Закрыть
Поиск по сайту
Закрыть

Корпоративные споры в практике ВС РФ: MustRead. Выпуск 5

19.11.2020
13 мин.
на чтение
Быстрое меню:

4.png

Экстраординарные сделки 


Участник проголосовал долями, полученными от заинтересованного лица. Что дальше?

Отчуждение одним участником общества в пользу другого участника доли в уставном капитале организации в размере, минимально необходимом для обеспечения большинства голосов на общем собрании (даже в преддверии такого собрания), суд не рассматривает как злоупотребление правом применительно к ст. 10 ГК РФ. 

По мнению суда, такие действия не лишают участника, получившего долю подобным образом, права выразить свое волеизъявление по вопросу совершения сделки с учетом размера уже принадлежащей ему доли, даже если другие участники настаивают на его фактической аффилированности с лицом, заинтересованным в совершении сделки. 

Важным обстоятельством, подлежащим доказыванию по таким спорам, является отсутствие причиненного обществу ущерба в результате совершения сделки.

В Верховный Суд РФ обратилась миноритарный участник общества (ООО «Сталь», г. Тула). Ранее суд первой инстанции удовлетворил ее требования, признал недействительным решение общего собрания в части согласия на совершение крупной сделки, в которой также имелась заинтересованность одного из участников. Предметом сделки являлось отчуждение 1/3 доли в уставном капитале крупнейшей в Туле корпорации (ООО «Тулачермет-Сталь», см. подробнее комментарий ниже). Но апелляция и окружной суд в иске отказали, а Верховный Суд РФ с выводами судов согласился.

rec.JPGСогласно ЕГРЮЛ , ООО «Тулачермет-Сталь» создано 26.08.2013 на базе ПАО «Тулачермет» для реализации крупномасштабного проекта по строительству литейно-прокатного комплекса по выплавке качественной углеродистой стали конвертерным способом[1]
По данным из открытых источников, ООО «Тулачермет-Сталь» входит в перечень крупнейших инвестиционных проектов Тульской области. Объем инвестиций составляет 13 558 млн руб., рабочих мест – 1 680
[2].
Согласно СПАРК, на начало 2020 года стоимость активов компании составляла более 64 млрд руб., в т. ч. 54,4 млрд руб. – стоимость основных средств. За 2019 год выручка общества составила 12,9 млрд руб., но в целом финансовый результат оказался отрицательным (убыток в сумме 1,9 млрд руб.). 
В 2019 году 1/3 доли в уставном капитале ООО «Тулачермет-Сталь» была продана ООО «Металлфинанс», единственным участником которого является миллиардер
[3] и владелец Промышленно-металлургического комплекса – группы «Кокс» Зубицкий Е.Б. На текущий момент 2/3 доли в уставном капитале общества принадлежат ООО «Металлфинанс» (запись ЕГРЮЛ от 13.04.2020), 1/3 – СИПКО БИ.ВИ., Нидерланды (запись ЕГРЮЛ от 31.10.2018).

Судебные разбирательства по этому делу подробно освещались в СМИ[4]

В 2019 году общим собранием участников принято решение о согласии на совершение обществом сделки по отчуждению доли в уставном капитале другой организации. Структура владения обществом, участником которого являлась истица, выглядела так: 50,9 % доли в уставном капитале принадлежали физическому лицу (Зубицкому Е.Б.), являвшемуся одновременно единственным участником покупателя (заинтересованное в сделке лицо), 24,6 % – другому физическому лицу (Путиловой Е.А.), которое, по утверждению истицы, фактически аффилировано с покупателем, 24,5 % – истице.

Незначительный, но решающий перевес количества голосов в пользу Путиловой Е.А. возник в связи с продажей ей Зубицким Е.Б. доли в размере 0,1 % уставного капитала. В рамках спорной сделки Зубицкий Е.Б. являлся заинтересованным лицом, поэтому он не мог голосовать (п. 4 ст. 45 Федерального закона от 08.02.1998 № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью», далее – «Закон об ООО»). Участие Путиловой Е.В. обеспечивало необходимое большинство голосов для принятия решения по вопросу (50,1 %).

Признавая недействительным решение собрания о даче согласия на совершение спорной сделки, суд первой инстанции счел данный перевес искусственно созданным исключительно с целью воспрепятствования истице повлиять на принимаемые в обществе решения. 

Кроме того, суд исходил из обстоятельств фактической аффиллированности Путиловой Е.В. и Зубицкого Е.Б. (она являлась «личным адвокатом» семьи Зубицких, офис коллегии адвокатов, в которой она состояла, находился по адресу ООО «УК ПМХ» и других компаний группы «Кокс», управляемых Зубицким Е.Б. и т. п.). На основании ст. 10 ГК РФ суд не учитывал спорную долю в размере 0,1 % при определении кворума и подведении итогов голосования.

Апелляция решение суда первой инстанции отменила, так как вывод об аффилированности Зубицкого Е.Б, и Путиловой Е.А. не имеет определяющего правового значения для разрешения рассматриваемого спора, поскольку положения статей 45 – 46 Закона об ООО не предусматривают ограничений для участия в голосовании по вопросу одобрения сделки лиц, аффилированных с заинтересованным лицом.   

Кроме того, сделка по приобретению Путиловой Е.А. доли в размере 0,1 % никем не оспаривалась, а стоимость спорной доли в уставном капитале соответствовала стоимости финансовых вложений общества. То есть общество при отчуждении данного актива, равно как и его участники, не понесли никаких финансовых потерь, и права участников не нарушены.

1.png

Ликвидация юридического лица



Суд признал недействительной запись в ЕГРЮЛ о ликвидации общества с долгами

Несоблюдение порядка ликвидации общества, установленного статьями 61 – 64 Гражданского кодекса РФ (далее – «ГК РФ»), является основанием для отказа в государственной регистрации прекращения его деятельности. Если в нарушение названных норм деятельность организации была прекращена, кредитор ликвидированного общества вправе оспорить соответствующую запись в ЕГРЮЛ, независимо от оспаривания решения регистрирующего органа о ликвидации общества. 

Именно к таким выводам пришли суды по результатам рассмотрения дела № А41-63234/2019. Существенным обстоятельством по делу являлось то, что организация, запись о ликвидации которой оспаривал заявитель, являлась ответчиком по другому спору между этими же лицами – о взыскании задолженности по договору. Решение о ликвидации организации было принято участником в феврале 2018 года, а спустя 2 месяца вступило в законную силу решения суда о взыскании задолженности. В июле 2018 года председатель ликвидационной комиссии ответчика сдал в регистрирующий орган ликвидационный баланс (без указания спорного долга). 

Суд первой инстанции отказал заявителю, в том числе потому, что решение о ликвидации общества не оспаривалось. Но апелляция, с которой согласился суд округа, согласилась с заявителем. Руководствуясь ст. ст. 1061 – 64 ГК РФ, а также положениями Федерального закона от 08.08.2001 № 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» (далее – «Закон № 129-ФЗ»), суды сочли нарушения процедуры прекращения юридического лица существенными, так как ликвидационный баланс не отражал действительное имущественное положение ликвидируемого юридического лица и его расчеты с кредиторами. 

Как разъяснил суд округа, предоставление для государственной регистрации документов, содержащих недостоверную информацию, следует рассматривать как «непредставление в регистрирующий орган документа, содержащего необходимые сведения, что является основанием для отказа в государственной регистрации ликвидации юридического лица в силу подпункта «а» пункта 1 статьи 23 Федерального закона от 08.08.2001 № 129-ФЗ». Поэтому сделанная на основании таких документов запись ЕГРЮЛ является недействительной независимо от оспаривания решения, на основании которого она была сделана.

rec.JPGСуды признают надлежащим способом защиты нарушенных прав кредитора признание недействительной записи в ЕГРЮЛ о прекращении деятельности его должника в связи с ликвидацией. Такой подход объясняется принципом процессуальной экономии[5]  и согласуется в том числе с п. 9 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации», ст. 12 Гражданского кодекса РФ.

Существенное значение по таким спорам имеет доказывание обстоятельств нарушения процедуры ликвидации должника в обход законно установленных процедур и исключительно с целью неисполнения юридическим лицом долговых обязательств. 

В качестве превентивной меры кредитору важно отслеживать статус своих должников и в целях защиты своих имущественных интересов ходатайствовать о применении обеспечительных мер, например, в виде запрета участникам (акционерам) должника совершать действия, направленные на отчуждение долей (акций) и/или их обременение, запрета регистрирующему органу вносить в ЕГРЮЛ записи в отношении этого юридического лица (о предстоящем исключении, ликвидации) и т. п.
 

Еще один важный вывод по рассмотренному делу, на который обратил внимание окружной суд: срок для обращения кредиторов в суд в связи с обжалованием действий регистрирующего органа в случае ликвидации юридических лиц по решению учредителей (участников) составляет один год со дня, когда они узнали или должны были узнать о нарушении своих прав (а не три месяца, на чём настаивал ответчик). Такой вывод основан на положениях ч. 8 ст. 22 Закона № 129-ФЗ с учетом выводов Верховного Суда РФ в определении от 31.03.2020 № 306-ЭС20-2843. 

Иконки_обзор_1_действительная_стоимость_доли.png

Действительная стоимость доли



Размер действительной стоимости доли не зависит от степени вовлеченности участника в деятельность организации

Право участника, вышедшего из общества, потребовать выплатить ему действительную стоимость доли императивно и оно не связано со степенью вовлеченности его в деятельность организации. Тем более если он участвовал в общих собраниях. 

Размер действительной стоимости доли определяется на основании баланса общества как часть стоимости его чистых активов, пропорциональной размеру доли участника. Организация вправе оспорить расчет в исключительных случаях, только если докажет недостоверность содержащихся в балансе сведений. 

Суды в очередной раз обращают большое внимание на наличие признаков противоречивого поведения в корпоративных отношениях и процессуальное поведение сторон по делу. Не стоит рассчитывать всерьез на аргументы, связанные с недостатками при приобретении статуса участника общества, если ранее в течение нескольких лет не заявлялось никаких аналогичных претензий.

Участник ООО в судебном порядке требовал выплатить ему действительную стоимость доли в связи с выходом из общества. Организация возражала, якобы истец в ее деятельности не участвовал, приобретенную долю не оплатил, а договор купли-продажи, на основании которого получил права на долю, являлся недействительным, так как не был нотариально удостоверен. Суды трех инстанций согласились с правомерностью исковых требований.
rec.JPG

По обстоятельствам дела, истец приобрел спорную долю в сентябре 2014 года за 5 100 рублей. А в ноябре 2015 года подал заявление о выходе из общества и выплате ему действительной стоимости доли в размере 10,4 млн рублей.

Суды сочли требования участника правомерными, поскольку формально наступила предусмотренная законом об ООО совокупность оснований для выплаты: с момента подачи заявления участник считается вышедшим из общества, и в соответствии со ст. 23 Закона об ООО у общества возникает обязанность выплатить ему действительную стоимость доли. 

Любопытно, что суды не согласились ни с одним из многочисленных доводов ответчика. Довод об отсутствии оплаты доли отклонен, поскольку в договоре купли-продажи было указано об оплате доли до его подписания. Факт отсутствия нотариального удостоверения договора не опровергает наступление правовых последствий, связанных с участием истца в деятельности общества, так как сведения о вхождении его в состав участников были внесены в ЕГРЮЛ, и на протяжении длительного периода времени это обстоятельство другими участниками не оспаривалось. 

Окружной суд также обратил внимание на противоречивое поведение представителя ответчика при рассмотрении спора в суде. Так, довод о ничтожности нотариально не удостоверенных решений собрания участников, на котором было принято решение о согласии на принятие истца в состав участников, был заявлен ответчиком только в ноябре 2019 года, тогда как ранее в отзыве на исковое заявление ответчик признавал вступление истца в состав участников, а также заявлял о частичной выплате истцу действительной стоимости доли.

Кроме того, общество не доказало неправильность расчета, так как (i) бухгалтерский баланс, на основании которого рассчитаны чистые активы компании, не корректировался, а значит, был достоверным, (ii) в отчете оценщика, опровергающем правильность расчета стоимости доли, не были учтены отдельные статьи баланса, а значит, такое доказательство не является надлежащим.

1.png

Исключение участника из общества


Юридическое лицо исключили общества за грубое нарушение обязанностей акционера

Корпоративный спор с нетривиальным субъектным составом лиц, но обычными для такого рода дел требованиями рассмотрели суды трех инстанций в пользу участников: они требовали исключить из акционерного общества другое юридическое лицо, которое получало в аренду от общества помещения по заниженной цене и при этом искусственно создавало задолженность акционерного общества перед собой. Судебные инстанции, с выводами которых согласился Верховный Суд РФ, пришли к выводу о нарушении обществом обязанностей акционера, его действия были направлены на причинение вреда обществу.

Вред, причиненный обществу его миноритарным акционером, фактически заключался в совершении убыточных для акционерного общества сделок по передаче миноритарию помещений в аренду по цене в несколько раз ниже рыночной. Совершение таких сделок стало возможным постольку, поскольку директором акционерного общества (арендодателя) и акционера (арендатора, миноритария) являлось одно и то же физическое лицо. 

Кроме того, арендатор оплачивал за акционерное общество работы, выполненные третьими лицами на принадлежащих арендодателю объектах недвижимости. Как впоследствии выяснилось, стоимость таких работ была многократно завышена. Постановлением суда по другому делу № А55-1701/2017 было установлено, что задолженность акционерного общества перед миноритарием носила «искусственный характер», а действия акционера, обратившегося к должнику с требованием о взыскании такой задолженности, невозможно признать разумными и добросовестными.

Принимая во внимание многочисленные судебные разбирательства между акционером и обществом[6], суды трех инстанций сочли действия акционера недобросовестными, направленными на причинение вреда акционерному обществу в том числе путем заключения директором убыточных сделок и предъявления ко взысканию «несуществующей задолженности», совершение действий, направленных на блокирование финансово-хозяйственной деятельности путем банкротства.
rec.JPG
Рассмотренное судами дело, с одной стороны, еще раз подтверждает сложность доказывания оснований для исключения участника, причиняющего своими недобросовестными действиями вред обществу. Такие обстоятельства должны быть экстраординарными и подтверждаться совокупностью доказательств наличия умысла в действиях ответчика, создающего серьезные и неустранимые негативные последствия в деятельности организации. 

Исключение участника из общества всегда является крайней мерой, которая может применяться лишь тогда, когда последствия действий участника не могут быть устранены без лишения нарушителя возможности участвовать в управлении хозяйствующим субъектом[7]. При этом часто суды при наличии внешне схожих обстоятельств отказывают в удовлетворении таких требований (Определения Верховного Суда РФ от 06.03.2020 № 302-ЭС19-26057, от 25.02.2020 № 303-ЭС19-28215, от 16.06.2020 № 306-ЭС20-7821 и др.).

С другой стороны, как разъяснено в п. 9 Обзора судебной практики по некоторым вопросам применения законодательства о хозяйственных обществах (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 25.12.2019), согласно п. 1 ст. 67 ГК РФ «достаточным основанием для удовлетворения требования об исключении участника выступает причинение существенного ущерба обществу». Залогом успеха по требованиям об исключении участника из общества является убедительная аргументация существенности нарушений участником своих обязанностей, препятствующих достижению обществом уставных целей

    


[1] Электронный ресурс, URL: http://www.tulachermet.ru/steel.htm (дата обращения 17.11.2020)

[2] Электронный ресурс, URL: https://invest-tula.com/projects/ooo-tulachermet-stal/ (дата обращения 17.11.2020)

[3] По данным журнала Forbes [Электронный ресурс] // URL: https://www.forbes.ru/profile/evgenii-zubitskii (дата обращения 17.11.2020)

[4] Согласование продажи трети «Тулачермет-Стали» компании Зубицкого признано законным [Электронный ресурс] // Коммерсантъ, 16.07.2020, URL: https://www.kommersant.ru/doc/4417924 (дата обращения 17.11.2020); Владение «Тулачермет-Сталью» оказалось под вопросом. Судьбу одного из активов группы «Кокс» определит кассационный суд [Электронный ресурс] // Коммерсантъ, 16.07.2020, URL: https://www.kommersant.ru/doc/4417640 (дата обращения 17.11.2020); Суд не позволил Зубицкому выкупить 33 % «Тула-Стали» [Электронный ресурс] // URL: https://xco.news/article/2019/09/04/sud-ne-pozvolil-zubitskomu-vykupit-33-tula-stali (дата обращения 17.11.2020) и др.

[5] Определение Верховного Суда Российской Федерации от 30.10.2017 № 305-ЭС17-16000 по делу № А41-84151/2015, определение Верховного Суда Российской Федерации от 20.04.2018 № 306-КГ18-2853 по делу № А55-2303/2017, определение Верховного Суда Российской Федерации от 04.06.2018 № 305-КГ18-5876 по делу № А40-153068/2016

[6] Согласно https://kad.arbitr.ru дело № А55-16706/2018 об истребовании документов, № А55-24385/2017 о признании недействительным решения общего собрания акционеров, № А55-8371/2019 о взыскании задолженности, № А55-1701/2017 о банкротстве, № А55-22457/2017 и № А55-18788/2017 о признании сделок недействительными, № А55-5737/2017 об обязании провести общее собрание акционеров и др.

[7] Информационное письмо Президиума Высшего Арбитражного суда Российской Федерации от 24.05.2012 № 151 «Обзор практики рассмотрения арбитражными судами споров, связанных с исключением участника из общества с ограниченной ответственностью»; постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 90, Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации № 14 от 09.12.1999 «О некоторых вопросах применения Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью», постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.06.2015 № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» и др.

Возврат к списку

Для получения доступа к Обзорам судебной практики по налоговым спорам необходимо оформить подписку.

Год

30000 рублей + НДС

Подписаться
Я уже подписчик

Необходимо авторизоваться чтобы получить доступ

Авторизоваться

По вопросам подписки обращайтесь, пожалуйста, к Маргарите Завязочниковой
E-mail: m.zavyazochnikova@pgplaw.ru
Nел. +7 (495) 767 00 07

18.10.2021
Конституционный Суд РФ принял жалобу, подготовленную специалистами «Пепеляев Гру...
01.10.2021
Константин Шарловский принял участие в Партнеринге «Лекарства России – к междисц...
17.09.2021
Юристы «Пепеляев Групп» успешно защитили интересы пациентки в суде по делу, связ...
26.08.2021
Александр Кузнецов – автор монографии «Реорганизация хозяйственных обществ: граж...
19.08.2021
«Пепеляев Групп» усиливает судебную практику в сфере корпоративных споров
28.07.2021
«Пепеляев Групп» усиливает свои позиции в области энергетики
28.07.2021
Рекомендации от ФПА РФ: как обезопасить себя от действий мошенников, прикрывающи...
18.06.2021
Прецедентный проект «Пепеляев Групп»: Верховный Суд впервые рассмотрел дело о во...

Вход | Регистрация

E-mail

Click here to subscribe our English newsletters