Закрыть
Поиск по сайту
Закрыть

Непропорциональные вклады в имущество ООО

18.05.2011
16 мин.
на чтение

В процессе хозяйственной деятельности обществ с ограниченной ответственностью время от времени возникает необходимость в его финансировании участниками.

Законодательство предлагает два основных механизма: вклад в имущество общества либо вклад в уставный капитал.  Зачастую участники предпочитают вклад в имущество в силу более простой процедуры. По общему правилу все участники вносят вклад в имущество пропорционально своей доле.

Однако нередко возникает необходимость отойти от общего порядка.

Практика свидетельствует о том, что в данной области существуют некоторые «серые зоны», порождающие вопросы правоприменения.

Статья призывает еще раз обратиться к этому корпоративному механизму, рассмотреть его гражданско-правовую сущность, проанализировать особенности правового регулирования и последнюю судебную практику.

Сразу оговоримся, что настоящая статья актуальна только для обществ с ограниченной ответственностью, и в ней не будет анализироваться возможность вклада в имущество акционерных обществ, хотя эта тема, безусловно, также очень интересна и нуждается в проработке.

Зачем нужно непропорциональное внесение вкладов

Чаще всего к непропорциональному внесению вкладов прибегают исходя из налогово-правовых соображений. Как известно, согласно подп. 11 п. 1 ст. 251 НК от налога на прибыль освобождается имущество, полученное безвозмездно от участника, владеющего более 50% долей.[1]

Также необходимость может возникать вследствие особенностей взаимоотношений между участниками общества (например, если финансовое положение одного из участников не позволяет внести вклад, либо участник в силу каких-либо причин вообще не участвует в финансировании общества).

Общие положения

Немного общей теории.

Внесение вклада в имущество общества с ограниченной ответственностью регулируется ст. 27 ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» (далее – Закон).

Статья определяет, что участники обязаны вносить вклады, если это предусмотрено уставом общества, на основании соответствующего решения общего собрания участников. По общему правилу вклады вносятся всеми участниками пропорционально долям, если иной порядок определения размеров вкладов не определен в уставе единогласным решением общего собрания участников. Для наглядности основные решения, принимаемые по вопросам внесения вкладов в имущество, приводятся ниже.

Решение (Одобрение)
 
Закрепление в уставе обязанности вносить вклады в имущество - единогласно

Закрепление в уставе порядка определения размеров вкладов в имущество непропорционально размерам долей участников (в отношении всех либо отдельных участников) - единогласно

Закрепление в уставе ограничений, связанных с внесением вкладов в имущество, в отношении всех либо отдельных участников - единогласно

Решение о внесении вкладов в имущество - 2/3

Изменение или исключение положений устава, устанавливающих порядок определения размеров вкладов в имущество общества непропорционально размерам долей участников общества, а также ограничения, связанные с внесением вкладов в имущество, установленные для всех участников общества - единогласно

Изменение или исключение положений устава, устанавливающих ограничения, связанные с внесением вкладов в имущество, установленные для всех участников общества - единогласно

Изменение или исключение положений устава, устанавливающих ограничения, связанные с внесением вкладов в имущество, установленные для определенного участника общества - 2/3 + «за» либо письменное согласие участника, в отношении которого устанавливаются ограничения

Рассмотрев общие вводные, предлагаю перейти непосредственно к проблемным областям в регулировании внесения вкладов в имущество общества непропорционально долям участников.

Право внести вклад одним участником

Дискуссия о возможности участника внести вклад в имущество, даже если такое обязательство не закреплено в уставе, не создавая при этом обязательств вносить вклады для остальных участников, возникла уже давно. Об отсутствии законодательных ограничений для этого еще в 2002 году высказывалось УМНС по г. Москве. [2]

Мнение о такой возможности также высказывалось в юридической литературе.[3]

Вместе с тем, данный вопрос до сих пор однозначно не решен.

Чтобы предметно понимать, в чем заключается суть вопроса, необходимо привести формулировку п. 1 ст. 27 Закона: «Участники общества обязаны, если это предусмотрено уставом общества, по решению общего собрания участников общества вносить вклады в имущество общества.»

Заметим, что речь идет об обязанности, а не о праве.

Иных положений на этот счет законодательство не содержит.

Следовательно, из Закона понятно лишь одно: в отсутствии соответствующих положений в уставе и решения о внесении вкладов, участника общества будет невозможно принудить внести вклад.

Но как быть, если участник сам хочет внести вклад и не принуждает к этому других участников?

В силу отсутствия прямых ответов в законодательстве, обратимся к судебной практике.

Рассматриваемая статья комментировалась Верховным судом РФ еще в 1999 году в совместном постановлении пленумов ВС РФ и ВАС РФ «О некоторых вопросах применения Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью». [4]

К сожалению, в нем высшие суды ограничились лишь осторожной оговоркой, не вносящей какой-либо ясности: «обязанность внесения вкладов в имущество общества возникает лишь в случаях, когда она предусмотрена в уставе общества и когда принято соответствующее решение общего собрания участников о внесении таких вкладов».

То есть обязать нельзя, это ясно.

А добровольно внести?

Единственным решением, обнаруженным в публичных источниках, в котором суд прямо анализировал этот вопрос, является постановление ФАС Северо-Западного округа по делу, рассмотренному не так давно, в октябре 2010 года.[5]

В рассматриваемом деле участники приняли решение о внесении одним из участников в качестве вклада в имущество общества объекта недвижимости. Росреестр отказался регистрировать переход права, ссылаясь на то, что вклад внесен в нарушение ст. 27 Закона (т.е. с нарушением корпоративной процедуры внесения вкладов). [6]

Суд первой инстанции удовлетворил иск, признав отказ Росреестра незаконным.

В своем решении суд отметил, что по смыслу ст. 27 Закона вклады в имущество могут быть внесены не только всеми, но и определенными участниками общества по решению общего собрания вне зависимости от того, предусмотрено ли это уставом.

Суд кассационной инстанции не согласился с решением и направил дело на новое рассмотрение.
При этом суд рассуждал следующим образом.

Участники общества в принципе могут вносить вклады в имущество.

Если вклад вносится одним участником, то это случай непропорционального внесения вклада. И дальше следует парадоксальный вывод: поскольку вклады в имущество вносятся пропорционально долям, если иное не предусмотрено уставом, то, непропорциональное внесение вклада возможно, только если соответствующая возможность предусмотрена уставом.

Еще раз.

Буквально суд сказал следующее: поскольку

  • обязанность по внесению вклада есть, если она предусмотрена в уставе, и
  • обязанность по непропорциональному внесению есть, если она предусмотрена в уставе, то
  • право (!) на непропорциональное внесение есть, только если оно предусмотрено в уставе.

Странный вывод, не так ли?

Согласен, если устав не содержит положений о непропорциональном внесении вкладов, то обязанность внести вклад у участников не возникает, но почему же при этом должно страдать право участника?

При новом рассмотрении суд кассационной инстанции поручил проверить наличие в уставе общества положения об обязанности вносить вклады в имущество.

Можно рассмотреть данный вопрос и с другой стороны.

В чем состоит экономический смысл внесения вклада в имущество?

Участник своим имуществом безвозмездно финансирует принадлежащее ему общество. То есть, по сути использует разрешенный законодательством способ совершить дарение (возможно, если бы такое дарение не запрещалось между коммерческими организациями, [7] вопрос не стоял так остро).

Так вот, предположим, что участник общества вносит вклад в имущество общества. При этом он не требует внесения вкладов от других участников. Единственный реальный смысл ограничивать такую возможность — предотвращение возможных нарушений прав и интересов других участников либо самого общества.

И в этом смысле понятно, почему Закон требует единогласного решения участников о включении в устав обязанности вносить вклады в имущество.

Но чьи права и интересы пытается защитить государство в данном случае?

У других участников никаких обязательств не возникает. Более того, в результате увеличиваются активы общества, и, следовательно, стоимость доли каждого участника.

Если же предположить, что законодатель таким образом пытается запретить дарение между участником и обществом, то какой смысл прямо разрешать такое же «дарение», когда оно прописано в уставе?

Полагаю, что в рассматриваемом деле суд необоснованно применил ограничительное толкование ст. 27 Закона, поскольку как уже отмечалось выше, статья говорит об обязанности, а не праве.

Интересно отметить, что в другом деле тот же суд отказал в понуждении участника выплатить вклад в отсутствие закрепленной уставом обязанности, однако воздержался от комментариев относительно факта того, что один из участников на момент рассмотрения спора уже внес вклад. [8]

Представляется, что запрещая участнику добровольно вносить вклады в имущество общества, если устав не содержит такой обязанности, государство необоснованно вмешивается во внутрикорпоративные частные дела, что противоречит основным принципам гражданского законодательства, закрепленным в ст. 1 ГК РФ. Чтобы такое вмешательство было оправданным, оно должно быть направлено на защиту прав и законных интересов других лиц. Но в данном случае совершенно не ясно, кого государство пытается таким образом защитить.

Огорчает и то, что помимо некорректного понимания Закона суд подобными решениями способствует возведению дополнительных препятствий для применения довольно распространенного механизма внутригруппового финансирования, формирует у участников обоснованные недоверие и опасения в его использовании.

Понятно, что в анализируемом деле сложности вероятно возникли исключительно потому, что вклад являлся объектом недвижимого имущества и его передача требовала государственной регистрации. Но позиции суда, изложенные в постановлении, могут одинаковым образом быть переложены на любой подобный случай внесения вклада в имущество. Надеюсь, что в конечном итоге общество сможет отстоять свою позицию, что создаст важный позитивный прецедент.

Подводя итог, необходимо констатировать отсутствие однозначного понимания относительно возможности внести вклад в имущество, когда такая обязанность не предусмотрена уставом.

По моему мнению, такое право логично вытекает из положений Закона и полностью соответствует логике и общим принципам законодательства. Надеюсь, что в скором времени появится позитивная судебная практика по данному вопросу. Значительно помочь в этом могли бы разъяснения высших судов.

Возможные виды непропорциональности

Если непропорциональный порядок внесения вкладов определен в обществе, то каким он может быть?

Закон не содержит списка возможных вариантов, прямо предусматривая лишь два принципиальных механизма:

  • установление ограничений, связанных с внесением вкладов;
  • установление порядка определения размеров вкладов непропорционально размерам долей.

Представляется, что участники общества могут самостоятельно определить удобный для себя вариант, используя вышеперечисленные механизмы.

Такой подход представляется вполне логичным, поскольку невозможно предусмотреть все возможные варианты, многообразие которых формируется исходя из особенностей взаимоотношений между участниками.

Другое дело, что такой порядок определения размеров вкладов и бизнесом, и правоприменителем должен однозначно восприниматься через призму «разрешено все, что прямо не запрещено».

Проще говоря, у участников должна быть возможность определить такой порядок, какой им удобен, и государство не должно вмешиваться в эти отношения (читай, необоснованно ограничивать права), пока не нарушаются права и законные интересы участников или самого общества.

К сожалению, этот простой вывод не всегда находит понимание.

Так, в частности, высказывалось мнение, что Закон не допускает внесение вкладов отдельными участниками (освобождение отдельных участников от внесения вкладов). [9]

Все это ведет к тому, что на практике у участников возникают сомнения в допустимости того или иного варианта, что вынуждает их изыскивать безрисковые, хотя возможно не такие удачные, механизмы.

Повторюсь, Закон в этой области должен толковаться максимально широко, позволяя участникам самостоятельно и эффективно решать свои внутрикорпоративные вопросы.

Что касается конкретных вариантов определения размера вкладов, в качестве примера можно привести следующие:

  • определение минимального/максимального размера вклада для отдельных участников;
  • освобождение отдельных участников от обязательства по внесению вкладов либо возложение на отдельных участников обязанности внести вклад в большем размере (например, участник А не вносит вклады, а участник Б должен внести вклад в два раза больше, чем участник С);
  • установление ограничений, как в отношении участника, так и в отношении доли, которой он владеет (особенности, зачем это может понадобиться, будут рассмотрены в следующем разделе);
  • установление особенностей для участников, определяемых родовыми признакам (например, для участников-обществ, участников-физических лиц или участников-иностранцев);
  • определение размеров/ограничений в пропорциях либо в процентном соотношении (скажем, участники А и Б солидарно вносят 5%, а участник С - 95%);
  • определение особенностей в зависимости от доли владения (например, вклады вносятся только участниками, владеющими более 20% долей);
  • установление сложных/комбинированных механизмов (например, все участники вносят вклады пропорционально своим долям, но участники Б и Д свои вклады вносят в пропорции 20%/80%).

Здесь абсолютно не претендую на исчерпывающий перечень. Возможны любые иные варианты.

Однако важно понимать, что к сожалению в существующих реалиях безбоязненно использовать вышеизложенные способы определения размеров вкладов будет можно, только если появится устойчивая судебная практика либо разъяснения по этому вопросу высших судов. Надеюсь, что в конечном итоге в этом направлении будут подвижки, что позволит обществам свободно устанавливать удобные для себя механизмы.

Отчуждение доли участником, в отношении которого установлены ограничения для внесения вкладов в имущество

Определенные вопросы возникают и при передаче долей участниками, для которых определены особенности внесения вкладов. Необходимость осветить данный аспект возникает вследствие явно неудачной формулировки абз. 2 п. 2 ст. 27 Закона.

Чтобы ясно представлять, о чем идет речь, необходимо ее привести: «Ограничения, связанные с внесением вкладов в имущество общества, установленные для определенного участника общества, в случае отчуждения его доли или части доли в отношении приобретателя доли или части доли не действуют.»

Во-первых, сразу бросается в глаза то, что ограничения привязываются к участнику, а не к доле.

Поэтому неясно, в каком объеме сохраняются ограничения у первоначального участника при передаче только части доли.

Например, участнику принадлежало 20% долей, и было установлено, что его вклад не может превышать 10 рублей. Он продал 10% долей. Впоследствии было принято решение о внесении по 50 рублей на каждые 10% долей.

Сколько же ему нужно внести: по-прежнему 10 рублей или 30 рублей из расчета, что его привилегия сократилась на 50%, либо 50 рублей, как если бы его привилегия полностью прекратилась?

Во-вторых, не ясно соотношение понятий «ограничение» и «порядок определения размеров» вкладов.

Очевидно это не одно и то же, поскольку законодатель приводит их как отдельные инструменты в абз. 4 п. 2 ст. 27. [10]

Получается, что все положения, не относящиеся к ограничениям, связанные с внесение вкладов, продолжают действовать и в отношении нового участника, поскольку иных положений касательно последствий отчуждения долей Закон не содержит.

Например, неясно, как быть, если устав не ограничивает, а наоборот возлагает на участника дополнительную обязанность либо закрепляет порядок определения размеров вкладов (скажем, 1% от чистой прибыли за предшествующий квартал)?

В-третьих, не понятно, как применять закон, если ограничения закреплены не за конкретным участником, а определены формальными признаками (например, размером принадлежащей доли либо видом участника (физическое лицо))?

Например, предусмотрено, что вклад вносят все участники, владеющие >50%. Понятно, что под эти критерии может подпадать только один участник. Он продает свои 51% долей.

Распространится ли это правило на нового собственника?

Исходя из буквального толкования Закона, можно предположить, что такие особенности будут в равной степени применяться и в отношении нового собственника долей, поскольку формально они не закреплены в отношении определенного участника.

Очевидно, что логика законодателя была направлена на то, что к новому собственнику долей не должна переходить специфика, закрепленная для предшествующего собственника. Иными словами, новый собственник должен вносить вклады по общему правилу, пропорционально своей доли и без каких-либо ограничений.

Думаю, такой же смысл вкладывали высшие суды в подп. «в» п. 14 совместного постановления пленума ВС РФ и ВАС РФ. [11]

Несмотря на то, что подход представляется разумным, необходимо изложить абз. 4 п. 2 ст. 27 Закона более четко, чтобы исключить возможность двоякого толкования.

Кроме того, необходимо устранить пробел в правовом регулировании ограничений/порядка определения размеров вкладов, установленных для прежнего собственника, в случае продажи части доли.

Пропорциональное или непропорциональное внесение вкладов: а можно выбрать потом?

Отдельно хотелось бы заострить внимание на том, каким образом участники могут договориться о непропорциональном внесении вкладов в имущество.

Вполне может быть, что при учреждении общества участники не смогут определить приемлемый для них порядок. Законодательство позволяет включить в устав соответствующие положения потом единогласным решением участников общества.

Наряду с вышеизложенным способом, также предлагаю рассмотреть следующий вариант.

Если внимательно посмотреть на формулировку п. 2 ст. 27 Закона, то в нем указывается, что устав должен устанавливать не конкретные размеры вкладов, а лишь порядок определения их размеров.

Полагаю, что Закон допускает возможность предусмотреть в качестве порядка определения размеров вкладов положение о том, что размеры определяются решением общего собрания общества.

В таком случае уставом может быть установлен по умолчанию общий порядок внесения вкладов (пропорционально размеру долей), от которого всегда можно будет отойти, если участники в решении о внесении вкладов договорятся об ином.

Полагаю, такое решение потребует одобрения 2/3 голосов участников общества, т.е. к нему будут применяться обычные требования, установленные для решений о внесении вклада в имущество.

Такой вывод следует, поскольку решение не будет содержать вопросов, требующих большего кворума: оно не будет вводить обязательства вносить вклады в имущество и не будет устанавливать порядок определения размеров вкладов, так как такой порядок – «решением общего собрания участников» - уже будет установлен в уставе.

Вместе с тем, поскольку таким решением по сути могут устанавливаться привилегии и дополнительные обязательства для отдельных участников общества, целесообразно закрепить в уставе, что такие решения принимаются участниками единогласно. Принятие единогласного решения также является хорошей защитой, в случае попытки обжалования решения со стороны участников.

Заключение

Подводя итог, можно отметить, что в области непропорционального внесения вкладов в имущество обществ с ограниченной ответственностью, еще содержится ряд неразрешенных вопросов. Отдельные формулировки Закона нуждаются в уточнении либо разъяснениях высших судов.

Вместе с тем, основной проблемой видится нежелание правоприменителей в полной мере применять принцип диспозитивности на практике. Как следствие, создаются необоснованные ограничения в применении диспозитивных норм, а у бизнеса возникают вполне обоснованные опасения по поводу использования новых механизмов, еще не получивших подтверждения в  судебной практике.

В итоге, вместо того, чтобы открыто предусмотреть удобный для себя механизм, участники общества стараются подогнать его под уже «обкатанный» вариант.

Проще говоря, сама суть правового регулирования ставится с ног на голову, ведь право должно следовать за отношениями, а не отношения «подгоняться» под правовые рамки.

В результате у нас возникают ситуации, когда чиновники «цепляются» к непохожему на шаблон уставу, а суды запрещают участнику вносить вклады в свое же общество.

Хотелось бы верить, что эта ситуация в конечном счете сдвинется с мертвой точки, что даст бизнесу некий комфорт в решении своих «частных» дел.

Общая рекомендация обществам, предполагающим в своей деятельности прибегать к механизму внесения вкладов в имущество.

Рекомендуется четко прописывать в уставе обозначенные выше «серые зоны», особенно если планируются сложные правила расчета размера вкладов, чтобы в максимально возможной степени ограничить себя от сюрпризов на стадии внесения вкладов.


[1] Следует отметить, что существует неоднозначное понимание касательно возможности применения рассмотренного освобождения от обложения налогом на прибыль в случае внесения вклада путем зачета денежных требований к обществу, равно как внесения в качестве вклада иных имущественных прав. Рекомендуется учитывать эту особенность при планировании внутригруппового финансирования.

[2] Письмо управления Министерства Российской Федерации по налогам и сборам по г. Москве от 02.08.2002 № 11-14/35285.

[3] См.: Комментарий к ст. 27 Закона. Профессиональный комментарий к Федеральному закон «Об обществах с ограниченной ответственностью» (постатейный) (по общ. ред. А.П. Зрелова, С.В. Алимирзоева) («Foros», 2010).

[4] Подп. «б» п. 14 постановления пленума ВС РФ № 90, пленума ВАС РФ № 14 от 9.12.1999 «О некоторых вопросах применения Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью».

[5] Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 18.10.2010 по делу А13 3496/2010.

[6] В качестве дополнительного аргумента управление Росреестр заявляло, что вклад подлежит денежной оценке согласно п. 6 ст. 66 ГК РФ. Ссылка очевидно некорректная, поскольку смысл приводимой статьи заключается в том, что если вкладом являются неимущественные права, то они должны обладать определенной ценностью. Каким образом положение можно понять таким образом, что требуется оценивать вносимый в качестве вклада объект недвижимости - остается загадкой. Вместе с тем, предлагаю не углубляться в эту тему, поскольку суд не анализировал этот аргумент при рассмотрении дела, следовательно, он вряд ли являлся ключевым при вынесении решения.

[7] Подпункт 4 п. 1 ст. 575 ГК РФ.

[8] Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 30.07.2008 по делу А56 24453/2007.

[9] См.: Крупский А. Способы инвестирования. // Корпоративный юрист. 2007. № 12; Комментарий к ст. 27 Закона в Постатейном комментарии к Федеральному закону "Об обществах с ограниченной ответственностью" под ред. В.В. Васильевой, А.В. Сутягина (Смагина И.А., Батяев А.А., Игнатова Е.А.) ("ГроссМедиа", "РОСБУХ", 2007). Полагаю, что данный вывод является ошибочным, поскольку Закон такого ограничения не содержит. Кроме того, судебная практика, в том числе и рассмотренное выше постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 18.10.2010 по делу А13 3496/2010, косвенно допускает возможность внесения вкладов в имущество отдельными участниками.

[10] Абзац 4 п. 2 ст. 27 Закона: «Изменение и исключение положений устава общества, устанавливающих порядок определения размеров вкладов в имущество общества непропорционально размерам долей участников общества, а также ограничения, связанные с внесение вкладов в имущество общества, могут быть…»

[11] Подпункт «в» п. 14 постановления пленума ВС РФ № 90, пленума ВАС РФ № 14 от 9.12.1999 «О некоторых вопросах применения Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью».

Возврат к списку

Для получения доступа к Обзорам судебной практики по налоговым спорам необходимо оформить подписку.

Год

30000 рублей + НДС

Подписаться
Я уже подписчик

Необходимо авторизоваться чтобы получить доступ

Авторизоваться

По вопросам подписки обращайтесь, пожалуйста, к Маргарите Завязочниковой
E-mail: m.zavyazochnikova@pgplaw.ru
Nел. +7 (495) 767 00 07

18.10.2021
Конституционный Суд РФ принял жалобу, подготовленную специалистами «Пепеляев Гру...
01.10.2021
Константин Шарловский принял участие в Партнеринге «Лекарства России – к междисц...
17.09.2021
Юристы «Пепеляев Групп» успешно защитили интересы пациентки в суде по делу, связ...
26.08.2021
Александр Кузнецов – автор монографии «Реорганизация хозяйственных обществ: граж...
19.08.2021
«Пепеляев Групп» усиливает судебную практику в сфере корпоративных споров
28.07.2021
«Пепеляев Групп» усиливает свои позиции в области энергетики
28.07.2021
Рекомендации от ФПА РФ: как обезопасить себя от действий мошенников, прикрывающи...
18.06.2021
Прецедентный проект «Пепеляев Групп»: Верховный Суд впервые рассмотрел дело о во...

Вход | Регистрация

E-mail

Click here to subscribe our English newsletters