответчик БВО.

В суде Истец БВО фокусировался на материально-правовых аспектах спора, ссылаясь на недействительность сделки через наличие в ней пороков, идентифицируемых по п. 2 ст. 174 ГК РФ. Ущерб интересам Компании Кипра Истец БВО доказывал очевидно заниженной ценой отчужденного актива: по договору цена доли определена в размере 19,998 млн. руб., тогда как стоимость чистых активов компании составляла 788 млн. руб. (т.е. в 39 раз больше), а рыночная стоимость доли – более 8 млрд. руб. (т.е. в 400 раз больше). Осведомленность Ответчика БВО о явном ущербе сделки истец доказывал положениями договора купли-продажи доли, в котором содержался пункт об ознакомлении покупателя с бухгалтерской отчетностью ООО «Железнодорожные активы», доля в уставном капитале которого являлась предметом сделки.

Признавая сделку недействительной, суды также сочли доказанным злоупотребление обеими сторонами договора своими правами (ст. 10 ГК РФ). Поскольку на момент заключения спорного договора директором Компании Кипра и Ответчика БВО являлось одно и то же лицо, и договор был подписан представителями по доверенности.

Ключевые доводы Ответчика БВО состояли в отсутствии у Истца БВО права на иск, поскольку он не являлся участником ООО «Железнодородные активы». Спор, по мнению Ответчика БВО, является корпоративным, и применимым правом должно быть именно кипрское, а не российское законодательство.

По данным доводам суды мотивированно разъяснили, что спор должен быть рассмотрен именно российским арбитражным судом. Так как договор купли-продажи доли в уставном капитале российской компании был заключен на территории Российской Федерации, по форме и в соответствии с правом Российской Федерации, местом его исполнения является территория Российской Федерации. Нормами действующего законодательства определено, что споры, осложненные иностранным элементом, и связанные с учреждением, ликвидацией и регистрацией на территории РФ юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, а также оспариванием решений этих юридических лиц, относятся к исключительной компетенции арбитражных судов РФ (ч. 1 ст. 248 АПК РФ, п. 5 Постановления Пленума Верховного Суда РФ №23).

4.png

Общее собрание акционеров


Акционеры спустя год отменили свое решение о выплате вознаграждений совету директоров

Федеральный закон «Об акционерных обществах» от 26.12.1995 № 208-ФЗ (далее – «Закон об АО») наделяет акционеров самостоятельностью и широкой дискрецией по вопросам принятия решений в сфере бизнеса. Это правомочие в полной мере относится к вопросам управления и самим обществом.

Корпоративным законодательством не установлено каких-либо запретов и ограничений на принятие акционерами обществ решений о выплате вознаграждений членам совета директоров. Действующий правопорядок также не запрещает акционерам пересмотреть ранее принятые решения, поскольку акционеры обладают правом как на принятие юридически значимых решений, так и на их последующее изменение и (или) отмену. Их право так поступить подтвердил недавно Верховный Суд РФ.

Определение Верховного Суда РФ от 09.12.2020 № 304-ЭС20-14431.

В июле 2018 года общее собрание акционеров АО «Угольная компания «Северный Кузбасс» приняло решение выплатить членам совета директоров вознаграждение за исполнение своих обязанностей за период с июня 2017 года по апрель 2018 года. Вознаграждение председателя совета директоров акционеры определили в сумме 30 млн. руб., а остальных членов (в том числе истцам по делу) – по 10 млн. руб., еще одному члену совета директоров – 1 млн. руб.. Выплата должна была быть произведена в июле 2018 года.

Но этого не случилось. А в мае 2019 года акционеры отменили ранее принятое решение, уменьшив выплату до 300 тыс. рублей в квартал.

Обжалуя решение общего собрания акционеров, которым выплата была пересмотрена, члены совета директоров настаивали, что обязанность выплатить вознаграждение возникла у общества, и она должна быть исполнена по общим правилам о надлежащем исполнении обязательств (ст. ст. 307, 307.1, 309, 310 ГК РФ). Так, в силу пп. 1 п. 3 ст. 307.1 ГК РФ общие положения об обязательствах применяются к требованиям, возникшим из корпоративных отношений.

Суды с такой позицией не согласились, разъяснив, что обязанность по выплате членам совета директоров возникла у общества на основании решения общего собрания акционеров. Принятие такого решения относится к компетенции общего собрания в соответствии с положениями Закона об АО и уставом компании, и является правомерным.

rec.JPG
Отметим, что согласно отчету о финансовых результатах АО «Угольная компания «Северный Кузбасс» чистая прибыль компании за 2017 год составляла 727 млн. рублей, за 2018 год – 505 млн. рублей, за 2019 год – 133 млн. рублей.

По данным бухгалтерского баланса общества за рассматриваемый период структура активов и пассивов существенным образом не изменилась.

В то же время эмпирические данные свидетельствует о дифференцированном подходе акционеров разных российских компаний к решению вопросов о размерах вознаграждений членам совета директоров. Такие выплаты часто, но не всегда обусловлены масштабами деятельности компании и финансовыми результатами ее деятельности.

Например, размер вознаграждений, выплачиваемых членам совета директоров ПАО «ЛУКОЙЛ», определяется решением общего собрания акционеров компании. В компании предусмотрены фиксированные вознаграждения для членов Совета директоров. Так, например, согласно публично размещенным сведениям, для директоров, избранных в 2020 году, вознаграждение за исполнение обязанностей члена Совета директоров установлено в размере 7 250 000 руб.

Размер годового вознаграждения АО «Башнефть», выплачиваемого членам совета директоров, определяется по формуле, предусмотренной положением о таких выплатах. В составе формулы учитываются в том числе годовое вознаграждение, период работы в составе совета директоров и расчетная стоимость акции, определенная по результатам независимой оценки.

По данным исследования Spencer Stuart, вознаграждение за выполнение функций члена совета директоров в 2017 году составляло, например, в АК «Алроса» - 6 млн. рублей, в ПАО «Московский Кредитный Банк» - 80 тыс. рублей, в ПАО «ГМК «Норильский Никель» - 120 тыс. рублей, а в ПАО «Газпром» - 20,89 млн. рублей.

Рассмотрев спор, суды сделали вывод о неправомерности заявленного иска и отсутствии оснований для выплаты членам совета директоров общества вознаграждения в истребуемой сумме, которая установлена отмененным впоследствии решением общего собрания акционеров общества. Решение внеочередного общего собрания акционеров общества в части установления вознаграждения членам совета директоров общества было отменено последующим решением годового собрания акционеров. Поскольку ни гражданским законодательством, ни уставом общества не установлено каких-либо запретов и ограничений на принятие таких решений.

По решению общего собрания акционеров членам совета директоров общества в период исполнения ими своих обязанностей могут выплачиваться вознаграждение и (или) компенсироваться расходы, связанные с исполнением ими функций членов совета директоров общества; размеры таких вознаграждений и компенсаций устанавливаются решением общего собрания акционеров (п. 2 ст. 64 Закона об АО).

В силу ст. 47 Закона об АО, пп. 1.1. п. 1 ст. 8, ст. 10 ГК РФ общее собрание акционеров общества является органом управления, обладающим правом как на принятие юридически значимых решений, так и на их последующее изменение и (или) отмену, если такое последующее решение не имеет признаков злоупотребления правом и принято до момента, пока отмененное решение не начало влиять на права и законные интересы внешних по отношению к участникам сообщества лиц.


[1] Определение Конституционного Суда РФ от 03.07.2014 № 1564-О «об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Соловьевой Татьяны Алексеевны на нарушение ее конституционных прав положением пункта 2 статьи 21 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью»

[2] По данным СПАРК.

Возврат к списку

Для получения доступа к Обзорам судебной практики по налоговым спорам необходимо оформить подписку.

Год

30000 рублей + НДС

Подписаться
Я уже подписчик

Необходимо авторизоваться чтобы получить доступ

Авторизоваться

По вопросам подписки обращайтесь, пожалуйста, к Маргарите Завязочниковой
E-mail: m.zavyazochnikova@pgplaw.ru
Nел. +7 (495) 767 00 07

18.10.2021
Конституционный Суд РФ принял жалобу, подготовленную специалистами «Пепеляев Гру...
01.10.2021
Константин Шарловский принял участие в Партнеринге «Лекарства России – к междисц...
17.09.2021
Юристы «Пепеляев Групп» успешно защитили интересы пациентки в суде по делу, связ...
26.08.2021
Александр Кузнецов – автор монографии «Реорганизация хозяйственных обществ: граж...
19.08.2021
«Пепеляев Групп» усиливает судебную практику в сфере корпоративных споров
28.07.2021
«Пепеляев Групп» усиливает свои позиции в области энергетики
28.07.2021
Рекомендации от ФПА РФ: как обезопасить себя от действий мошенников, прикрывающи...
18.06.2021
Прецедентный проект «Пепеляев Групп»: Верховный Суд впервые рассмотрел дело о во...

Вход | Регистрация

E-mail

Click here to subscribe our English newsletters