Закрыть
Поиск по сайту
Закрыть

Корпоративные споры в практике ВС РФ: MustRead. Выпуск 7

Быстрое меню:
new Корпоративные споры .jpg

Иконки_обзор_1_действительная_стоимость_доли.png

Дивиденды



Инвестиции в прибыльный бизнес не гарантируют получение дивидендов

Положительный результат финансово-хозяйственной деятельности общества не гарантирует получение части прибыли его акционерами. Ведь согласно ст. 42 Федерального закона от 26.12.1995 № 208-ФЗ «Об акционерных обществах» (далее – «Закон об АО») принятие решения о выплате дивидендов является правом, а не обязанностью акционеров. 
rec.JPG
В 2013 году в Государственную Думу РФ был внесен законопроект[1]  о дополнении ст. 42 Закона об АО нормой, обязывающей акционерные общества направлять не менее 15 % чистой прибыли на выплату дивидендов. Предполагалось, что это обеспечит права акционеров на получение дохода на вложенный капитал. В соответствии с Пояснительной запиской к законопроекту, нормы Закона об АО таковы, что, несмотря на многомиллионные прибыли, акционер с контрольным пакетом акций может блокировать выплату дивидендов. Данный вывод находит подтверждение на практике.

Но в марте 2014 года Государственная Дума РФ отклонила законопроект. Как следует из Заключения профильного комитета, среди прочего, императивное обязывание компаний выплачивать дивиденды может не соответствовать целям большинства акционеров, заинтересованных в долгосрочном развитии своей компании, а также способно повлечь наступление негативных последствий:
  • манипулирование данными бухгалтерской отчетности и занижение прибыли,
  • отток капитала из сферы предпринимательской деятельности в сферу потребления[2].

Рассматривая иски миноритариев, несогласных с решениями о невыплате дивидендов, судьи исходят из самостоятельности акционеров в принятии экономических решений и предоставленной им Законом об АО дискреции. Конституционный Суд РФ неоднократно признавал такой порядок не нарушающим конституционные права миноритарных акционеров (определения от 21.12.2011 № 1754-О-Оот 16.10.2007 № 677-О-Оот 11.04.1997 № 53-О и др.). 

В 2015 году Верховный Суд РФ также разъяснял, что даже по привилегированным акциям акционеры вправе принимать решения не начислять и не выплачивать дивиденды, несмотря на наличие чистой прибыли (определение Верховного Суда РФ от 24.07.2015 № 308-ЭС15-8582).

С одной стороны, в подобных спорах речь идет об интересах общества и его преобладающего акционера-инвестора, который может стремиться снизить издержки, увеличить инвестиции в развитие производства и капитализацию компании. С другой стороны, отказ от выплаты дивидендов затрагивает интересы миноритарных акционеров, рассчитывающих получить доход от вложенных инвестиций. Ситуация осложняется частым отсутствием у акционерных обществ понятной и привлекательной для акционеров дивидендной политики, что в конечном итоге повышает инвестиционные риски. 

Конституционный Суд РФ в определении от 17.01.2017 № 1-О еще раз подчеркнул, что в Законе об АО реализуется ключевой принцип свободного принятия общим собранием акционеров стратегических решений с учетом самостоятельности оценки экономической деятельности общества и планирования его развития.

Поэтому требование миноритариев о понуждении собрания акционеров к принятию каких-либо решений, в том числе о направлении части прибыли на выплату дивидендов, не имеет судебных перспектив (напр., определение Высшего Арбитражного Суда РФ от 18.06.2012 № ВАС-7481/12).

Участник общества в судебном порядке требовала взыскать солидарно с другого участника и общества убытки в сумме более 46 млн руб., сложившиеся в том числе за счет невыплаченных дивидендов. Организация была зарегистрирована в форме акционерного общества, а в 2016 году преобразована в общество с ограниченной ответственностью. Истица, будучи участником ООО с долей в размере 40% уставного капитала, требовала выплатить ей дивиденды за 2013 – 2014 гг. 

Суды трех инстанций отказали в удовлетворении требований, поскольку решения о распределении прибыли и выплате дивидендов за 2013-2014 гг. общими собраниями акционеров общества не принимались. А без данного решения не может возникнуть право акционера на получение части прибыли, ибо в отсутствие решения о выплате дивидендов общество не вправе их выплачивать, а акционер – требовать их выплаты[3].

При этом ни бухгалтерская документация, ни ведомость акционеров, ни протокол заседания совета директоров, на которые ссылалась истица, не являются доказательством возникновения у акционеров права требовать выплаты дивидендов.

1.png


Выход участника из общества


Верховный Суд РФ указал на недопустимость запрета участнику на выход из общества без возможности возврата вложенных инвестиций

Предусматриваемые уставом ООО правила не могут противоречить существу законодательного регулирования товарищеского соглашения между участниками, в рамках которого недопустима ситуация запрета на выход участника из общества и лишение этого участника возможности возврата своих инвестиций.

Преимущественное право покупки доли также не может создавать препятствия в отчуждении участниками своих долей на неопределенно долгий срок, фактически лишая их возможности вернуть свои инвестиции.

Президиум Верховного Суда РФ утвердил Обзор судебной практики № 3 (2020) от 25.11.2020, один из пунктов которого посвящен вопросам, возникающим из корпоративных правоотношений.

В рассмотренном деле Верховный Суд РФ указал на недопустимость ситуации, при которой предусмотренные уставом ООО правила отчуждения доли в уставном капитале противоречили бы существу законодательного регулирования. 

По мнению Верховного Суда РФ, в основе устава, как учредительного документа ООО (п. 1 ст. 12 Закона об ООО) лежит товарищеское соглашение участников (учредителей), имеющее гражданско-правовой характер. 

На этом основании судьи высшей инстанции признали оспариваемые положения устава, устанавливающие возможность выхода участника из общества исключительно путем отчуждения его доли другим участникам по номинальной стоимости, как противоречащее фундаментальному запрету полностью лишать участия в прибыли от общего дела (ст. 1048 ГК РФ). Решение собрания, утвердившее такое положение устава, является ничтожным как противоречащее существу законодательного регулирования товарищеского соглашения.

Верховный Суд РФ также указал, что участник общества вправе требовать от общества (в силу п. 2 ст. 23 Закона об ООО) приобрести принадлежащую такому участнику долю (часть доли) и выплатить ее действительную стоимость, если в отношении такого участника:
  • действует запрет на отчуждение его доли; или
  • действует условие о необходимости получения согласия на отчуждение доли и такое согласие не получено; или
  • уставом предусмотрена заведомо заниженная цена покупки доли в рамках реализации преимущественного права.

Практические последствия подобных выводов очень важны. Следует взвешенно подходить к установлению запретов на распоряжение участником своей долей (или фактических запретов, например, положений, предусматривающих мизерные выплаты участнику в виде номинальной стоимости доли) как в уставе, так и в корпоративном договоре. Если соответствующие запреты или ограничения все же введены, в идеале, необходимо быть готовым обосновать их экономическую целесообразность. 

4.png

Оспаривание участником сделок, совершенных обществом


Сделки с обществом, находящемся в состоянии корпоративного конфликта, всегда сопряжены с риском

Решение о заключении договора с контрагентом следует принимать после составления объективного представления о его деятельности. Вступление в партнерские отношения с организацией, находящейся в ситуации длительного корпоративного конфликта, может стать фактором риска. 

Очевидные признаки наличия конфликта можно выявить на основе сведений из публичных источников, например, анализа картотеки арбитражных дел

Риски совершения сделок с такими контрагентами обусловлены высокой вероятностью последующего оспаривания конфликтующими сторонами, например, полномочий подписанта на заключение договора. При этом формальное наличие в ЕГРЮЛ сведений о лице, действующем от имени контрагента, не всегда может быть достаточным подтверждением действительности оспариваемых сделок.

В Верховный Суд РФ обратилась организация (заимодавец), заключившая в 2018 году договор займа с другим обществом (заемщиком). Заимодавец оспаривал выводы судов трех инстанций, признавших договор займа недействительным, а обязательства заемщика по возврату займа – отсутствующими в порядке односторонней реституции. 

Спорная сделка была совершена заемщиком в период корпоративного конфликта между его участниками. Фактические обстоятельства корпоративного спора являлись предметом рассмотрения более чем в семи связанных между собой делах, судебные разбирательства длились с 2015 года. Из анализа картотеки арбитражных дел следует, что предметом спора являлись в том числе обстоятельства выхода одного из участников из состава заемщика, прекращение полномочий генерального директора общества и другие вопросы управления обществом. 

В декабре 2019 года вступило в силу решение суда по связанному делу о признании недействительной совершенной в 2015 году государственной регистрационной записи в ЕГРЮЛ о лице, имеющем право без доверенности действовать от имени заемщика. На этом основании суды по рассмотренному делу пришли к выводу об отсутствии у генерального директора, сведения о котором содержались в публичном реестре, и заключившего от имени заемщика спорную сделку, необходимых полномочий. В ином деле было установлено, что соответствующие данные включены в ЕГРЮЛ в результате неправомерных действий третьих лиц и помимо воли самой организации. 

На основании абз. 2 п. 2 ст. 51 ГК РФ и с учетом правовой позиции Верховного Суда РФ[4], суды признали обоснованными требования участника о признании договора займа недействительным. Содержащиеся в ЕГРЮЛ сведения о наличии полномочий лица действовать от имени общества в качестве единоличного исполнительного органа сами по себе не подтверждают действительность сделок, совершенных от имени этого общества.

Верховный Суд РФ в передаче дела для рассмотрения Судебной коллегией по экономическим спорам отказал.

1.png

Исключение участника из общества


Суд исключил участника из общества, разъяснив, что право требовать выплаты действительной стоимости доли возникнет не ранее вступления решения в законную силу

Участники общества должны действовать в его интересах разумно и добросовестно и надлежаще осуществлять свои корпоративные права и обязанности. Грубое нарушение этих требований, а равно умышленное совершение недобросовестных действий (бездействия), затрудняющих деятельность юридического лица, могут являться основанием для исключения участника из общества в судебном порядке в соответствии со ст. 10 Федерального закона от 08.02.1998 № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью», далее – «Закон об ООО»). 

При этом общество обязано выплатить Исключенному участнику действительную стоимость его доли или выдать в натуре имущество такой же стоимости (п. 4 ст. 23 Закона об ООО). Требование о выплате участнику действительной стоимости его доли не может быть заявлено одновременно с требованием об исключении из общества, поскольку размер выплаты определяется по данным бухгалтерской отчетности за последний отчетный период, предшествующий дате вступления в законную силу решения суда об исключении. 

Участник (далее – «Исключенный участник») общества с ограниченной ответственностью (далее – «Общество»), владевший долей в размере 20 % уставного капитала, обратился в Верховный Суд РФ с жалобой на решения нижестоящих судов об исключении его из организации. 
 
Суды признали действия Исключенного участника умышленными и недобросовестными, нарушающими имущественные права интересы этого Общества, и в силу ст. ст. 1044 Закона об ООО достаточным основанием для исключения его из Общества, в том числе:
  • в феврале 2016 года Исключенный участник одобрил совершение Обществом сделок по отчуждению долей участия в двух других организациях, действуя также от имени другого участника Общества – юридического лица, владевшего долей в размере 50 % уставного капитала. При этом полномочия на представление интересов этого юридического лица у Исключенного участника отсутствовали, поскольку еще ранее, в июне 2015 года, его полномочия в качестве генерального директора прекратились;
  • действиями участника Обществу причинены значительные убытки, так как оплата за проданные доли в сумме более 9 млн. рублей на счет Общества так и не поступила;
  • Исключенный участник инициировал заключение договоров залога в счет обеспечения исполнения обязательств другой организации, в которой он владел долей в размере 98 % уставного капитала. Поскольку заем не был возвращен, заимодавец обратил взыскание на переданное в залог имущество – принадлежавшие Обществу земельные участки.
Таким образом, Исключенный участник фактически противопоставил свои интересы и интересы всех остальных участников Общества, что не отвечает принципу добросовестности участников гражданского оборота и недопущения извлечения преимущества из своего недобросовестного и незаконного поведения. 
 
При этом в удовлетворении требования о выплате Исключенному участнику действительной стоимости его доли было отказано на основании п. 7.1 ст. 23 Закона об ООО. Поскольку срок ее выплаты на момент рассмотрения дела судом не наступил, следовательно, основания для обращения с требованием об обязании Общества выплатить Исключенному участнику стоимость его доли отсутствовали. 
 
Верховный Суд РФ нарушений при вынесении обжалуемых судебных актов не усмотрел.



[1] Законопроект № 327047-6 «О внесении изменения в ст. 42 Федерального закона «Об акционерных обществах», внесен в Госдума РФ 26.09.2013 // Электронный ресурс, URL: https://sozd.duma.gov.ru/bill/347027-6 (дата обращения 30.11.2020)
[2] Заключение Комитета Государственной Думы по вопросам собственности по проекту федерального закона № 347027-6 «О внесении изменения в статью 42 Федерального закона «Об акционерных обществах» от 12.02.2014 № 3.9-52/1 // Электронный ресурс, URL: https://sozd.duma.gov.ru/bill/347027-6 (дата обращения 30.11.2020)
[3] п. 15 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 18 ноября 2003 года № 19 «О некоторых вопросах применения Федерального закона «Об акционерных обществах»
[4] п. 122 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации»

Возврат к списку

Отправить статью

Для получения доступа к Обзорам судебной практики по налоговым спорам необходимо оформить подписку.

Год

30000 рублей + НДС

Подписаться
Я уже подписчик

Необходимо авторизоваться чтобы получить доступ

Авторизоваться

По вопросам подписки обращайтесь, пожалуйста, к Маргарите Завязочниковой
E-mail: m.zavyazochnikova@pgplaw.ru
Nел. +7 (495) 767 00 07

10.01.2022
Партнер «Пепеляев Групп» Наталья Присекина и юрист Екатерина Самусенко стали соа...
29.12.2021
Победы «Пепеляев Групп» – 2021
16.12.2021
Александр Кузнецов защитил докторскую диссертацию
07.12.2021
Валентина Орлова вошла в состав арбитров коллегии Арбитражного центра при РСПП п...
06.12.2021
Девять практик «Пепеляев Групп» усилили свои позиции в рейтинге Право.ru-300
29.11.2021
Антимонопольный клуб провел хакатон по комплаенсу
25.11.2021
Константин Шарловский принял участие в круглом столе Ассоциации Российских Фарма...
17.11.2021
Наталья Присекина назначена руководителем МКАС при ТПП РФ во Владивостоке

Вход | Регистрация

E-mail

Click here to subscribe our English newsletters