Закрыть
Поиск по сайту
Закрыть

Принцип недискриминации в российском налоговом праве

Продолжая серию публикаций, посвященных применению базовых принципов российского налогового права при введении налогов, определении порядка их исчисления и толковании норм налогового законодательства, в настоящей статье мы рассмотрим принцип недискриминации.

Принцип недискриминации закреплен в п. 2 ст. 3 НК РФ в следующем виде: «Налоги и сборы не могут иметь дискриминационный характер и различно применяться исходя из социальных, расовых, национальных, религиозных и иных подобных критериев. Не допускается устанавливать дифференцированные ставки налогов и сборов, налоговые льготы в зависимости от формы собственности, гражданства физических лиц или места происхождения капитала».

Принцип недискриминации в настоящее время является общеправовым. Соответствующие положения о недискриминации включены в Конвенцию о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 г. В российском праве этот принцип является конституционным и вытекает из норм ч. 2 ст. 8, ст. 19 Конституции РФ.

В международной налоговой практике принцип недискриминации закреплен в ст. 24 Модельной конвенции ОЭСР (OECD) по налогам на доходы и капитал. Большинство международных соглашений об избежании двойного налогообложения содержат соответствующие недискриминационные условия. Вместе с тем, такие положения относятся в основном лишь к недискриминации по месту регистрации компаний – подчеркивается, что иностранная компания не может подвергаться иному или более обременительному налогообложению, по сравнению с национальными компаниями.

Применительно к российским налоговым правоотношениям КС РФ в своих решениях принцип недискриминации называет «принципом равного налогового бремени». Так, в Постановлении КС РФ от 21 марта 1997 г. № 5-П (далее – Постановление КС РФ № 5-П) указано, что принцип равного налогового бремени вытекает из ч. 2 ст. 8, ст. 19, 57 Конституции РФ. В сфере налоговых отношений он означает, что не допускается установление дополнительных, а также повышенных по ставкам налогов в зависимости от формы собственности, организационно-правовой формы предпринимательской деятельности, местонахождения налогоплательщика и иных носящих дискриминационный характер оснований.

Следует обратить внимание на то, что в сфере налоговых правоотношений принцип недискриминации имеет свои границы. Не считается дискриминацией установление дифференцированных налоговых последствий для различных налогоплательщиков, находящихся в различных экономических обстоятельствах. Т. е. допускается дифференциация по экономическим и прочим недискриминационным основаниям.

В своих решениях КС РФ неоднократно указывал на допустимость установления дифференцированного режима налогообложения для различных категорий лиц, если такая дифференциация обусловлена объективными факторами и не носит произвольного, дискриминирующего характера [1].

Принцип недискриминации при введении налогов

Одним из примеров регулирования налогообложения при возникновении вопроса о соблюдении принципа недискриминации является введение различных правил исчисления налогов для индивидуальных предпринимателей и организаций.

Из приведенных выше положений Конституции РФ следует вывод, что для этих двух форм ведения предпринимательской деятельности не должно допускаться различного правового регулирования, в т. ч. в сфере налогообложения. Такой же вывод можно сделать из правовой позиции, закрепленной в Постановлении КС РФ № 5-П.

Однако различия в налогообложении индивидуальных предпринимателей и организаций, не обоснованные экономическими причинами, все же имеются.

Например, до 2010 г. подп. 4 п. 2 ст. 358 НК РФ исключал из объектов налогообложения транспортным налогом морские, речные и воздушные суда, находящиеся в собственности организаций, основным видом деятельности которых является осуществление пассажирских и (или) грузовых перевозок. В аналогичной ситуации морские, речные и воздушные суда, находящиеся в собственности индивидуальных предпринимателей оставались объектами налогообложения.
В связи с этим интересна позиция судей КС РФ, которые полагают, что имеющееся различие в условиях ведения коммерческой деятельности хозяйственных обществ и индивидуальных предпринимателей не влечет возникновение дискриминации в такой ситуации. В Определении КС РФ от 14 декабря 2004 г. № 451-О отмечено, что индивидуальная предпринимательская деятельность по своей правовой природе отличается от экономической деятельности организаций тем, что не предполагает обособление и консолидацию капитала, а, напротив, заключается в использовании собственного имущества физического лица в предпринимательских целях. Различия в экономической основе осуществления предпринимательской деятельности индивидуальными предпринимателями и организациями проявляются также в неодинаковом порядке ведения ими учета доходов, расходов, хозяйственных операций и составления бухгалтерской отчетности.
В связи с этим КС РФ многократно указывал на возможность установления различного налогового регулирования в отношении организаций и индивидуальных предпринимателей [2].  При этом суд ссылался на правовые позиции, выработанные в его постановлениях от 21 марта 1997 г. № 5-П, от 30 января 2001 г № 2-П.

По нашему мнению, принцип недискриминации не допускает установления дифференцированного порядка исчисления налогов, налоговых ставок, налоговых режимов для индивидуальных предпринимателей и организаций. Ведь КС РФ сам неоднократно отмечал невозможность введения различий, связанных только с организационно-правовой формой предпринимательской деятельности.

Фактическое наличие дискриминации в приведенном выше примере с транспортным налогом было признано даже законодателем, который Федеральным законом от 27 декабря 2009 г. № 368-ФЗ «О внесении изменений в часть вторую Налогового кодекса Российской Федерации и Федеральный закон «О внесении изменений в главы 23 и 25 части второй Налогового кодекса Российской Федерации и о признании утратившими силу отдельных положений Федерального закона “О внесении изменений в часть первую, часть вторую Налогового кодекса Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации” и о признании утратившими силу отдельных положений законодательных актов Российской Федерации» с 2010 г. распространил действие нормы подп. 4 п. 2 ст. 358 НК РФ и на индивидуальных предпринимателей.

Следует также обратить внимание на то, что вывод о допустимости различного налогообложения индивидуальных предпринимателей и организаций был сделан коллегией судей КС РФ в ходе рассмотрения вопроса о возможности принятия жалобы к рассмотрению на заседании КС РФ. Т. е. аргументы, изложенные судьями в соответствующих определениях, не могут считаться правовой позицией КС РФ, обязательной для всех правоприменителей. По существу вопрос о конституционности положений НК РФ, допускающих различное налогообложение организаций и индивидуальных предпринимателей, так и не рассматривался КС РФ в предусмотренной законом процедуре.

Использование принципа недискриминации правоприменителями

Несмотря на то, что принцип недискриминации адресован, прежде всего, законодателю, он также может использоваться правоприменителями для уяснения содержания норм налогового законодательства.

Приведем примеры такого толкования.

Принцип недискриминации при определении порядка уплаты ЕСН

Согласно п. 9 ст. 238 НК РФ, действовавшей до 2010 г., не подлежит налогообложению ЕСН стоимость проезда работников и членов их семей к месту проведения отпуска и обратно, оплачиваемая налогоплательщиком в соответствии с действующим законодательством, трудовыми договорами (контрактами) и (или) коллективными договорами. В свою очередь, ст. 325 ТК РФ устанавливает, что лица, работающие в организациях, расположенных в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, имеют право на оплату стоимости проезда в пределах территории РФ к месту использования отпуска и обратно.

Приведенные нормы допускают два варианта толкования:

  • не включаются в базу по ЕСН стоимость проезда к месту отпуска и обратно, если место отдыха расположено в пределах территории РФ;
  • не включаются в базу по ЕСН стоимость проезда к месту отпуска и обратно в пределах стоимости проезда по территории РФ.

Применение принципа недискриминации к этой ситуации позволяет сделать вывод о том, что правильным является второй вариант толкования, поскольку первый вариант означал бы, что лица дискриминируются в зависимости от того, какое место отдыха они выбрали (на территории РФ либо за ее пределами).

Данная точка зрения была фактически поддержана законодателем принятием Федерального закона от 24 июля 2009 г. № 212-ФЗ «О страховых взносах в Пенсионный фонд Российской федерации, Фонд социального страхования Российской Федерации, Федеральный фонд обязательного медицинского страхования». В п. 7 ст. 9 названного Закона конкретизировано, что в случае проведения отпуска за пределами территории РФ не подлежит обложению страховыми взносами стоимость проезда или перелета по тарифам, рассчитанным от места отправления до пункта пропуска через Государственную границу РФ.

Принцип недискриминации при применении норм о налоговых вычетах по НДС

Согласно абз. 9 п. 4 ст. 170 НК РФ налогоплательщик имеет право не применять правила раздельного учета входящего НДС (заявляя весь входящий НДС к вычету) к тем налоговым периодам, в которых доля совокупных расходов на производство товаров (работ, услуг), имущественных прав, операции по реализации которых не подлежат налогообложению, не превышает 5% общей величины совокупных расходов на производство.

Поскольку только производственные компании имеют расходы на производство, то налоговые органы часто делают вывод о том, что правило, содержащееся в абз. 9 п. 4 ст. 170 НК РФ, относится только к тем случаям, когда необлагаемые операции возникают у производственных организаций.
Другой вариант толкования придает этому правилу расширительное значение, согласно которому оно относится ко всем организациям, в т. ч. к торговым. При этом при расчете пропорции применяются расходы не только на производство, но и на приобретение товаров.

По нашему мнению, именно такой подход следует признать верным, поскольку он исключает необоснованную дискриминацию торговых компаний по сравнению с производственными.

Следует отметить, что дифференцированный подход к налогообложению торговых и производственных компаний, в принципе, допустим. Однако различия, как представляется, должны иметь экономическое основание, связанное с существенными экономическими отличиями в деятельности. Но как производственные, так и торговые компании приобретают товары, (работы, услуги) и реализуют товары (работы, услуги), которые могут облагаться, а могут и не облагаться НДС. Поэтому с экономической точки зрения деятельность этих компаний в этой части одинакова. Поэтому оснований ограничительно толковать норму абз. 9 п. 4 ст. 170 НК РФ не имеется.
Указанный вывод подтверждается Постановлением ФАС Волго-Вятского округа от 4 марта 2009 г. по делу № А29-6207/2008, а также Определением ВАС РФ от 30 июня 2009 г. № ВАС-7360/09 по делу № А29-6207/2008.

Принцип недискриминации при применении льготы по НДС

Согласно подп. 20 п. 2 ст. 149 НК РФ не подлежит налогообложению реализация на территории РФ услуг, оказываемых организациями, осуществляющими деятельность в сфере культуры и искусства.

Нетрудно заметить, что норма о предоставлении налоговой льготы сформулирована таким образом, что при ее буквальном применении допускается использование льготы только лишь налогоплательщиками, являющимися организациями.

Однако такое толкование означало бы дискриминацию налогоплательщиков в зависимости от организационно-правовой формы ведения коммерческой деятельности. Это означает, что приведенная норма должна применяться в распространительном значении – от налогообложения НДС освобождаются все налогоплательщики, оказывающие услуги в сфере культуры и искусства.
Именно такой вывод и сделал ФАС Московского округа в Постановлении от 13 февраля 2009 г. № КА-А41/251-09 по делу № А41-К2-18135/07. Признавая, что индивидуальный предприниматель правомерно использовал налоговую льготу, установленную подп. 2 п. 2 ст. 149 НК РФ, суд указал: «налогоплательщик вправе воспользоваться льготой по НДС, предусмотренной пп. 20 п. 2 ст. 149 НК РФ, поскольку в соответствии с п. 2 ст. 3 НК РФ налоги и сборы не могут иметь дискриминационный характер и различно применяться исходя из социальных, расовых, национальных религиозных и иных подобных критериев».

Принцип недискриминации при применении правила тонкой капитализации

С точки зрения соблюдения принципа недискриминации крайне неудачно сформулированы положения п. 2 ст. 269 НК РФ.

Согласно данной норме правила недостаточной (тонкой) капитализации применяются по следующим долговым обязательствам:

  • перед иностранной организацией, прямо или косвенно владеющей более чем 20% уставного (складочного) капитала (фонда) этой российской организации - должника;
  • перед российской организацией, признаваемой аффилированным лицом иностранной организации, прямо или косвенно владеющей более чем 20% уставного (складочного) капитала (фонда) этой российской организации;
  • по долговому обязательству, в отношении которого такое аффилированное лицо и (или) непосредственно эта иностранная организация выступают поручителем, гарантом либо иным образом обязуются обеспечить исполнение долгового обязательства российской организации.

Вполне понятно желание российского законодателя ограничить случаи минимизации налогов в случае, когда инструментом такой минимизации выбраны проценты по займам. Однако совершенно непонятно, почему во всех перечисленных случаях применения правил тонкой капитализации присутствует иностранный элемент и тем самым допускается различное налогообложение российских и иностранных кредиторов.

Учитывая, что международными соглашениями обычно исключается дискриминация в отношении компаний, зарегистрированных в различных странах, применение положений п. 2 ст. 269 НК РФ становится практически невозможным во многих случаях.

Одна из таких ситуаций была рассмотрена недавно ФАС Московского округа, который в Постановлении от 22 июня 2011 г. № КА-А40/5322-11 по делу № А40-78837/10-118-408 указал, что «применение положений п. 2 ст. 269 НК РФ к налогоплательщику как к российской организации, уставным капиталом которой частично косвенно владеет резидент Республики Кипр, по сравнению с другими российскими организациями носило бы дискриминационный характер». Дискриминация, по убеждению суда, заключалась бы в том, что, если бы уставный капитал налогоплательщика полностью принадлежал российской организации, то положения п. 2 ст. 269 НК РФ не подлежали бы применению независимо от аффилированности займодавца и налогоплательщика.

Возврат к списку

Отправить статью

Для получения доступа к Обзорам судебной практики по налоговым спорам необходимо оформить подписку.

Год

30000 рублей + НДС

Подписаться
Я уже подписчик

Необходимо авторизоваться чтобы получить доступ

Авторизоваться

По вопросам подписки обращайтесь, пожалуйста, к Маргарите Завязочниковой
E-mail: m.zavyazochnikova@pgplaw.ru
Nел. +7 (495) 767 00 07

10.01.2022
Партнер «Пепеляев Групп» Наталья Присекина и юрист Екатерина Самусенко стали соа...
29.12.2021
Победы «Пепеляев Групп» – 2021
16.12.2021
Александр Кузнецов защитил докторскую диссертацию
07.12.2021
Валентина Орлова вошла в состав арбитров коллегии Арбитражного центра при РСПП п...
06.12.2021
Девять практик «Пепеляев Групп» усилили свои позиции в рейтинге Право.ru-300
29.11.2021
Антимонопольный клуб провел хакатон по комплаенсу
25.11.2021
Константин Шарловский принял участие в круглом столе Ассоциации Российских Фарма...
17.11.2021
Наталья Присекина назначена руководителем МКАС при ТПП РФ во Владивостоке

Вход | Регистрация

E-mail

Click here to subscribe our English newsletters