Загрузка...

Защита прав акционеров и участников при банкротстве банка

28.11.2018
10 мин.
на чтение
Прочитать позже
Финансовый рынок стремительно расчищается регулятором за счет ликвидации частных банков (за 10 месяцев 2018 г. им было отозвано 47 лицензий). Случаи счастливого спасения кредитных организаций за счет мероприятий, не связанных с государственными вливаниями, неизвестны, а примеры успешного оспаривания действий Банка России по отзыву лицензии, и уж тем более по привлечению его к ответственности за злоупотребление своими полномочиями, единичны. Означает ли это, что ЦБ и АСВ всегда правы и спорить с регулятором и агентством себе дороже? Каких целей можно добиться в этом заведомо непростом противостоянии? 

Чтобы ответить на поставленные вопросы, начать стоит с того, каковы последствия отзыва лицензии и практически неминуемого в связи с этим банкротства кредитной организации для ее менеджеров, акционеров (участников) и бенефициаров.

Последствия отзыва лицензии для менеджеров и акционеров


Наиболее распространенным последствием является привлечение к уголовной ответственности. По информации, размещенной на сайте Банка России, за период с 1 января 2017 г. по октябрь 2018 г. к уголовной ответственности за преднамеренное банкротство кредитных организаций или причинение ущерба кредитным организациям и их кредиторам было привлечено 40 контролирующих лиц, в том числе 1 бенефициар, 3 акционера и участника, 24 председателя и члена правления, 5 председателей и членов совета директоров, 7 наемных сотрудников, включая бухгалтеров; уголовные дела еще по 32 банкам находятся на рассмотрении судов; 204 контролирующих лица на стадии предварительного следствия привлечены в качестве подозреваемых (обвиняемых). Основанием для привлечения к уголовной ответственности чаще всего служат статья 159 УК РФ «Мошенничество», статья 160 УК РФ «Присвоение и растрата» и статья 196 УК РФ «Преднамеренное банкротство».

Не менее впечатляющая статистика имеется в отношении субсидиарной ответственности контролирующих лиц и взыскания с них ущерба: рекорд по взысканной сумме на сегодняшний день составляет 75 млрд рублей. К гражданско-правовой ответственности за тот же период было привлечено 48 человек; на рассмотрении судов находятся заявления в отношении собственников, членов органов управления и наемных работников 100 кредитных организаций, число ответчиков по которым составляет несколько сотен.

Необходимо отметить, что приведенные данные не включают еще более многочисленные случаи привлечения контролирующих лиц к ответственности по фискальным обязательствам должников на основании ст. 45 НК РФ, по налоговым составам Уголовного Кодекса РФ, а также по искам о возмещении ущерба, причиненного преступлением по такому же составу. Стоит напомнить и о том, что от обязательств по возмещению ущерба, причиненного преступлением, а также по субсидиарной ответственности нельзя освободиться даже в рамках личного банкротства.

Если чаша уголовного преследования и финансового краха миновала контролирующих банк лиц, впереди их все равно еще ожидают крайне болезненные административные последствия, поражение в правах и значительный ущерб деловой репутации.

В соответствии с Положением № 625-П, утвержденным Банком России 27.12.2017, и ст. 189.23 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» (далее – Закон о банкротстве), в случае отзыва лицензии должностные лица банка, участники, владеющие более чем 10% акций (долей) банка или осуществляющие доверительное управление таковыми, другие лица, контролирующие банк самостоятельно или совместно с иными лицами, подлежат включению в базу данных лиц, чья деловая репутация не соответствует требованиям ЦБ РФ, на 10 лет.

В течение этого срока, который начинает исчисляться с момента вынесения судебного акта о привлечении к субсидиарной ответственности, а также об ответственности в форме взыскания убытков указанным лицам запрещается занимать руководящие должности в финансовых организациях, в том числе должности руководителя, члена совета директоров, руководителя ряда служб. Также они не вправе приобретать 10% акций (долей) и более в уставном капитале финансовых организаций (владеть таковыми), в том числе устанавливать прямой или косвенный контроль над лицами, владеющими 10% акций (долей) и более в уставном капитале финансовых организаций.

Риски собственников и менеджеров банков настолько высоки, что об исключении или снижении таковых необходимо заботиться в ходе текущей деятельности кредитной организации или как минимум на самых ранних стадиях возникновения признаков финансового неблагополучия. Однако, как показывает опыт сопровождения проектов по банкротству или ликвидации кредитных организаций, акционеры и участники банков далеко не всегда владеют информацией о реальном положении вещей и чаще всего узнают о возникшей угрозе уже после получения от Банка России предписания, исполнение которого требует докапитализации, либо вовсе после отзыва лицензии. Но и затем большая часть собственников рассматривает ситуацию без оценки перспектив ее развития, что приводит к очень запоздалому реагированию и утрате имеющихся возможностей.

Докапитализация


В ситуации необходимости докапитализации активов и/или отзыва лицензии возникает ряд вопросов:

  • какова ожидаемая сумма докапитализации, которая может потребоваться в случае признания банка банкротом (в отличие от суммы, фигурирующей в предписании Банка России или в заключении временной администрации);
  • существует ли реальная возможность ликвидации дефицита активов;
  • имеется ли объективная возможность сохранить лицензию (до ее отзыва), или целесообразно рассматривать вариант внебанкротной ликвидации компании?

При оценке реальных масштабов докапитализации, которая может потребоваться, рекомендуем исходить из того, что суммы дефицита активов, выявленные по итогам организованной регулятором проверки или анализа, проведенного временной администрацией, являются начальными. По мере развития ситуации (отзыв лицензии, дальнейшая работа временной администрации в период до рассмотрения заявления Банка России о банкротстве кредитной организации, последующая деятельность АСВ в случае банкротства банка или его ликвидации) размер дефицита многократно возрастет. Это происходит по причине переоценки имущества банка, снижения стоимости заложенного заемщиками имущества, значительного доначисления резервов и пр. Даже в небольших кредитных организациях «дыра» в активах за три-четыре месяца увеличивается в три-четыре раза. В связи с этим акционеры при принятии решения о дальнейшей судьбе банка должны понимать, что гасить пожар нужно всеми доступными средствами еще на начальной стадии, иначе бизнес будет утрачен ввиду отзыва лицензии и на предотвращение иных негативных последствий потребуются гораздо более крупные суммы вложений.

Как показывает наша практика защиты собственников и менеджеров банков, действия Банка России, временной администрации, а также АСВ на начальном этапе принятия мер воздействия в отношении кредитной организации или уже в ходе ее банкротства зачастую ведут к искусственному раздуванию дефицита, что самым негативным образом сказывается на принципиальной возможности урегулирования ситуации и существенно повышает риск уголовной и гражданско-правовой ответственности. Например, в результате деятельности временной администрации небольшого регионального банка «Уссури» за период с момента отзыва лицензии до принятия судом решения о банкротстве данной кредитной организации размер дефицита вырос с 372 до 995 млн рублей. И это при условии поступления от заемщиков на счета банка за тот же период, составивший около 5 месяцев, более 1,5 млрд рублей!

Встречаются и такие одиозные случаи как вывод активов кредитной организации самим АСВ. Такое имело место в «Пробизнесбанке». В рамках данного дела кредиторам-вкладчикам удалось успешно оспорить действия АСВ, осуществлявшего функции временной администрации, которая распорядилась перечислить 600 млн рублей в дочерний банк самой госкорпорации. В итоге по представлению Генпрокуратуры и при поддержке Уполномоченного по защите прав предпринимателей Б. Ю. Титова деньги, выведенные из банка, были возвращены.

Как избежать отзыва лицензии


К мерам, которые могут быть приняты акционерами во избежание отзыва лицензии и последующих негативных последствий, можно отнести оказание финансовой помощи участниками и иными лицами; изменение структуры активов и пассивов кредитной организации; изменение организационной структуры банка; приведение в соответствие размера уставного капитала и величины собственных средств (капитала); проведение дополнительной эмиссии акций; рефинансирование кредитных обязательств, в том числе по субординированным кредитам.

Финансовая помощь может быть оказана в форме размещения денежных средств на депозите; предоставления поручительств (банковских гарантий) по кредитам для кредитной организации; предоставления отсрочки и (или) рассрочки платежа; перевода или прощения долга кредитной организации; дополнительного взноса в уставный капитал кредитной организации; новации и т. п.

Меры по выводу банка из кризисной ситуации должны быть изложены в плане финансового оздоровления, который целесообразно оперативно разработать и направить в Банк России при возникновении признаков угрозы отзыва лицензии. К сожалению, после отзыва лицензии реализовать ряд мер будет практически невозможно ввиду крайне консервативного подхода ЦБ РФ и АСВ к вопросу ограничения полномочий временной администрации. Например, регулятор придерживается позиции, согласно которой в силу п. 22.10 Положения Центрального банка РФ от 09.11.2005 № 279-П «О временной администрации по управлению кредитной организацией» временная администрация, назначенная после отзыва у банка лицензии, не вправе давать согласие на последующий залог имущества заемщиков в целях рефинансирования кредитов. При этом совершенно не учитывается, что речь идет не о совершении сделок с имуществом кредитной организации. Этот высокоэффективный способ пополнения активов банка просто игнорируется. Так, в деле о банкротстве банка «Уссури» временная администрация отказалась согласовать последующий залог имущества заемщиков, получивших одобрение иных банков на рефинансирование заемных обязательств перед ним в общей сумме более 800 млн рублей. При общей сумме дефицита около 1 млрд рублей такое согласование практически полностью позволило бы ликвидировать недостаток активов.

Невозможным окажется и предоставление финансовой помощи акционерами или третьими лицами в размере дефицита активов. В обоснование непринятия безвозмездной финансовой помощи АСВ ссылается на то, что в конкурсном производстве допускается только полное погашение требований всех кредиторов. Однако действующим законодательством о банкротстве РФ не запрещено оказание участникам ликвидируемой кредитной организации безвозмездной финансовой помощи, поскольку она предоставляется непосредственно кредитной организации, а не ее отдельным кредиторам и не нарушает пропорциональность удовлетворения требований.

Полагаем, что АСВ вправе осуществлять расчеты по текущим обязательствам и с кредиторами соответствующих очередей за счет полученной безвозмездной финансовой помощи. Иное противоречило бы нормальной деловой практике, целью которой является не преумножение числа банкротов, а защита интересов третьих лиц в ситуации недостаточности активов ликвидируемой компании. Таким образом, перечисленные способы ликвидации дефицита, по возможности, следует реализовывать на ранней стадии возникновения у банка финансовых проблем. В частности, акционерам банка «Анелик Ру» до рассмотрения заявления Банка России о банкротстве кредитной организации удалось за счет предоставления безвозмездной финансовой помощи добиться отказа в признании банка банкротом и впоследствии перейти к его судебной ликвидации.

Устранение недостаточности активов не всегда может исключить ликвидацию кредитной организации. Как известно, вторым по распространенности среди оснований отзыва лицензии после недостаточности активов является нарушение кредитной организацией требований Федерального закона от 07.08.2001 № 115-ФЗ «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма». Такие нарушения зачастую носят абсолютно формальный характер и не влекут за собой никакой угрозы интересам кредиторов банка. Однако даже в подобных случаях, как показывает судебная практика, совершенно неперспективно признавать предписание регулятора незаконным. Таким образом, при отзыве лицензии не учитываются характер, обстоятельства совершения нарушений, наступление или отсутствие негативных последствий. К сожалению, ни законодатель, ни регулятор пока не видят разницы между неоднократным нарушением сроков информирования уполномоченного органа о сделках даже на один день и неоднократным осуществлением действительно сомнительных или даже криминальных банковских операций.

В связи с этим даже в случае принятия собственниками банка достаточных мер по ликвидации дефицита, но при наличии нарушений Федерального Закона № 115-ФЗ отзыв лицензии неизбежен и дальнейшая защита интересов будет осуществляться уже в рамках процесса принудительной ликвидации кредитной организации, осуществляемой в силу ст. 23.1 Федерального закона от 02.12.1990 № 395-1 «О банках и банковской деятельности» исключительно в судебном порядке, а при наличии у кредитной организации лицензии на привлечение во вклады денежных средств физических лиц – под контролем АСВ.

Поскольку такая ликвидация осуществляется на основании ст. 23.4 указанного Закона в порядке и в соответствии с процедурами, которые предусмотрены § 4.1 гл. IX Закона о банкротстве для конкурсного производства, все ранее упомянутые риски доначисления резервов, переоценки имущества, появления новых «дыр» в активах так же, как и ограничения в способах урегулирования ситуации собственниками, сохраняются. Соответственно, при планировании перехода к принудительной ликвидации банка акционерам и участникам необходимо учитывать практически неизбежные финансовые вложения и потери. Исходя из публикуемой информации о ходе принудительной ликвидации кредитных организаций, дополнительные расходы даже в небольшом банке могут составить около 15% активов, включая существенные затраты на выплаты увольняемым работникам. На этапе ликвидации, в силу недопущения АСВ предоставления безвозмездной финансовой помощи, можно вести речь об отказе от требований акционеров и связанных с ними компаний к кредитной организации, досрочному исполнению своих обязательств перед банком, работой с заемщиками по погашению ими долгов, скупке прав требования иных кредиторов с последующим отказом от них.

Одним из обстоятельств, крайне затрудняющих защиту интересов акционеров в ходе банкротства, является отсутствие доступа к информации о деятельности временной администрации и АСВ, а также об основании осуществляемых ими действий. Данное обстоятельство объясняется не только тем, что доступ к информации может получить лишь кредитор, обладающий более чем 10% голосов в собрании кредиторов. Главная проблема заключается том, что АСВ одновременно является и конкурсным управляющим, и мажоритарным кредитором. Как правило, после выплаты вкладчикам страхового возмещения АСВ получает 50–70% голосов, формирует подконтрольный комитет кредиторов и далее действует и распоряжается активами кредитной организации по своему усмотрению, зачастую реализовывая имущество за бесценок. Преодоление данной проблемы возможно за счет консолидации голосов кредиторов, в том числе таких мелких, как вкладчики, что было наглядно продемонстрировано на примере «Пробизнесбанка», вкладчикам которого удалось добиться получения доступа к выпискам по счетам. Это позволило выявить неправомерный вывод финансовых средств и оспорить соответствующие действия.

В настоящее время обсуждаются законопроекты по ограничению полномочий АСВ в делах о банкротстве кредитных организаций, об ответственности сотрудников агентства и прочем. Пока же остается лишь констатировать, что защита интересов собственников банка требует продолжительных усилий и значительных затрат, а ее эффективность напрямую зависит от того, насколько рано будут приняты соответствующие меры.

Источник: Legal Insight

Возврат к списку

Отправить статью

Для получения доступа к Обзорам судебной практики по налоговым спорам необходимо оформить подписку.

Год

30000 рублей + НДС

Подписаться
Я уже подписчик

Необходимо авторизоваться чтобы получить доступ

Авторизоваться

По вопросам подписки обращайтесь, пожалуйста, к Маргарите Завязочниковой
E-mail: m.zavyazochnikova@pgplaw.ru
Nел. +7 (495) 767 00 07

05.12.2022
Уроки по комплаенсу с регулятором
05.12.2022
Практики и отраслевые группы «Пепеляев Групп» продемонстрировали выдающиеся резу...
02.12.2022
БФ «Содействие лекарственному обеспечению» учрежден при поддержке «Пепеляев Груп...
11.11.2022
XVII Сибирский налоговый форум прошел в Кемерово 10-11 ноября
09.11.2022
Айдар Султанов присоединился к команде «Пепеляев Групп»
21.10.2022
В Госдуму внесен законопроект по итогам кейса ПАО «Т Плюс», выигранного ранее в ...
11.10.2022
Команда «Пепеляев Групп» на SibLegalWeek
11.10.2022
Оставлено в силе определение АС Красноярского края о мировом соглашении между НТ...
X

25 антикризисных задач

которые мы можем решить
вместе с вами


Узнать