Загрузка...

Налоговые споры. На что обратить внимание сейчас

Антон Никифоров, партнер «Пепеляев Групп», проанализировал ситуацию в налоговой сфере. Он обратил внимание на основные категории споров с налоговиками, на проблемы, с которыми сталкиваются налогоплательщики в таких спорах, и на то, что, возможно, изменится в пользу бизнеса.

Последние несколько лет вопросы, которые обсуждаются в налоговых спорах, не отличаются особым разнообразием. Конечно, в какой-то степени в этом есть и положительный момент для налогоплательщиков — какая-никакая определенность. Понятно, по каким темам компания или индивидуальный предприниматель должны проявить максимум внимания, а по каким можно снизить фокус. Можно уверенно сказать, что налоговая служба последовательно пытается бороться с определенными явлениями в бизнес-практике.

О чем спорит налоговая

Самых распространенных категорий споров с налоговиками — четыре. В них фигурируют «технические» компании, трансграничные операции, дробление бизнеса и налоговые льготы.

«Технические» компании. Самыми заметными темами являются сделки с «техническими» компаниями. Покупка или даже продажа товаров таким компаниям, приобретение работ или услуг. Непосредственный контрагент может обладать каким-то небольшим количеством персонала, но этого все же оказывается недостаточно для вывода о реальном осуществлении им предпринимательской деятельности. Исследуется вопрос о его активах, имуществе. Например, на случай, если нужно будет предъявлять претензии по качеству товара, работ или услуг — чем он сможет отвечать по обязательствам. Изучается также репутация контрагента на рынке. Например, в случае отсутствия достаточных активов именитая компания будет стараться сохранить бизнес и урегулировать спор. «Технической» такую компанию назвать нельзя. Однако чаще всего в арбитражных судах налогоплательщики проигрывают споры, касающиеся обвинений в заключении сделок с «техническими» компаниями. Конечно, как и везде, встречаются исключения.

Трансграничные операции. Определенной вариацией темы сделок с «техническими» компаниями являются споры о трансграничных операциях, в результате которых российская сторона не удерживает налог с иностранного контрагента (выплата процентов по займу, дивидендов и пр.), руководствуясь положениями международных договоров об избежании двойного налогообложения. Инспекция в таких спорах старается доказать, что контрагент в действительности не является реальной стороной по договору, сделка по факту заключена с субъектом, который зарегистрирован в другой юрисдикции, с которой отсутствует международное налоговое соглашение. Но, с учетом текущей внешнеполитической ситуации, видимо, таких операций и соответственно споров будет меньше.

Искусственное дробление. Другой «популярной» темой в налоговых спорах являются обвинения в искусственном дроблении одного бизнеса компании, индивидуального предпринимателя. Цель дробления состоит в том, чтобы одно из подразделений, выдавая себя в качестве самостоятельного юридического лица или индивидуального предпринимателя, соответствовало количественным критериям для получения налоговых льгот (классический пример — упрощенная система налогообложения). Здесь, на мой взгляд, налогоплательщикам удается выиграть чуть больше дел, чем по указанной выше теме, но все равно налоговики выигрывают значительную часть споров.

Налоговые льготы. В последнее время распространены также споры о законности применения налоговых льгот при реализации различных инвестиционных проектов (ТОСЭР, РИП, ОЭЗ, СПИК и пр.). Круг вопросов довольно разнообразный. При этом надо отметить завидное внимание к этой теме Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного суда. Пересматриваемые коллегией дела решаются в пользу инвесторов.

Какие подходы применяют суды

При рассмотрении той или иной категории налоговых споров можно увидеть явно несправедливые подходы.

Споры по компаниям-однодневкам. Исходя из позиции ФНС, в таких спорах получается, что налогоплательщик, который был связан с «технической» компанией, вовлечен, а может быть, даже организовывал схему ухода от налогообложения через подставные компании, оказывается в лучшем положении, чем тот, который никак не причастен к схеме. Такой покупатель просто купил товар, но проигнорировал очевидные признаки «техничности» у контрагента. Первый сможет претендовать на некоторое снижение недоимки по НДС в связи с отражением операций у реального продавца. Скорее всего, ему известен этот реальный продавец, и если последний отразил операцию по реализации товара в учете, то в этой части покупатель может зачесть «входной» НДС. У того, кто не был вовлечен в незаконную схему налоговой оптимизации, такой информации, скорее всего, нет, и ему откажут в признании всей суммы «входного» НДС (п. 10 и 17.2 письма ФНС от 10.03.2021 № БВ-4-7/3060@). При этом государство не признает никакой ответственности за обеспечение входа такой «технической» компании на рынок, за отсутствие эффективных институтов закрытия таких компаний в условиях полной информированности налоговой службы об отсутствии необходимых ресурсов для работы у компании. Считается, что только налогоплательщик-покупатель «впустил в оборот» фиктивного субъекта и поэтому должен за это пострадать.

Дробление бизнеса. По этим спорам зачастую уделяется внимание второстепенным аспектам, указывающим на наличие общих ресурсов у компаний, единой форменной одежды, централизованного юридического и бухгалтерского обслуживания и пр. При этом совершенно выбывают из предмета доказывания или не придается должного значения обстоятельствам, указывающим на то, кто в конечном счете распоряжался полученной «несамостоятельными» субъектами прибылью, принимали они решения по ведению деятельности самостоятельно или нет, пусть даже если они бывают ограничены в некоторых вопросах бизнеса, как это бывает во франчайзинге.

Инвестиции. В области налоговой поддержки инвесторов можно говорить о тенденции, когда до начала инвестиционного проекта инвестору обещают золотые горы, местные органы власти и налоговые службы дают положительные письменные разъяснения по неясным вопросам, но уже в процессе реализации проекта позиция меняется или уточняется. Все неясности толкуются не в пользу налогоплательщика. Арбитражные суды преимущественно поддерживают позицию бюджета. Верховный суд старается исправить ошибки, но его ресурсы ограничены.

Что может измениться

Стоит ли рассчитывать на то, что эти несправедливости в ближайшем будущем будут устранены? Для ответа на этот вопрос нужно, видимо, выйти за рамки юридической оценки событий. В условиях, когда в арбитражных судах большая часть налоговых споров решается в пользу государства, либеральные правовые позиции Верховного суда не находят отклика в нижестоящих судах (см. на примере проблемы налогообложения движимого имущества — ниже), приходится убеждать напрямую исполнительную власть, Федеральную налоговую службу. Непростая внешнеполитическая обстановка влияет на экономическую ситуацию в стране. И это, естественно, затрудняет диалог с налоговиками.

В таких условиях наиболее разумно рассчитывать на изменение несправедливых подходов в той части бизнеса, в которой наиболее заинтересовано само государство с макроэкономической точки зрения. Сейчас это инвестиции в производство, IT-сектор, развитие которого важно для всех отраслей экономики, включая ту же промышленность.

Основной показатель экономики — это валовый внутренний продукт. По мнению экономистов, одним из основных драйверов для ВВП являются инвестиции в промышленность, то есть в то, что создает новый продукт, новые рабочие места, в результате люди получают зарплату, которую они смогут тратить в сфере торговли, недвижимости и пр. Очевидно, что в кризис инвестиции уменьшаются. Для поддержания экономики нужно поощрять инвестиции в промышленность. При этом государственные инвестиции, по мнению специалистов, не обеспечивают качественного роста макроэкономических показателей. Нужны частные инвесторы.

Одна из форм поддержки инвестиций — налоговые льготы. Несколько лет назад государство уже активно приступило к реализации программы налоговой поддержки инвестиций в промышленность. Также мы видим стремление помочь IT-компаниям.

В связи с этим было бы разумно рассчитывать на изменения в подходах работы государства в указанных областях. И вряд ли, наверное, стоит надеяться на исправление ошибок в правоприменительной практике в других сферах.

Налоговые льготы для IT-компаний. Основной причиной возникновения налоговых споров в этой области является качество текста нормативных актов как на региональном, так и на федеральном уровне. Это то, на что следует обратить внимание уполномоченным государственным органам, собирая в очередной раз предложения от бизнеса о совершенствовании законодательства. Многие меры поддержки могут просто не работать по задуманному плану в силу неудачных формулировок закона. И юристам, обслуживающим инвестиционный проект, нужно обращать особое внимание на эти нюансы.

Пример — действующие на март 2022 года льготы по налогу на прибыль и социальным взносам для IT-компаний. Не самая удачная формулировка п. 1.15 ст. 284 НК и подп. 3 п. 1 ст. 427 НК привела к позиции Минфина о том, что привилегиями не могут воспользоваться налогоплательщики, которые только сопровождают программы для ЭВМ, если они их раньше не адаптировали, модифицировали (письмо от 25.11.2021 № 03-15-05/95331). Соответствует ли такое прочтение закона его смыслу? Точно сказать нельзя. К сожалению, далеко не всегда мы можем увидеть качественно подготовленные документы при подготовке законопроекта, отражающие в деталях смысл тех или иных действий государства. И тем не менее уже в нынешней непростой ситуации исчезновения с российского рынка иностранных программ при высокой потребности во всех IT-специалистах можно с уверенностью сказать, что такое ограничение неразумно.

Споры по налогу на имущество. В целях поддержки инвестиций в обновление основных средств было освобождено от налогообложения имущество, поставленное на учет с 1 января 2013 года. Законодатель при этом выбрал совершенно неуместную для цели льготы формулировку — освобождается от налогообложения движимое имущество. При этом нужно руководствоваться положениями гражданского законодательства при ответе на вопрос, что есть движимое, а что есть недвижимое имущество. Это привело к огромному количеству споров, где участвовали эксперты, помогающие ответить на вопрос, насколько прочно объект «сидит на земле». В результате арбитражные суды призывали облагать налогом на имущество оборудование. Хотя его-то законодатель и планировал освободить от уплаты налога. К счастью вмешался Верховный суд (определения ВС от 12.07.2019 № 307-ЭС19-5241, от 17.05.2021 № 308-ЭС20-23222, от 28.09.2021 № 308-ЭС21-6663, от 13.12.2021 № 305-ЭС21-12104). По сути, судебная власть предприняла попытку скорректировать дефект закона. Однако даже это не помогло. Нижестоящие арбитражные суды продолжают пагубную практику, уже вольно интерпретируя позицию СКЭС ВС, возвращая все споры к самому началу этой истории. В результате налогоплательщика обвиняют в искусственном выделении машин и оборудования из якобы одного объекта учета, недвижимости — единого производственного комплекса, игнорируя отсутствие такого объекта в ОКОФ или существенную разницу в сроках полезного использования (решение АС Самарской области от 18.02.2022 по делу № А55-18420/2021 (ПАО «КуйбышевАзот»)).

Инвестиции. Тему инвестиций можно продолжить: если инвестор в рамках одного из инвестиционных режимов хочет модернизировать имеющиеся производственные объекты. Реализация какой продукции будет льготироваться — всей, произведенной на обновленном оборудовании, или только в части прироста производства? Налоговый кодекс не дает однозначного ответа на этот вопрос. Налоговые органы, к сожалению, ожидаемо сокращают объем льгот и распространяют их только на дополнительное количество товара по сравнению с прошлыми показателями.

Или возьмем другую ситуацию: инвестор хочет ликвидировать старые производственные объекты и построить вместо них новые. Минфин считает, что расходы на ликвидацию и даже остаточную стоимость старых объектов нельзя списать в затраты единовременно, нужно их включить в первоначальную стоимость новых (письма от 02.06.2021 № 03-03-06/1/42998, от 02.10.2019 № 03-03-06/1/75684). Подход противоречит правилам бухгалтерского учета (подп. «к» п. 16 ФСБУ 26/2020) и положениям Налогового кодекса (подп. 8 п. 1 ст. 265 НК), если даже не обсуждать его с точки зрения мер поддержки инвесторов.

Как повысить эффективность налоговых мер поддержки бизнеса

Ведомства должны прислушаться к смыслу мер поддержки

Особенно в непростые времена стремление некоторых ведомств перевыполнить план может привести к серьезным негативным макроэкономическим последствиям. И эффект мер государственной поддержки бизнеса может оказаться несущественным.

Конечно, сложно найти баланс между сбором налогов и поддержкой налогоплательщиков. Но, видимо, это и должно стать приоритетом работы ведомств: «прислушиваться» к смыслу мер поддержки, зафиксированных в законе, ведь текст закона не всегда написан удачно; преследовать тех налогоплательщиков, которые допускают нарушения закона исходя из его смысла; при существенных доначислениях налогов по итогам проверки активно реструктурировать налоговый долг, предоставляя рассрочку (сейчас этим инструментом мало кто может воспользоваться).

Для решения таких задач основную работу должен выполнять центральный аппарат ведомств, рассылая результат своей аналитической работы в виде методических указаний. Это наверняка снизит градус формального толкования закона «на местах» и приведет к тому, что многие сомнительные споры просто не появятся.

Источник: «Корпоративный юрист»

Возврат к списку

Отправить статью

Для получения доступа к Обзорам судебной практики по налоговым спорам необходимо оформить подписку.

Год

30000 рублей + НДС

Подписаться
Я уже подписчик

Необходимо авторизоваться чтобы получить доступ

Авторизоваться

По вопросам подписки обращайтесь, пожалуйста, к Маргарите Завязочниковой
E-mail: m.zavyazochnikova@pgplaw.ru
Nел. +7 (495) 767 00 07

16.05.2022
«Пепеляев Групп» на Петербургском правовом саммите
13.05.2022
Юлия Бороздна покидает «Пепеляев Групп»
29.04.2022
Вадим Зарипов награжден медалью I степени «За заслуги в защите прав и свобод гра...
08.04.2022
Сергей Таут стал соавтором доклада «Искусственный интеллект в профилактике право...
31.03.2022
Дмитрий Зыков покидает «Пепеляев Групп»
22.03.2022
«Пепеляев Групп» и Генеральное консульство Республики Корея подписали договор об...
20.02.2022
Сайт «Пепеляев Групп» принарядился в честь 20-летия компании
19.02.2022
«Пепеляев Групп» сохраняет высокие позиции в рейтинге Chambers Global 2022