Закрыть
Поиск по сайту
Закрыть

КС разрешил взыскивать долги компаний с физлиц. Что остановит налоговиков

09.01.2018
Примерное время чтения: 6 мин.

За восемь месяцев 2017 года суммы недоимок по делам о банкротстве в порядке субсидиарной ответственности выросли в 12 раз. Выросло количество уголовных дел по налоговым составам. С граждан взыскивают налоговые недоимки компаний в порядке гражданских исков — под видом убытков, причиненных преступлением. Апофеоз — абсурдное дело пенсионерки Галины Ахмадеевой, с которой налоговики взыскали 2,8 млн рублей за нарушение, допущенное в 2013 году компанией, где она подрабатывала внештатным бухгалтером.

Плюс-минус миллиард


Несложно предположить, что число случаев взыскания недоимок юрлиц с граждан будет расти. Тому свидетельство — изменения законодательства, регламентирующего ответственность контролирующих лиц. В законе «О несостоятельности (банкротстве)», появилась отдельная глава III.2, которая содержит ряд новых оснований и механизмов привлечения к ответственности. Существенно продлен период подозрительности, в течение которого лицо может быть привлечено к субсидиарной ответственности (не три года до возбуждения дела о банкротстве, а трехлетний период, предшествовавший возникновению у компании признаков неплатежеспособности). Расширен перечень лиц, с которых может быть взыскана недоимка. Теперь законодатель прямо называет в числе тех, кто может быть отнесен к контролирующим лицам, финансовых директоров, главных бухгалтеров, юристов, корпоративных секретарей. Все это говорит о том, что последние разграничения ответственности руководителей и подконтрольных им юридических лиц сегодня фактически стерты.

Суммы взысканий от просто крупных выросли до астрономических, исчисляемых десятками миллиардов рублей. «Пепеляев Групп» сейчас ведет несколько дел, в которых суммы требований к бывшим руководителям компаний колеблются от 450 млн до 270 млрд рублей. Понятно, что при таких суммах притязаний нормы о снижении размера ответственности просто не имеют смысла. Не только для наемного руководителя, но и для бенефициара плюс-минус миллиард уже не играет никакой роли.

Разъяснения ФНС в письме № СА-4-18/16148@ «О применении налоговыми органами положений главы III.2 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ» прямо нацеливают налоговые органы на привлечение к ответственности по обязательствам юридического лица как можно более широкого круга лиц, в первую очередь бенефициаров компаний. Это приведет к еще большему повышению активности фискальных органов.

Сначала уголовное, потом гражданское


Сегодняшняя практика взыскания налоговых долгов компаний с физлиц такова. Сначала возбуждается уголовное дело по налоговому составу в отношении директора, учредителя или даже, как в случае с Галиной Ахмадеевой, внештатного бухгалтера. Опасаясь реального уголовного наказания, граждане часто признают свою вину на стадии следствия, не принимая в расчет, что в дальнейшем это даст возможность налоговикам подать гражданский иск о взыскании налоговой недоимки — «ущерба», причиненного преступлением. И удовлетворение такого иска не исключает амнистия. В деле Галины Ахмадеевой отсутствует даже приговор суда, в котором говорилось бы о ее виновности. И все же суд, рассматривая гражданское дело, указал, что Галина Ахмадеева «руководствовалась преступным умыслом, направленным на уклонение от уплаты налогов, реализовав который причинила ущерб бюджету Российской Федерации». Преступный умысел Ахмадеевой, которая получала зарплату 20 тыс. рублей и даже не имела права подписи, заключался в том, что она неправильно выбрала режим налогообложения, ошибочно применив ЕНВД.

Аналогично суды действовали и в деле Станислава Лысяка — директора МУП «Теплоэнерго» из Приморья, который в 2012 году задержал налоговый платеж, направив деньги на подготовку к отопительному сезону. В отношении Лысяка также было возбуждено и прекращено по амнистии уголовное дело, а затем налоговики подали гражданский иск о взыскании с руководителя МУП 8,2 млн рублей. После этого Александр Лысяк отказался от прекращения уголовного дела, чтобы расследование было доведено до конца.

Самое пугающее в этой ситуации даже не в том, что суды перестали принимать во внимание такие аргументы, как невозможность возложить налоговую обязанность юридического лица на физическое лицо и отсутствие у гражданина, которого привлекают к ответственности, личной выгоды.

Самое страшное, что объем ответственности гражданина по долгам компании фактически ничем не ограничен. Ну разве что размером требований кредиторов, в том числе недоимки, санкций и штрафов.

У физического лица имеются лишь призрачные основания для снижения размера ответственности. Например, это возможно, если гражданин докажет: исполняя свои обязанности, он не оказывал определяющего влияния на деятельность компании (например, директор-номинал) и сможет предоставить сведения, с помощью которых будет установлено фактически контролировавшее компанию лицо и найдено скрываемое имущество — компании или контролирующего лица.

Раньше у заинтересованных лиц была надежда на запрет привлечения к субсидиарной ответственности по налоговым обязательствам компании вне дела о банкротстве. Но теперь закон о банкротстве прямо предусматривает такой процессуальный механизм привлечения к субсидиарной ответственности.

Двойная бухгалтерия


7 ноября КС рассмотрел еще три жалобы от граждан на нарушение конституционных прав в связи со взысканием с них налоговых недоимок юрлиц. В числе заявителей этих жалоб, объединенных в одно дело, Галина Ахмадеева, Станислав Лысяк, а также директор ликеро-водочного завода из Новгородской области Александр Сергеев, получивший два года колонии и взыскание 142 млн рублей налоговых долгов фирмы.

Все заявители просили КС оценить законность ст. 15, 1064, 1068 ГК, подп. 14 п. 1 ст. 31 НК, ст. 199. 2 УК и ч. 1 ст. 54 УПК — то есть норм, на основании которых сейчас взыскиваются недоимки. Положения законов, позволяющие взыскивать с физических лиц вред, причиненный государству неуплатой налогов не ими, а организациями, нарушают конституционные права граждан, говорилось в жалобах.

Кроме того, в жалобах заявителей отмечалось все то же двойное налогообложение. Например, ООО «Темп», где работала Галина Ахмадеева, выплатило в бюджет около 4,5 млн рублей, причем нарушение, в результате которого возник долг по налогам, было признано неумышленным. Все это не помешало налоговикам взыскивать ущерб также и с бывшего бухгалтера.

КС исключил двойное взыскание


8 декабря КС огласил свое постановление по жалобам Галины Ахмадеевой, Станислава Лысяка и Александра Сергеева. Решение оказалось политическим. Нормы законодательства, которые заявители просили проверить на соответствие Конституции, КС признал конституционными. Субъекты налоговых нарушений — физлица, «чьими руками» организация участвует в противоправном деянии, не освобождаются от обязанности возместить причиненный ими имущественный ущерб, решил КС.

Конституционный суд также пояснил, что ни амнистия, ни обвинительный приговор по уголовному делу за налоговые преступления не могут расцениваться судом как факт, безусловно подтверждающий виновность граждан в причинении имущественного вреда.

Но КС внес важную оговорку: взыскание причиненного недоимками вреда с физлиц, обвиняемых в налоговом преступлении, исключено до тех пор, пока организация не прекратит свое существование либо пока суд не установит, что компания является фактически недействующей и взыскание с нее долгов невозможно. Разумеется, кроме случаев, когда суд установил, что юрлицо служит лишь прикрытием для действий контролирующего его гражданина.

Еще один вывод КС: при определении ответственности физлица суд вправе учитывать его имущественное положение, факт обогащения в результате совершения налогового преступления, степень вины, назначенное уголовное наказание и иные существенные обстоятельства. Адвокат Галины Ахмадеевой Дмитрий Шубин считает, что благодаря этим заключениям КС у его клиентки появился второй шанс.

Несговорчивость и деструктив


Конечно, вряд ли стоит надеяться, что ситуация со взысканием налоговых долгов компаний с физлиц в корне изменится. Но все же есть надежда, что благодаря решению Конституционного суда больше не будет дел, подобных делу Галины Ахмадеевой.

Кстати, с тезисами, изложенными в ее жалобе, согласен и бизнес-омбудсмен Борис Титов. Он отметил, что «правовые нормы, позволяющие привлекать лиц к деликтной ответственности в случаях, когда сохраняется фактическая и юридическая возможность взыскания сумм налогов с организации, не могут считаться конституционными».

Представитель правительства РФ Михаил Барщевский еще до вынесения постановления КС предложил ему ответить на вопрос: если закон позволяет взыскивать в бюджет налоговые долги компании с ее должностных лиц, значит ли это, что переплату организации по налогам государство может вернуть лично главбуху или директору?

И так непростая правовая ситуация сейчас осложняется еще и несговорчивостью, которую проявляют представители ФНС, отсутствием гибкости и разумных экономических подходов к урегулированию споров.

Возврат к списку

Для получения доступа к Обзорам судебной практики по налоговым спорам необходимо оформить подписку.

Год

30000 рублей + НДС

Подписаться
Я уже подписчик

Необходимо авторизоваться чтобы получить доступ

Авторизоваться

По вопросам подписки обращайтесь, пожалуйста, к Маргарите Завязочниковой
E-mail: m.zavyazochnikova@pgplaw.ru
Nел. +7 (495) 767 00 07

18.06.2021
Прецедентный проект «Пепеляев Групп»: Верховный Суд впервые рассмотрел дело о во...
10.06.2021
В ведущий международный юридический рейтинг Best Lawyers™ 2022 в России вошли 46...
02.06.2021
«Пепеляев Групп» присоединилась к международной ассоциации в области трудового п...
24.05.2021
«Пепеляев Групп» на ПМЮФ 9 ¾: как это было
30.04.2021
«Пепеляев Групп» стала партнером благотворительного фонда «Правмир»
27.04.2021
Практику фармацевтики и здравоохранения «Пепеляев Групп» возглавит Константин Ша...
27.04.2021
Антимонопольный Пленум ВС РФ: экономико-правовой дискурс
26.04.2021
Сергей Сосновский выступил на I Владивостокском морском юридическом форуме

Вход | Регистрация

E-mail

Click here to subscribe our English newsletters