Загрузка...

Банк России: Хороший или плохой полицейский?

Зачистка банковского сектора стала настолько глобальным процессом, что отзыв лицензии у очередной кредитной организации сравним по ординарности с банкротством обычной компании. Волна нашумевших уголовных дел и многомиллиардная статистика «дыр» в активах банков сформировала устойчивое мнение о равнозначности отзыва лицензии и «приговора» в переносном и буквальном смысле для кредитной организации, ее менеджмента и собственников.

На этом фоне попытки оспорить правомерность действий Банка России и назначаемой им временной администрации выглядят экзотикой, вызывающей скепсис ввиду расхожей аксиомы о том, что спорить с регулятором – себе дороже.

Стоит ли спорить с регулятором и на какие вопросы необходимо обратить внимание? Попробуем рассмотреть это на примере дела о банкротстве дальневосточного банка «Уссури», ситуация в котором дает немало поводов для размышлений.

Странности возникли еще до отзыва у банка лицензии. Банк России после переоценки недвижимого имущества «Уссури», повлекшей снижение ее стоимости почти в три раза (примерно, на 220 млн. руб.) издал соответствующее предписание. Уже на следующий день банк обратился к регулятору с предложением об отсрочке исполнения предписания для разработки плана финансового оздоровления банка, который впоследствии был направлен. 

Одновременно банк обратился в суд с заявлением об оспаривании предписания (дело № А73-6699/2018), ввиду проведения, по его мнению, оценки имущества Банком России с нарушением ФЗ «Об оценочной деятельности». 

Однако, не рассмотрев предложенные акционерами мероприятия, Банк России 25.05.2018 отозвал у АО Банк «Уссури» лицензию и ввел временную администрацию, которая отказалась от требований к Банку России, в связи с чем производство по делу было прекращено, несмотря на очевидное нарушение прав третьих лиц в лице кредиторов и акционеров банка. Попытка представителя акционеров обжаловать определение о прекращении не увенчалась успехом, несмотря на очевидное лишение доступа к правосудию и нарушение конституционного права на защиту права собственности. Стоит отметить, что суд в деле о банкротстве «Уссури» согласился с доводами представителя акционеров банка о необходимости назначения экспертизы по оценке недвижимого имущества, что, к сожалению, не решает проблемы существования незаконного предписания Банка России, так же как и необоснованного судебного акта.

Отдельного упоминания заслуживает проблема полномочий представителя акционеров в деле о банкротстве банков. К сожалению, даже на уровне ВС РФ встречается практика, согласно которой решение об избрании такого представителя требует согласования с временной администрацией в силу ст. ст. 189.31, 189.35 Закона о банкротстве. И Банк России, и временная администрация неукоснительно следуют этому, и в судебных разбирательствах не признают полномочия представителя акционеров Банка «Уссури» При этом, с июня 2018 года соответствующее решение совета директоров находится у временной администрации на согласовании. Совершенно очевидно, что указанные нормы не применимы к решениям об избрании представителя учредителей (участников) поскольку такие вопросы не относятся к числу функций временной администрации (п. 1 ст. 189.31 Закона о банкротстве) и иной подход блокирует участникам доступ к правосудию.

Как правило, по мере анализа временной администрацией состояния дел банка, картина становится все более удручающей, и «дыра» в активах растет. Так происходило и в деле о банкротстве «Уссури». Если бы не несколько «но». Буквально каждые две недели временная администрация доначисляла резервы, доведя их с начального размера 372 млн. руб. в мае до 1 027 млн. руб. в сентябре, в том числе за счет полного исключения из расчета стоимости обеспечения ссудной задолженности залогового имущества (включая торговые и бизнес-центры, гостиницу, административные здания), что создало дополнительный дефицит в размере более 600 млн. руб. К сожалению, практика оспаривания необоснованного доначисления резервов не сформирована. Однако, в деле о банкротстве «Уссури» есть все основания для ее создания, и представитель акционеров уже обратился в суд с соответствующим ходатайством о проведении судебной экспертизы в целях установления справедливой стоимости и ликвидности недвижимого имущества, принятого Банком в качестве обеспечения в целях расчета резервов.

На фоне многократного увеличения дефицита активов временная администрация проигнорировала письменные обращения заемщиков, общая сумма обязательств которых перед «Уссури» составляет более 810 млн. руб., о согласовании последующих залогов для рефинансирования. Вряд ли можно ли считать такой подход разумным, а действия одобрившего его регулятора - осуществленными в интересах государства.

В тот же период (с даты отзыва лицензии по сентябрь 2018) заемщиками «Уссури» были исполнены обязательства на общую сумму около 1,6 млрд. руб., включая досрочное погашение более 80% кредитов акционерами банка. 

Вышеизложенное, а также бездействие временной администрации по взысканию просроченной задолженности стало основанием для обращения представителя акционеров банка в Банк России с жалобой. И, несмотря на кажущуюся бесперспективность борьбы пчел против меда, это необходимая и допустимая мера воздействия на конкретных сотрудников временной администрации, допускающих такое вольное обращение с активами банка.

Инициативы акционеров встретили поддержку у Уполномоченного по защите прав предпринимателей Б.Ю. Титова, который обратился с соответствующим запросом в Банк России, в том числе в связи с тем, что ни одно из предложений акционеров банка о реализации конкретных мер по преодолению кризисной ситуации и начале конструктивного диалога не было рассмотрено. 

Остался только один важный вопрос: зачем акционерам все это? Ведь очевидно, что после разрушительных последствий отзыва лицензии, да и при формальных нарушениях закона № 115-ФЗ лицензию не вернуть. Прежде всего – это защита деловой репутации акционеров, сохранение которой невозможно без полного расчета со всеми кредиторами и акционерами банка. В случае банкротства будет погашена лишь незначительная часть обязательств перед не привилегированными кредиторами. Не менее важно и то, что каждый рубль необоснованного доначисления резервов или переоценки активов банка непосредственно влияет на размер потенциальной ответственности контролирующих лиц, что важно и в тех случаях, когда нет оснований говорить о ликвидации дефицита активов.

В настоящее время продолжается проверка обоснованности заявления о банкротстве банка. Впервые в известной нам судебной российской банкротной практике суд предложил сторонам урегулировать дело миром. Полагаем, что дело о банкротстве «Уссури» может стать лакмусовой бумажкой, которая покажет способность и готовность Банка России и суда подходить к осуществлению своих функций не формально и не исходя из русской поговорки «Лес рубят – щепки летят».

Источник: Право.ру

Возврат к списку

Отправить статью

Для получения доступа к Обзорам судебной практики по налоговым спорам необходимо оформить подписку.

Год

30000 рублей + НДС

Подписаться
Я уже подписчик

Необходимо авторизоваться чтобы получить доступ

Авторизоваться

По вопросам подписки обращайтесь, пожалуйста, к Маргарите Завязочниковой
E-mail: m.zavyazochnikova@pgplaw.ru
Nел. +7 (495) 767 00 07

28.09.2022
Александр Виноградов в «Топ 100 директоров по персоналу»
28.09.2022
Елена Соколовская выступила на Антимонопольном форуме 2022
15.09.2022
Внесудебное урегулирование спора между двумя клиентами компании
15.09.2022
Сайт «Пепеляев Групп» признан лучшим среди российских юридических фирм
07.09.2022
Наталья Присекина рассказала на ВЭФ о Международном коммерческом арбитражном суд...
07.09.2022
«Пепеляев Групп» оказала правовую поддержку АО «КТК-Р» в ходе судебного разбират...
02.09.2022
Усиление IP-практики «Пепеляев Групп»
29.08.2022
Юристы «Пепеляев Групп» провели семинар для корейского бизнеса во Владивостоке