Закрыть
Поиск по сайту
Закрыть

Значение банкротства граждан для бизнеса

27.02.2015
6 мин.
на чтение
В конце декабря прошлого года Президент России Владимир Путин подписал закон, позволяющий в рамках дела о банкротстве проводить реструктуризацию задолженности гражданина или погашать долги за счет продажи имущества должника (Федеральный закон от 29 декабря 2014 г. № 476-ФЗ; далее – закон о банкротстве граждан). Если инициатором возбуждения дела о банкротстве будет являться кредитор, сумма задолженности должна составлять не менее 500 тыс. руб. Новелла начнет действовать с 1 июля 2015 года.

Авторы документа – члены Правительства РФ совместно с представителями экспертного сообщества – связывают необходимость принятия этого закона исключительно с тем, что в России наметился резкий рост объема просроченной задолженности граждан по кредитам. Всемирный банк также признает принятие закона о банкротстве физических лиц важным, прежде всего, с точки зрения потребительского кредитования, и для этого есть все основания.

Действительно, просроченная задолженность по потребительским кредитам стремительно растет. По данным Банка России, на 1 января 2015 года она составила более 665 млрд руб. против 439 млрд руб. по итогам 2013 года. Иными словами, существование этой проблемы отрицать нельзя – и принятие закона о банкротстве граждан во многом является попыткой ее разрешения.

Но, на мой взгляд, банкротство граждан будет востребовано не только в сфере потребительского кредитования.

Дело в том, что практически все компании, которые пытаются обеспечить исполнение обязательств перед партнерами, часто прибегают к институтам поручительства и залога со стороны физлиц. В частности, учредителей тех компаний, с которыми заключается контракт.

Возникает вопрос: что произойдет, если компания не рассчитается с контрагентами по своим обязательствам?

Конечно же, компания, обязательства которой были обеспечены, обратится со своими требованиями к поручителям, физлицам. Однако существующая экономическая ситуация такова, что финансовое положение любого человека, даже обладающего устойчивым доходом, может в любой момент пошатнуться. В подобных условиях предъявление требований к физлицу по обязательствам компании окажется для него совершенно фатальным. В таких условиях контрагенты фирмы, поручителем по сделкам которой выступает ее учредитель или руководитель, заинтересованы в том, чтобы все обязательства последнего, даже если по ним уже допущена просрочка исполнения, в конечном счете, были выполнены. Одним из возможных выходов из этой ситуации станет банкротство гражданина-поручителя.

К слову, сегодня постепенно возрастает ответственность не только учредителей, но и руководителей компаний. Так, в 2014 году сильно выросло количество споров о взыскании убытков с руководителей и членов коллегиальных органов управления хозяйственных обществ (исходя из количества опубликованных судебных актов, в арбитражных судах – на 48% по отношению к 2013 году, в общих судах – на 14,5%). Произошло также увеличение количества заявлений о привлечении руководителей и членов коллегиальных органов управления хозяйственных обществ к ответственности в рамках процедур банкротства юридических лиц – на 69% по сравнению с 2013 годом.

Кроме того, увеличилось количество исков налоговых органов о взыскании в общих судах с руководителей хозяйственных обществ непогашенной юридическим лицом задолженности по обязательным платежам в порядке ст. 10 Федерального закона от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" (далее – закон о банкротстве).

Суммы, взыскиваемые с руководителей и учредителей могут быть на столько велики (до нескольких млрд руб.), что единственным выходом из ситуации окажется процедура их банкротства.

"Уход" гражданина в банкротство является в большей степени негативным явлением для его кредиторов. Однако, все-таки существуют и некоторые положительные моменты от процедуры банкротства граждан для бизнеса.

Так, иногда задолжавший должник ради того, чтобы расплатиться с одним из кредиторов, старается быстро продать свои активы. При этом он, конечно, продает их максимально дешево, что негативно отражается на интересах других кредиторов. В случае проведения процедуры банкротства актив будет продаваться уже менее спешно, хотя, зачастую, с большим дисконтом.

Другой пример. Законодатель предусмотрел, что имущество гражданина, принадлежащее ему на праве общей собственности с супругом (бывшим супругом), подлежит реализации в деле о банкротстве гражданина по общим правилам. В конкурсную массу включается часть средств от реализации общего имущества супругов (бывших супругов), соответствующая доле гражданина в таком имуществе, остальная часть этих средств выплачивается супругу (бывшему супругу) (ч. 7 ст. 213.26 закона о банкротстве). С точки зрения бизнеса включение общего имущества супругов в конкурсную массу может быть привлекательным вариантом для взыскания задолженности с должника-гражданина. Отмечу, что риск признания должника банкротом может стать угрозой ущемления его в правах, например, в праве на свободную реализацию своего имущества или в праве на выезд из страны. Поэтому я не исключаю этот фактор как средство давления со стороны кредиторов на физлицо.

Если обратиться к самому механизму банкротства граждан, то мне представляется необоснованной цифра минимальной задолженности, необходимая для запуска процедуры реструктуризации долга по инициативе кредиторов, – 500 тыс. руб. Она сразу отсекла возможность применения процедур банкротства в отношении большей части должников по потребительским кредитам. По инициативе граждан реабилитационные процедуры могут быть применены и при меньшем размере задолженности. Полагаю, что сумма в 500 тыс. руб. – это достаточно серьезная цифра для потребительского кредита. И появилась она в результате исключительно произвольного решения законодателя. Добавлю, что у организаций порог для вхождения в процедуру намного ниже, даже с учетом недавних поправок – с конца прошлого года минимальный размер их долга для подачи заявления о признании банкротом был увеличен со 100 тыс. до 300 тыс. руб. (п. 2 ст. 6 закона о банкротстве). Это, на мой взгляд, абсолютно абсурдная ситуация, которая не может быть объяснена ни экономическими расчетами, ни логическими выкладками.

Изначально размер минимальной задолженности, равно как и подсудность дел о банкротстве граждан, были иными. Так, предполагалось, что дела о банкротстве физлиц будут отнесены к компетенции арбитражных судов1. Однако это решение впоследствии было изменено в пользу судов общей юрисдикции, а предполагаемая сумма задолженности в 50 тыс. руб., указанная в первоначальном, подготовленном правительством проекте закона, была заменена на 500 тыс. руб. Полагаю, подобная инициатива связана с идеей минимизации количества дел в судах.

Некоторые надежды бизнес возлагает на процедуру реструктуризации долгов гражданина, предусматривающую восстановление платежеспособности гражданина и погашение его задолженности перед кредиторами в соответствии с утвержденным судом планом. По своей сути она очень схожа с финансовым оздоровлением организаций. Однако, по официальной статистике ВАС РФ, за 2013 год процедура оздоровления юридических лиц была введена всего лишь 67 раз, из которых успешно в масштабе России завершилось только четыре. Я почти уверена в том, что процедуру по реструктуризации долгов гражданин постигнет та же печальная участь. Дело в том, что, по статистике банковских экспертов, 80% граждан-должников практически являются безнадежными – им нечем платить.

В целом же меня очень беспокоит вопрос реализации закона о банкротстве физлиц, столь важного в том числе и для бизнеса. Я сомневаюсь в готовности судов общей юрисдикции к рассмотрению дел о банкротстве граждан по причине высокой загруженности и отсутствия соответствующего опыта первых, а также вследствие высоких затрат на проведение самой процедуры банкротства. Исходя из моего опыта рассмотрения дел о несостоятельности индивидуальных предпринимателей, инициирование процедуры гражданином без привлечения юристов практически невозможно ввиду значительной сложности закона. Расходы на подготовку заявления о банкротстве, проведение оценки имущества, организацию торгов, предусмотренные законом публикации и оспаривание сделок гражданина, значительно превысят 500 тыс. руб.

Полагаю, что без существенных вложений государства в судебную систему, в деятельность финансовых управляющих, финансирование процедур банкротства безнадежных должников и широкой разъяснительной работы, невозможна эффективная реализация закона о банкротстве граждан.


Возврат к списку

Для получения доступа к Обзорам судебной практики по налоговым спорам необходимо оформить подписку.

Год

30000 рублей + НДС

Подписаться
Я уже подписчик

Необходимо авторизоваться чтобы получить доступ

Авторизоваться

По вопросам подписки обращайтесь, пожалуйста, к Маргарите Завязочниковой
E-mail: m.zavyazochnikova@pgplaw.ru
Nел. +7 (495) 767 00 07

18.10.2021
Конституционный Суд РФ принял жалобу, подготовленную специалистами «Пепеляев Гру...
01.10.2021
Константин Шарловский принял участие в Партнеринге «Лекарства России – к междисц...
17.09.2021
Юристы «Пепеляев Групп» успешно защитили интересы пациентки в суде по делу, связ...
26.08.2021
Александр Кузнецов – автор монографии «Реорганизация хозяйственных обществ: граж...
19.08.2021
«Пепеляев Групп» усиливает судебную практику в сфере корпоративных споров
28.07.2021
«Пепеляев Групп» усиливает свои позиции в области энергетики
28.07.2021
Рекомендации от ФПА РФ: как обезопасить себя от действий мошенников, прикрывающи...
18.06.2021
Прецедентный проект «Пепеляев Групп»: Верховный Суд впервые рассмотрел дело о во...

Вход | Регистрация

E-mail

Click here to subscribe our English newsletters