Загрузка...
08.07.2015
4 мин. на чтение

Креативность законодателя, или Еще раз о подсудности дел о банкротстве физлиц

В Госдуму 06.07.2015 был внесен очередной законопроект во изменение не действовавших еще ни одного дня норм, регламентирующих банкротство граждан.

Фактически предлагается «растащить» дело о банкротстве на множество кусочков, каждый из которых будет представлять собой самостоятельный, не обусловленный иными разбирательствами процесс. Арбитражному суду предлагается оставить решение общих вопросов по делу о банкротстве: проверка обоснованности заявления, введение процедур, установление требований. А все процессы, направленные на защиту интересов кредиторов, позволяющие пополнить конкурсную массу за счет оспаривания незаконных сделок должника, истребовать имущество из чужого незаконного владения и т.п., предложено передать судам общей юрисдикции.

Это приведет, на мой взгляд, к крайне негативным последствиям. Прежде всего, к безнадежно долгому затягиванию сроков рассмотрения дела о банкротстве. Оно не может быть завершено до окончания формирования конкурсной массы. Зная «скорость» рассмотрения дел судами общей юрисдикции, сроки вступления соответствующих судебных актов в силу и порядок их обжалования (в делах о банкротстве сроки и вступление судебных актов в силу во многих случаях короче) не трудно предположить на сколько увеличится период банкротства.

Во вторых, сосредоточение в рамках дела о банкротстве рассмотрения максимума связанных с должником споров, имеет целью учесть интересы каждого из участников дела о банкротстве. Очевидно, что оспаривание сделки непосредственно повлияет на права не только должника и его контрагента, но и каждого из кредиторов. Сейчас закон позволяет кредиторам участвовать в обособленных процессах в деле о банкротстве по оспариванию сделок. Это окажется невозможным в случае выведения споров, связанных со сделками и имуществом должника, за пределы банкротного процесса. Кроме того, получить информацию об инициировании соответствующего процесса будет крайне проблематично.

В-третьих, рассмотрение требований о признании права собственности, истребовании имущества должника из чужого незаконного владения, об оспаривании сделок должно осуществляться с учетом специальных норм закона о банкротстве, практика применения которых нарабатывалась арбитражными судами десятилетия.

«Несвойственность», как это указано в пояснительной записке к законопроекту, семейных и наследственных споров арбитражным судам, представляет весьма слабым аргументом. Безусловно, арбитражные суды, как справедливо отмечают авторы законопроекта, не могут сравниться своим опытом в применении норм семейного и наследственного права с судами общей юрисдикции. Но, во-первых, в рамках рассмотрения дел о банкротстве индивидуальных предпринимателей, и не только в них (в качестве примера можно привести корпоративные споры, связанные с правами физических лиц на доли в обществах и акции), арбитражные суды достаточно часто сталкивались и успешно разрешали проблемы, связанные с общим имуществом супругов и правами иждивенцев. Во-вторых, применительно к иждивенцам, в принятой редакции закона о банкротстве, их права в достаточной мере гарантированы участием в спорах представителей органов опеки и попечительства.

Таким образом, необходимость соблюдения баланса интересов участников дел о банкротстве очевидно требует рассмотрения всех вопросов, связанных с должником, в рамках единого дела.

Из пояснительной записки к законопроекту может сложиться впечатление, что заонопроект направлен на обеспечение неких дополнительных гарантий соблюдения прав граждан и членов их семьи, в первую очередь, применительно к собственности супругов. Однако, это не следует из сопоставления общих положений Семейного кодекса и норм закона о банкротстве.

Кроме того, законодатель забывает, что среди кредиторов граждан-должников также могут быть физические лица, члены семьи которых тоже страдают в результате недобросовестных действий должника. В конечном итоге, за кредиторами-юридическими лицами, масштабы деятельности которых могут весьма скромными, тоже всегда стоят люди с теми же, что и у должника и его семьи заботами и проблемами.

Довод о наличии неких противоречий норм Закона о банкротстве положениям Семейного кодекса РФ, также, на мой взгляд, сам по себе не может являться причиной отмены данных норм. Имеющееся на сегодняшний день регулирование в законе о банкротстве не является идеальным и требует совершенствования, в том числе, в части вопросов, затрагивающих интересы членов семьи должника. Однако определяющим все-таки представляется подход, согласно которому Закон о банкротстве является специальным. И его нормы, в том числе, применительно к гражданам, по ряду вопросов могут и даже должны отличаться от общих подходов, закрепленных, например Гражданским кодексом РФ и иными нормативными актами. В то же время, на мой взгляд, было бы целесообразно дополненить Семейный кодекс РФ отсылочными нормами к законодательству о банкротстве в случаях, когда публично-правовые интересы требуют иного по сравнению с общим подхода.

Предлагаемые новации не учитывают публично-правовую составляющую, присущую делам данной категории. Очевидно, что дела о банкротстве затрагивают интересы значительного количества лиц, в связи с чем, как это неоднократно подчеркивал и Конституционный Суд РФ, права отдельных участников процесса могут быть ограничены законом. Предлагаемые изменения, на мой взгляд, не давая каких-либо реальных гарантий соблюдения прав членов семьи, иждивенцев должника-гражданина, совершенно не учитывают права кредиторов.

К сожалению, незаконный вывод имущества должника-гражданина из-под возможных притязаний кредиторов стал распространенной практикой, для борьбы с которой раньше фактически не было никаких гражданско-правовых инструментов. Принятый закон, регулирующий процедуры, применяемые в делах о банкротстве граждан, впервые предусмотрел реальные возможности противодействия злоупотреблениям со стороны должников и членов их семьи. Но в случае принятия предлагаемых изменений, эффективность данных инструментов может существенно снизиться.

Остается надеяться на то, что приближающаяся дата вступления в силу норм, регламентирующих процедуры, применяемые в делах о банкротстве граждан-должников, не приведет к принятию законодателем поспешных и невыверенных со всех точек зрения поправок.

Если Вы заметили ошибку или опечатку, выделите ее и нажмите CTRL+Q

Вас также может заинтересовать

skill

10.04.2024

Налоговые споры в арбитражных судах – 2023: горячая десятка. Сергей Пепеляев и Евгений Леонов.

Интервью главного редактора журнала «Налоговед» Сергея Геннадьевича Пепеляева с автором статьи «Налоговые споры в арбитражных судах – 2023: горячая десятка» Евгением Леон...

Смотреть

22.05.2024

ВС рассмотрит спор о взыскании неосновательного обогащения при признании сделки притворной

В 2019 году «Объединенная инжиниринговая компания» купила у ООО «Электронная биржа» недвижимость, оплатив полностью первый...

22.05.2024

Банкротство: MustRead за 15–22 мая 2024 г. Выпуск № 221

Главные новости: Обзор судебной практики по банкротству за 2023 год «Нет» искусственной трансформации требований...

16.05.2024

ВС пояснит порядок продажи долей должника в ООО на банкротных торгах

В рамках банкротства Максима Ермакова его финуправляющий попросил суд утвердить положение о порядке продажи долей должника...

15.05.2024

Кардинальные изменения Закона о банкротстве

06.05.2024 в третьем чтении принят Федеральный закон «О внесении изменений в Федеральный закон «О несостоятельности (б...