Загрузка...

Налоговые итоги 2018 года и перспективы следующего

«Основной сюжет – налоговая волатильность»: итоги уходящего года подвел руководитель Сибирского офиса юридической компании «Пепеляев Групп» Егор Лысенко.

В своей недавней публикации «Ведомости» поставили вполне резонный вопрос: чем налоговая система отличается от рояля? И то, и другое можно настраивать бесконечно, но налоговая система от бесконечных изменений только расстроится.

С подобным выводом трудно не согласиться.

Как пишет РБК, основным параметром, определяющим, по мнению Минфина, логику донастройки налоговой системы в этом и последующих годах, является "высокое искажающее влияние и болезненность [для бизнеса] налогов на труд".

Именно поэтому ключевыми факторами донастройки налоговой системы, по замыслу финансового ведомства, в предстоящем году станут:

  • фиксация на постоянной основе общей ставки тарифов страховых взносов на уровне 30% (включая 22% — на обязательное пенсионное страхование);
  • повышение ставки НДС с 18 до 20%;
  • отмена налога на движимое имущество,
  • новая методика расчета кадастровой стоимости жилья,
  • введение спецрежима для самозанятых граждан.

К этим пяти пунктам следовало бы ещё добавить ещё один – неизменность ставки налога на доходы физических лиц, повышение которой активно обсуждалось в начале этого года.

«Высокое искажающее влияние и болезненность налогов на труд»


Подобный мотив и простые, понятные шаги видятся финансовому ведомству вполне логичными. Однако почему же заявления Министра финансов о некоторых донастройках налоговой системы заставляют бизнес насторожиться?

На этот вопрос отвечает «Коммерсантъ»: ставки сборов расти не будут, но косвенная нагрузка увеличится.

Действительно ли это так. Чем же нам приходится расплачиваться за неизменность ставок по НДФЛ и тарифов страховых взносов?

Первое – это повышение ставки НДС на два процентных пункта. Несмотря на то, что этот налог платят организации и предприниматели, давно признано (в т.ч. высшими судами и ФНС России), что по своей экономической сути – это налог на потребление, который уплачивается за счёт конечных покупателей товаров (работ, услуг). То есть за наш с вами счёт.

Второе – повышение пенсионного возраста. Казалось бы, какое отношение к донастройке налоговой системы это имеет отношение? Однако простая арифметика показывает, что непосредственное. Увеличивая на 5 лет пенсионный возраст, в течение этого срока бюджет получает прибавку к страховым взносам в размере больше 8%.

Третье – введение спецрежима для самозанытых – налога на профессиональный доход. Хотя это лишь пока эксперимент в четырёх регионах, его цель – стимулировать население к легализации и декларированию своих доходов. Причём не только в Москве, Московской и Калужской областях и Татарстане, но и по всей России.

На это недвусмысленно указывают инициативы властей по контролю за банковским счетами и переводами с карты на карту, онлайн-покупками, а также бизнес-агрегаторами («Профи.ру», YouDo, «Яндекс.Такси», Uber, AirBnB и т.п.).

На этом фоне отмена налога на движимое имущество выглядит не вполне убедительной альтернативой снижению налоговой нагрузки на труд. Тем более, что по сути – это возврат к предыдущему правовому регулированию, которое было отменено с 2018 г.

Это странное слово «парафискалитет»


Идея кодифицировать всевозможные неналоговые платежи (по данным Минфина их сейчас около 61) витает давно. Однако только в этом году она получила поддержку на уровне правительства. Первые на очереди экологический, утилизационный и курортный сборы, плата за негативное воздействие на окружающую среду, за проезд большегрузов по автодорогам и использование связи.

С 2020 г. Налоговый кодекс предлагается дополнить лишь двумя федеральными обязательными платежами – экологическим налогом и утилизационным сбором. Первый призван заменить собой плату за загрязнение окружающей среды, а второй – объединить в себе экологический и утилизационный сборы. Соответствующий законопроект сейчас находится на стадии публичных обсуждений. 

Появление нового налога не предполагает увеличения ставок платежей, однако должно сильно ужесточить режим уплаты и, видимо, его фактические сборы.

По мнению экспертов, самая большая проблема – это отсутствие целевого использования.

Пока экологические поступления будут рассматриваться как ординарные доходы бюджета и тратиться на что угодно, проблема причинения вреда окружающей среде не решится» – считает управляющий партнер юридической компании "Пепеляев Групп" Сергей Пепеляев.

«Нас посчитали!!!»


В своём интервью «Комсомольской правде» глава ФНС России недавно сказал: "Расходы граждан мы контролировать не собираемся".

И действительно, зачем, если в распоряжении налоговой службы уже сейчас:

  • АСК НДС-2;
  • система автоматического обмена налоговой информацией;
  • данные онлайн-касс (АСК ККТ);
  • информационная система «облачных» ЗАГС’ов.

Вам не кажется, что всё это напоминает диалог из старого мультфильма?

— Ой! Теперь он и тебя сосчитал.
— Ну, он за это поплатится!

Помните, кто сказал последнюю фразу? Бык. Символично?

А итог мультфильма помните? Все поместились, и кораблик в итоге не потонул.

По сути в этом диалоге выражена концепция "новой прозрачности" ФНС, а также её информационные ресурсы:

  • инновационные методы сбора, хранения и анализа больших данных;
  • технологии, построенные на концепции интернета вещей (онлайн-кассы);
  • когнитивные системы, основанные на искусственном интеллекте (АСК НДС-2, АСК ККТ);
  • «цифровая идентичность» – технология идентификации налогоплательщиков;
  • блокчейн или распределенные реестры (хранение информации о связях субъекта права с объектом недвижимости и договорах.

«Статистика знает всё»


"Как много жизни, полной пыла, страстей и мысли, глядит на нас со статистических таблиц!" – писали Илья Ильф и Евгений Петров в романе «12 стульев» в 1927 году.

Думаю, что многие из практикующих юристов-налоговиков согласятся с тем, что практически все перечисленные эпитеты применимы и к налоговым спорам. Особенно в части эффективности их рассмотрения и динамике сокращения.

По данным портала «Право.ru» налоговая всё реже становится участником арбитражных дел. Так, количество споров с налоговыми органами в этом году снизилось на 13,8%. При этом, если за прошлый год удовлетворялось почти 12% исков, то в этом – 9,5%.

Всё это стало возможным благодаря активному использованию ФНС России информационных технологий, что за последние 10 лет привело к сокращению количества выездных проверок с 87,9 тысячи до 10,9 тыс.

В настоящее время Служба проверяет всего двух налогоплательщиков из 1000. При этом поступления по одной проверке растут и составляют в среднем 22,3 млн. рублей.

К сожалению, подобная статистика не прибавляет оптимизма в спорах с налоговой. Мой коллега по компании Сергей Таут констатирует криминализацию налоговых споров, а также использование налоговых составов Уголовного кодекса как "ультимативного средства давления на налогоплательщика": "Сейчас фактически ситуация следующая: существует презумпция виновности налогоплательщика", цитирует Сергея портал «Право.ru». Следует "огорчить тех, кто имеет иллюзии относительно гуманизации законодательства. Фискальная сфера продолжит криминализироваться. Налоговых проверок стало меньше, но они стали "злее".

В этой связи, будучи налоговым юристом, я скорее соглашусь с Сергеем Таутом, чем с руководителем ФНС Михаилом Мишустиным, что «пресловутого давления налоговой службы не существует».

«Немного солнца в холодной воде»


Как гласит американская поговорка: работай усердно, плати налоги – тысячи чиновников рассчитывают на тебя.

Однако, завершая этот небольшой обзор, хотелось бы напомнить о позитивных в целом изменениях, которые всё же ждут нас со следующего года:

  • отменён налога на движимое имущество;
  • в развитие концепции фактического получателя доходов при выплатах за рубеж закреплена возможность применения "сквозного подхода", в т.ч. если получателем такого дохода является российское лицо;
  • уточнены правил контролируемых иностранных компаний: некоторые организации исключены из перечня КИК;
  • снижены налоговые расходов для инвесторов:

(а) выходить из российских компаний стало выгодно: доходы, полученные при ликвидации или выходе участника, признаются дивидендами и облагаются по льготной ставке, а убытки учитываться в расходах;
(б) от налога на прибыль освобождён возврат денежных вкладов в имущество организаций;
(в) установлена безналоговая реализация "старых" (приобретённых до 01.01.2011 г.) акций и долей в российских обществах.

Возврат к списку

Отправить статью

Для получения доступа к Обзорам судебной практики по налоговым спорам необходимо оформить подписку.

Год

30000 рублей + НДС

Подписаться
Я уже подписчик

Необходимо авторизоваться чтобы получить доступ

Авторизоваться

По вопросам подписки обращайтесь, пожалуйста, к Маргарите Завязочниковой
E-mail: m.zavyazochnikova@pgplaw.ru
Nел. +7 (495) 767 00 07

28.09.2022
Александр Виноградов в «Топ 100 директоров по персоналу»
28.09.2022
Елена Соколовская выступила на Антимонопольном форуме 2022
15.09.2022
Внесудебное урегулирование спора между двумя клиентами компании
15.09.2022
Сайт «Пепеляев Групп» признан лучшим среди российских юридических фирм
07.09.2022
Наталья Присекина рассказала на ВЭФ о Международном коммерческом арбитражном суд...
07.09.2022
«Пепеляев Групп» оказала правовую поддержку АО «КТК-Р» в ходе судебного разбират...
02.09.2022
Усиление IP-практики «Пепеляев Групп»
29.08.2022
Юристы «Пепеляев Групп» провели семинар для корейского бизнеса во Владивостоке