Загрузка...
17.05.2023
19 мин. на чтение

Значимые споры в сфере экологии за март–апрель 2023 г.

Обращение с отходами

1. Предписание уполномоченного органа отменено, поскольку факты нарушения требований к экологическому мониторингу и проведению государственной экологической экспертизы проекта реконструкции шламонакопителей опровергнуты проверяемым лицом

ПАО «РУСАЛ Братск» обратилось в суд с заявлением о признании незаконными пунктов предписания Росприроднадзора.

Суд первой инстанции, отказывая в удовлетворении требований указал, что Обществом в 2021 году не осуществлялся контроль качества подземных вод на территории полигона промышленных отходов в наблюдательной скважине № 16. Информация о выполнении ремонтно-восстановительных работ на скважине № 16 не представлена (п. 13 предписания).

В лицензии Общества на осуществление деятельности по обращению с отходами указана деятельность по утилизации лома угольной футеровки алюминиевых электролизеров и отходов угольных анодов, загрязненных фторидами металлов при производстве первичного алюминия; при этом рабочим проектом полигона не предусмотрены места для переработки и накопления отходов (п. 15 предписания).

Кроме того, Общество осуществляет реконструкцию шламонакопителей Общества в соответствии с проектной документацией, не имеющей положительного заключения ГЭЭ, в нарушение п. 7.2 ст. 11 Закона № 174-ФЗ[1] (п. 16 предписания).

Апелляция отменила решение суда первой инстанции в связи со следующим.

1). По нарушению, указанному в п. 13: мониторинг состояния подземных вод в зоне действия полигона промышленных отходов Общества осуществляется в наблюдательных скважинах №№ 15, 16, 20 и 28. В I полугодии 2021 года на наблюдательной скважине № 16 выполнялись ремонтно-восстановительные работы, что подтверждается представленной в материалы дела копией договора и акта выполненных работ; с августа 2021 года контроль качества подземных вод в наблюдательной скважине № 16 возобновлен, что подтверждается копиями протоколов измерений (испытаний), которые представлены Обществом в Росприроднадзор во время проведения проверки, согласно акту проверки.

Апелляционный суд также отметил, на дату завершения проверки (18.11.2021) не весь комплекс мероприятий по мониторингу 2021 года был завершен, в связи с чем отчет по мониторингу Обществом не мог быть представлен.

2). По п. 15 предписания апелляция указала, что установка по утилизации отхода угольной футеровки и отработанных анодов, площадка временного накопления указанных отходов расположены на смежном земельном участке, рядом с сооружением - полигон промышленных отходов; границы названных объектов не входят в границы полигона, следовательно, Общество не допускает нарушения проекта полигона.

3). По п. 16 предписания, со ссылкой на ч. 1 ст. 55 Градостроительного кодекса РФ[2], апелляционный суд отметил, что выдача Администрацией города Братска разрешения от 17.01.2018 на ввод в эксплуатацию шламонакопителя № 3 удостоверяет факт выполнения реконструкции ОКС в полном объеме, на дату выдачи предписания работы по реконструкции шламонакопителя Обществом не велись.

Кроме того, при разработке и согласовании с надзорными органами в 2011 году проекта реконструкции шламонакопителя, заключение ГЭЭ не требовалось, так как действие подп. 7.2 п. 7 ст. 11 Закона № 174-ФЗ распространялось на объекты, связанные с размещением и обезвреживанием отходов I-V класса опасности, тогда как Общество на шламонакопителях осуществляло только размещение отходов, без обезвреживания.

Постановление АС МО от 16.03.2023 по делу № А40-28835/2022

2. Осуществление деятельности, оказывающей негативное воздействие на окружающую среду, без разрешительных документов законом не предусмотрено

ООО «МедВейстКрым» обратилось в суд с заявлением к Южному межрегиональному управлению Федеральной службы по надзору в сфере природопользования о признании недействительным требования о начислении платы за негативное воздействие на окружающую среду (НВОС).

Как видно из материалов дела, Общество рассчитало плату за размещение отходов за 2020 год на основании лимитов, установленных декларацией о воздействии на окружающую среду; сумма платы составила 495 841,44 и уплачена Обществом.

По результатам проверки декларации, Управление составило акт, указав на неправомерное неприменение Обществом коэффициента 25, согласно формуле в п. 20 Правил № 255[3].

Управление посчитало, что Обществу для захоронения были переданы отходы массой 401,99 куб. м, без отражения данных сведений в декларации о плате за НВОС, что привело к занижению платы на сумму 6 910 265,99 руб.

Суды первой и второй инстанций пришли к выводу, что Управление не доказало законность оспариваемого требования о доначислении платы за НВОС.

Со ссылкой на п. 1 ст. 16.1 Закона № 7-ФЗ[4], п. 9 Правил № 255, суды отклонили довод Управления о том, что передача отходов в собственность исполнителя услуги по транспортировке отходов возлагает обязанность по внесению платы на исполнителя по договору о передаче отходов.

Суды указали, что Общество, ошибочно считая себя плательщиком платы за НВОС в результате обращения с отходами, весь объем которых получен Обществом от заказчиков для дальнейшего размещения и утилизации, ошибочно учло указанные сведения при подаче декларации о воздействии за 2020 год.

Кассация направила дело на новое рассмотрение, указав на наличие у Общества возможности подать декларацию о воздействии на окружающую среду с максимальным количеством размещаемых отходов и, в связи с увеличением объема отходов, внести корректировку, учитывая, что осуществление деятельности, оказывающей НВОС без разрешительных документов законом не предусмотрено.

Постановление АС СКО от 16.03.2023 по делу № А32-6188/2022

3. Выдача предписания вне процедуры проведения проверки сама по себе не влечет признания его недействительным, если основания для принятия соответствующих мер выявлены в рамках иной процедуры

ООО «Меркурий» обратилось в суд с заявлением к Волжско-Камскому межрегиональному управлению Федеральной службы по надзору в сфере природопользования о признании незаконным предписания.

Установив, что оспариваемое предписание выдано по результатам проведения административного расследования по делам об административных правонарушениях, суды первой и второй инстанций пришли к выводу о нарушении требований Закона № 294-ФЗ[5].

Суды посчитали, что предписание может быть выдано только по результатам проведения проверки в рамках государственного экологического контроля (надзора).

Суды указали, что ст. 29.13 КоАП РФ предусмотрено лишь право административного органа, рассматривающего дело об административном правонарушении, внести представление о принятии мер по устранению выявленных нарушений.

Таким образом, нормами КоАП РФ и Закона № 294-ФЗ регламентирован различный порядок действий должностных лиц, осуществляющих федеральный государственный надзор в сфере природопользования, в случае выявления нарушений законодательства.

Само по себе наличие у административного органа полномочий на осуществление контроля в области охраны окружающей среды, не освобождает его от обязанности соблюдать установленный законом порядок их вынесения.

Кассационная инстанция, со ссылкой на п. 46 Обзора судебной практики Верховного Суда РФ № 3 (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 27.11.2019)[6] отменила судебные акты, указав, что материалы дел об административных правонарушениях подтверждают факт совершения Обществом правонарушения.

Кассация указала, что в данном случае выдача предписания осуществлена в целях исключения причинения значительного вреда общественным отношениям, а именно экологической безопасности, обеспечение которой не терпит отлагательств.

Постановление АС ПО от 23.03.2023 по делу № А65-21290/2021

4. Эксплуатация полигона для размещения отходов, проектная документация которого разработана до введения требований о проведении государственных экспертиз, не требует проведения экспертиз

ООО «Экология» обратилось в суд с заявлением к Волжско-Камскому межрегиональному управлению Федеральной службы по надзору в сфере природопользования о признании незаконным и отмене предписания.

Как следует из материалов дела, Управлением в отношении Общества проведена внеплановая документарная проверка исполнения ранее выданных предписаний, установлено неустранение нарушения, связанного с эксплуатацией реконструированной второй очереди эксплуатации полигона ТБО, в отсутствии положительных заключений экспертиз проектов ОКС, ГЭЭ.

Судами установлено, что рабочий проект полигона ТБО выполнен в 1993 году, до принятия закона о ГЭЭ (23.11.1995). С 1997 года полигон состоит на балансе муниципального района и эксплуатируется Обществом как объект ТБО, реконструкция или какие-либо строительные работы на полигоне не производились.

Суды пришли к выводу, что Общество не нарушало требований законодательства об обязательности проведения ГЭЭ.

Судами также установлено, что полигон введен в эксплуатацию до установления действующим законодательством в области градостроительной деятельности порядка осуществления государственного строительного надзора. Эксплуатация полигона осуществляется на основании «Технологического регламента эксплуатации полигона твердых бытовых отходов Менделеевского муниципального района РТ», разработанного в соответствии с рабочим проектом полигона.

С учетом вышеизложенного, суды удовлетворили заявленные требования.

Постановление АС ПО от 01.03.2023 по делу № А65-10168/2022

5. Превышение объема размещаемых отходов, предусмотренных проектом на строительство и эксплуатацию полигона, может служить основанием для приостановления или прекращения деятельности по эксплуатации полигона

Северо-Западное межрегиональное управление Федеральной службы по надзору в сфере природопользования обратилось в суд с иском к ЗАО «Промотходы» о прекращении деятельности по утилизации и размещению отходов, об обязании разработать проект рекультивации полигона и провести рекультивацию.

Как установлено материалами дела, в соответствии с договором аренды, заключенным с Администрацией МО Всеволожский район ЛО у Общества в аренде находится земельный участок для размещения полигона твердых отходов, который внесен в государственный реестр ОРО, а также включен в Территориальную схему по обращению с отходами; Обществом получена лицензия на осуществление деятельности по сбору, транспортированию, обработке, утилизации, обезвреживанию, размещению отходов 1 - 4 классов опасности.

В 2005 году разработан проект реконструкции полигона для увеличения объема складируемых на полигоне отходов до 54 280 000 м3. Проект получил положительное заключение ГЭЭ, но не был реализован, что подтверждается справкой, представленной Обществом Управлению при проведении плановой проверки. Согласно представленным в Управление данным характеристик ОРО, составленных по итогам инвентаризации ОРО за 2014 и 2019 годы, объект построен и эксплуатируется по проекту 1971 года.

Суды первой и апелляционной инстанций посчитали, что доказательств исчерпания вместимости полигона в материалы дела не представлено, основания для прекращения деятельности полигона отсутствуют.

Суд кассационной инстанции направил дело на новое рассмотрение.

Кассация указала, что, поскольку Управление ссылается на осуществление Обществом размещения отходов небезопасным для окружающей среды способом, эти обстоятельства, согласно разъяснениям Верховного Суда РФ[7], могут служить основанием для приостановления или прекращения указанной деятельности.

По мнению Управления, данное нарушение носит неустранимый характер в связи с чем заявлено требование о прекращении эксплуатации ОРО.

Кассация учла выводы арбитражного суда по делу между теми же сторонами, в рамках рассмотрения которого установлено, что начальная проектная мощность полигона составляла 1 000 000 м3/год, объем отходов - 20 000 000 м3, эти данные приведены и в характеристиках ОРО, составленных по итогам инвентаризации за 2014 и 2019 гг.

При этом достигнутые в декабре 2019 г. значения фактически размещенных отходов превышают значения проекта 1971 года, что является отступлением от проектной документации и нарушением требований к эксплуатации ОРО.

Постановление АС СЗО от 21.02.2023 по делу № А56-30261/2021

6. Нарушения при проведении контрольно-надзорного мероприятия могут послужить основанием для отмены предписания, выданного по результатам такого мероприятия

АО «РУСАЛ «Новокузнецкий алюминиевый завод» обратилось в суд с заявлением о признании недействительным предписания Южно-Сибирского межрегионального управления Федеральной службы по надзору в сфере природопользования.

Как следует из материалов дела, Управлением проведена внеплановая выездная проверка в отношении Общества, в ходе которой выявлены нарушения при эксплуатации полигона промышленных отходов.

Суды указали на допущенные Управлением грубые нарушения требований ст. 91 Закона №248[8] при проведении выездной проверки и недоказанность фактов нарушений, отраженных в оспариваемом предписании, а также нарушение порядка уведомления контролируемого лица[9].

Суды установили, что Управлением с привлечением специалистов проводились: осмотр территории, фото- и видеофиксация, отбор и анализ проб, проведение экспертизы; при этом способы фиксации выявленных нарушений не позволяют однозначно идентифицировать объект фиксации, место и характер выявленных нарушений; оформление процедур отбора и анализа проб не соответствуют требованиям ст.ст. 81, 83 Закона № 248-ФЗ, примененной методики измерений (ПНД Ф 12.15.1-08).

Доводы Управления о том, что ограждающая дамба и водоотводная канава на полигоне не выполняют функции предотвращения попадания природных, ливневых и талых вод с прилегающей территории, опровергаются представленными Обществом доказательствами (рабочая документация «Обустройство нагорной канавы в районе полигона промышленных отходов АО «РУСАЛ Новокузнецк»; заключение АО «СибВАМИ»; выписка из Технического отчета по результатам инженерно-геологических изысканий; аудиторский отчет), а также судебными актами арбитражного суда по другому делу.

При таких обстоятельствах суды пришли к выводу о недоказанности Управлением нарушений, послуживших основанием для выдачи оспариваемого предписания.

Постановление АС ЗСО от 06.03.2023 по делу № А27-2257/2022

7. Размещение оборудования по утилизации отходов на новой площадке допустимо на основании проекта, получившего положительное заключение ГЭЭ, в отсутствии которого отказ в переоформлении лицензии по обращению с отходами признан судом обоснованным

ООО «Золотарь» обратилось в суд с заявлением к Дальневосточному межрегиональному управлению Федеральной службы по надзору в сфере природопользования о признании незаконным решения об отказе в переоформлении лицензии.

Судами установлено, что в связи с приобретением пиролизной установки Т-ПУ1 для переработки, обезвреживания и утилизации отходов II - V классов опасности, Общество обратилось в Управление с заявлением о переоформлении лицензии, в связи с включением вида деятельности по утилизации отходов на установке Т-ПУ1.

Управлением отказано в переоформлении лицензии, в связи с нарушением предусмотренных проектом и заключением ГЭЭ условий использования пиролизной установки - на новой промышленной площадке; указано на необходимость проведения дополнительной ГЭЭ.

Суд первой инстанции посчитал обжалуемое решение законным и обоснованным, указав, что оценка воздействия на окружающую среду деятельности с использованием пиролизной установки и ее последствия осуществлена экспертной комиссией только на территории, рассмотренной в рамках проведения экспертизы и применительно к площадке размещения исследуемой установки.

Апелляционный суд отметил, что при соблюдении предусмотренных заключением ГЭЭ ПДК загрязняющих веществ при эксплуатации установки пиролиза, воздействие деятельности по ее эксплуатации будет соответствовать тем значениям, расчет которых сделан в заключении ГЭЭ, независимо от того, на территории какого субъекта РФ находится площадка размещения установки.

Суд округа отменил постановление апелляции, оставив в силе решение суда первой инстанции. Кассация указала, что, обосновывая соблюдение лицензионного требования, Общество сослалось на заключение ГЭЭ Проекта технической документации на новую технику «Установка пиролиза Т-ПУ 1» и применяемую на ней технологию.

Как следует из заключения ГЭЭ, в обоснование допустимости негативного воздействия установки, исследовался опытный образец, размещенный на территории Нижегородской области, Кстовского района, Кстовской промзоны в промышленном помещении.

В заключении ГЭЭ указаны: 1) условия допустимости воздействия установки, включая размещение установки пиролиза Т-ПУ1 на промышленной площадке, имеющей санитарно-защитную зону не менее 100 метров; при высоте трубы для выброса отходящих газов не менее 5 метров; а также 2) необходимость разработки мер по охране объектов окружающей среды при подготовке проекта размещения установки пиролиза Т-ПУ1 на конкретной территории, вне сществующей промышленной площадки.

С учетом этого, суд округа указал, что вывод экспертов о соответствии намечаемой Обществом деятельности экологическим требованиям, сделан относительно использования установки в конкретных условиях на промышленной площадке, указанной в заключении.

Размещение данной установки на иной промышленной площадке возможно только при соблюдении условий, указанных в экспертном заключении; на основании проекта размещения установки, при наличии оценки воздействия на окружающую среду в пределах конкретной территории, после получения положительного заключения ГЭЭ.

Постановление АС ДВО от 21.02.2023 по делу № А51-19427/2020

Возмещение вреда окружающей среде

1. Если не установлено лицо, причинившее вред почвам, имущественная ответственность за вред окружающей среде возлагается на собственника земельного участка или уполномоченный орган

Южное межрегиональное управление Федеральной службы по надзору в сфере природопользования обратилось в суд с заявлением к администрации муниципального образования Мостовский район о взыскании денежной компенсации вреда почвам.

Разрешая спор, суды трех инстанций исходил из того, что Администрация, как лицо, распоряжающееся землями, государственная собственность на которые не разграничена, является надлежащим ответчиком по иску о возмещении вреда.

Суды пришли к выводу, что взыскание денежных средств должно производиться с муниципального образования, от имени которой выступает Администрация.

Одновременно, сославшись на ст. 413 Гражданского кодекса, суды пришли к выводу об отказе в иске, указав, что при взыскании денежных средств за вред, причиненный почвам МО, взысканная сумма подлежит последующему зачислению в бюджет МО Мостовский район, происходит совпадение в одном лице причинителя вреда и получателя компенсации, что недопустимо.

СКЭС ВС РФ отменила судебные акты, а дело направило на новое рассмотрение по следующим основаниям.

Как установлено судами, при проведении проверки, Управлением установлено несанкционированное размещение ТКО на земельных участках в границах МО Мостовской район; определена площадь размещения отходов; по результатам анализа отобранных проб отходов и почв аккредитованной лабораторией, отходы отнесены к III классу опасности, в пробах почв установлено завышение ПДК загрязняющих веществ, то есть негативное изменение состояния почвы в местах несанкционированного размещения отходов, что привело к причинению вреда почве как объекту охраны окружающей среды.

Использование средств от платежей по искам о возмещении вреда, причиненного окружающей среде регламентировано ст. 78.2 Закона № 7-ФЗ[10], согласно которой данные средства носят целевой характер и не могут быть использованы на иные цели, то есть положения ст. 413 ГК РФ не подлежит применению к спорным правоотношениям.

Со ссылкой на п. 26 Обзора судебной практики от 24.06.2022[11], СКЭС указала, что обязанность поддерживать земли в надлежащем состоянии возложена на Администрацию, как лицо, уполномоченное распоряжаться землями, государственная собственность на которые не разграничена, на территории МО Мостовский район.

Также СКЭС сослалась на обязанность[12] собственника земельного участка обеспечить ликвидацию места несанкционированного размещения ТКО либо заключить договор с региональным оператором на проведение ликвидационных работ.

С учетом изложенного, СКЭС указала, что, если не установлено лицо, причинившее вред почвам, имущественную ответственность несет собственник земельного участка, или уполномоченный орган, поскольку его противоправное поведение (бездействие) обусловило причинение экологического вреда.

Определение Верховного Суда РФ от 13.04.2023 № 308-ЭС22-27164 по делу № А32-53521/2021

2. При расчете вреда почвам населенных пунктов подлежит применению Кисп равный 1,3, а в границах производственных зон населенных пунктов Кисп, равный 1

Межрегиональное управление Росприроднадзора по Самарской и Ульяновской областям обратилось в суд с иском о взыскании с АО «КНПЗ» суммы вреда, причиненного почвам.

Как следует из материалов дела, по результатам плановой выездной проверки, Управлением установлен факт перекрытия почвы искусственным покрытием и снятие почвенного слоя на пяти участках, на которых расположены производственные объекты Общества. В качестве доказательств порчи почвы Управлением представлены: акт проверки, акты обследования территорий с фототаблицами.

Судом первой инстанции требования удовлетворены в полном размере.

Апелляция, согласившись с выводами о наличии оснований для взыскания денежной компенсации вреда, указала на неправомерное применение истцом в расчете вреда коэффициента Кисп, равного 1,3, предусмотренного для земель населенных пунктов, за исключением производственных зон[13].

Между тем, территория промплощадки Общества отнесена к территориям существующих промышленных предприятий и производств (согласно данным Генерального плана городского округа Самара), для которых установлен Кисп 1,0.

Исходя из показателя Кисп, равного 1, апелляция взыскала с Общества сумму вреда 1 181 525 руб.

Апелляция также указала на необходимость применения редакции Методики № 238, действовавшей на момент причинения вреда.

Постановление АС ПО от 23.03.2023 по делу № А55-37876/2021

3. Проведение судебной экспертизы для определения факта и размера вреда почвам спустя 2 года после загрязнения, необоснованно и не может носить достоверный и допустимый характер доказательств

Приокское межрегиональное управление Федеральной службы по надзору в сфере природопользования обратилось в суд с иском к ООО «Нерусса» о взыскании ущерба за причинение вреда почве.

Судом первой инстанции назначена судебная почвоведческая экспертиза. Апелляционным судом определение суда области отменено, по следующим основаниям.

Судом установлено, что факт разлива отходов животноводства с территории фермы ООО «Нерусса» зафиксирован 31.07.2020; истцом 19.08.2020 взяты пробы и образцы почвы; с учетом результатов анализа данных проб получено экспертное заключение филиала ЦЛАТИ по Брянской области, которое не оспорено ответчиком, в силу чего является достаточным доказательством, свидетельствующим о превышении показателей загрязняющих веществ в почве; оценка данному заключению с точки зрения его относимости и допустимости как доказательства дана судом общей юрисдикции (СОЮ) при рассмотрении дела об оспаривании постановления о привлечении Общества к административной ответственности по ч. 2 ст. 8.6 КоАП РФ.

Факт загрязнения почвы в результате пролива отходов, которое привело к превышению ПДК загрязняющих веществ в почве и порче земель на площади 720 кв. м, зафиксирован в рамках производства по делу об административном правонарушении. На основании указанных данных истцом рассчитана сумма денежной компенсации вреда.

Приняв во внимание установленные решением СОЮ факты, имеющие в силу ст. 69 АПК РФ преюдициальное значение, суд апелляционной инстанции указал, что проведение в рамках назначенной судом области по настоящему делу экспертизы отбора и анализа проб на спорном земельном участке с целью установления наличия и количества содержания загрязняющих веществ в почве спустя 2 года после данного события, равно как и определение с учетом результатов указанной экспертизы превышения ПДК и исчисления размера вреда с учетом установленных спустя более 2 лет показателей, не может носить достоверный и допустимый характер доказательств.

Постановление АС ЦО от 17.03.2023 по делу № А48-11470/2020


[1] Федеральный закон от 23.11.1995 № 174-ФЗ «Об экологической экспертизе».

[2] Часть 1 ст. 55 Градостроительного кодекса РФ, разрешение на ввод объекта в эксплуатацию представляет собой документ, который удостоверяет выполнение строительства, реконструкции объекта капитального строительства (ОКС) в полном объеме в соответствии с разрешением на строительство, проектной документацией, а также требованиями к строительству, реконструкции ОКС, установленным градостроительным планом земельного участка, разрешенному использованию земельного участка.

[3] Пункт 20 Правил исчисления и взимания платы за негативное воздействие на окружающую среду (утв. Постановлением Правительства РФ от 03.03.2017 № 255), предусматривает формулу для расчета платы за размещение отходов с превышением установленных лимитов на размещение, либо с превышением объема или массы отходов, указанных в декларации о воздействии на окружающую среду, а также при выявлении превышения фактических значений размещенных отходов.

[4] В соответствии с п. 1 ст. 16.1 Федерального закона от 10.01.2002 № 7-ФЗ «Об охране окружающей среды», в редакции, действующей с 01.01.2016, плательщиками платы за НВОС при размещении отходов являются лица, при осуществлении деятельности которыми образовались отходы (за исключением ТКО, в отношении который плата вносится регоператорами, операторами по обращению с ТКО).

Согласно п. 9 Правил исчисления и взимания платы за НВОС (утв. Постановлением Правительства РФ от 03.03.2017 № 255), платежной базой платы за НВОС является объем или масса размещенных в отчетном периоде отходов; платежная база определяется лицами, обязанными вносить плату, самостоятельно на основе данных производственного экологического контроля.

[5] Федеральный закон от 26.12.2008 № 294-ФЗ «О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля».

[6] Согласно п. 46 Обзора судебной практики Верховного Суда РФ № 3 (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 27.11.2019), выдача предписания вне процедуры проведения проверки по правилам Закона № 294-ФЗ сама по себе не влечет признания его недействительным, если основания для принятия соответствующих мер выявлены в рамках иной процедуры.

Согласно ч. 3 ст. 1 Закона № 294-ФЗ, положения данного закона не применяются, в том числе, при проведении административного расследования; при расследовании причинения вреда окружающей среде.

[7] Как разъяснено в п. 24 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 30.11.2017 № 49 «О некоторых вопросах применения законодательства о возмещении вреда, причиненного окружающей среде», если причиненный вред является последствием эксплуатации предприятия, сооружения либо иной деятельности, осуществляемой с нарушением законодательства в области охраны окружающей среды, которая продолжает причинять вред или угрожает новым вредом, истец вправе обратиться в суд с иском об обязании ответчика ограничить, приостановить или прекратить соответствующую деятельность (п. 2 ст. 1065 ГК РФ, ст.ст. 34, 56, 80 Закона № 7-ФЗ).

[8] Статьей 91 Федеральный закон от 31.07.2020 № 248 «О государственном контроле (надзоре) и муниципальном контроле в Российской Федерации» предусмотрено, что решения, принятые по результатам контрольного (надзорного) мероприятия, проведенного с грубым нарушением требований к организации и осуществлению государственного контроля (надзора), муниципального контроля, подлежат отмене (ч. 1).

К числу грубых нарушений относится нарушение требования об уведомлении о проведении контрольного (надзорного) мероприятия в случае, если такое уведомление является обязательным (подп. 3 ч. 2).

[9] Согласно ч. 6 ст. 73 Закона № 248-ФЗ о проведении выездной проверки контролируемое лицо уведомляется путем направления копии решения о проведении выездной проверки не позднее чем за двадцать четыре часа до ее начала в порядке, предусмотренном ст. 21 данного закона, если иное не предусмотрено федеральным законом о виде контроля.

[10] Статьей 78.2 Федерального закона от 10.01.2022 № 7-ФЗ «Об охране окружающей среды» (введена Федеральным законом от 30.12.2021 № 446-ФЗ и действует с 01.09.2022) предусмотрено использование средств от платежей по искам о возмещении вреда, причиненного окружающей среде, зачисленных в местные бюджеты, в соответствии с планом природоохранных мероприятий, утвержденным субъектом РФ по согласованию с Минприроды.

[11] Обзор судебной практики по вопросам применения законодательства об охране окружающей среды (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 24.06.2022).

[12] Пункт 18 Правил обращения с твердыми коммунальными отходами (утв. Постановлением Правительства РФ от 12.11.2016 № 1156).

[13] Пункт 8 Методики счисления размера вреда, причиненного почвам как объекту охраны окружающей среды, утв. приказом Минприроды от 8.07.2010 № 238 (Методика № 238).


Если Вы заметили ошибку или опечатку, выделите ее и нажмите CTRL+Q

Авторы

Юлия Юрченко
Руководитель экологической группы (г. Красноярск)
y.yurchenko@pgplaw.ru

Оглавление

Практики

Подписаться на рассылку

Вас также может заинтересовать

skill

10.03.2023

Борьба с глобальным потеплением в России. Парижское соглашения по климату. Выбросы парниковых газов.

Наталья Стенина расскажет, как Россия адаптирует международные соглашения по климату и как противодействует глобальному потеплению. 

Смотреть

18.06.2024

Новости экологии: РОП, товары в упаковке, ввоз товаров из других стран, проведение ГЭЭ и другие

В этом ролике Наталья Стенина — партнер и руководитель экологической группы «Пепеляев Групп», расскажет о самых главных ...

18.06.2024

Экология: MustRead за 4–17 июня 2024 г.

Главные новости: Опубликованы правила представления отчетности о массе товаров и упаковки в рамках РОП Правительство...

04.06.2024

Новости экологии: использование лесов, обращение с отходами, пользование водным объектом и другие.

В этом ролике Наталья Стенина — партнер и руководитель экологической группы «Пепеляев Групп», расскажет о самых главных ...

04.06.2024

Экология: MustRead от 3 июня 2024 г.

Главные новости: Минприроды России утвердило Правила использования лесов для осуществления изыскательской деятельности...