Закрыть
Поиск по сайту
Закрыть

Наиболее значимые события 2011 года: обновление российского таможенного законодательства

На национальном законодательном уровне следует выделить следующие федеральные законы, вступившие в силу в 2011 году и которые имеют большое значение для правоприменительной практики по таможенным вопросам:

  1. Федеральный закон о 27.11.2010 № 311-ФЗ «О таможенном регулировании в Российской Федерации»;
  2. Федеральный закон от 06.12.2011 № 409-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации»
  3. Федеральный закон от 07.12.2011 № 420-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации».

1. Федеральный закон «О таможенном регулировании в Российской Федерации»

Федеральный закон от 27.11.2010 № 311-ФЗ «О таможенном регулировании в Российской Федерации» (далее – Федеральный закон, 311-ФЗ) вступил в силу накануне 2011 года (29 декабря 2010 г.). С его вступлением в силу практически полностью утратил силу Таможенный кодекс РФ от 28.05.2003 № 61-ФЗ (за исключением статьи, регулировавшей порядок установления размеров таможенных сборов за таможенное оформление, которая утратила силу с 1 октября 2011 года). Данным Федеральным законом установлены особенности применения таможенного законодательства Таможенного союза России, Беларуси и Казахстана при ввозе и вывозе товаров на / с территории Российской Федерации. Кардинальных изменений к счастью, а, может быть, и к сожалению не произошло. Обратим внимание на те положения Закона, которые вызывают наибольшие вопросы со стороны бизнес-сообщества.

Консультации с бизнесом

Статья 53 Закона закрепляет общее право некоммерческих объединений (союзов, ассоциаций) принимать участие в разработке проектов нормативных правовых актов в области таможенного дела, а также актов таможенного законодательства Таможенного союза. При разработке проектов нормативных актов ФТС России по определенным вопросам Законом даже установлена обязанность ФТС России проводить консультации с общероссийскими общественными организациями, определенными Правительством РФ (ТПП России, Деловая Россия, РСПП и ОПОРА России). К сожалению, в перечень таких вопросов не попало, в частности, определение мест нахождения таможенных органов и мест декларирования отдельных видов товаров. Несмотря на то, что процесс проведения таких консультаций еще не отработан и в основном пока имеет формальный характер (консультации с общественными объединениями проводятся не на этапе разработки концепции, целей и задач нормативного акта, а когда проект уже подготовлен, со сжатым сроком для представления замечаний и предложений, на которые зачастую нет ответной реакции ФТС), основа для конструктивного диалога заложена и у бизнеса появилась возможность публично влиять на таможенные правила. Мы также надеемся, что ФТС оценит потенциал интеллектуального ресурса торгового сообщества и будет привлекать другие бизнес ассоциации и профессиональные союзы к этому процессу.

Таможенные представители

В качестве дополнительного условия включения таможенного представителя в Реестр таможенных представителей, в Законе по инициативе ФТС России закреплена норма об отсутствии у юридического лица административных штрафов за таможенные нарушения в размере, превышающем 250 тыс. руб. в совокупности в течение одного года. Невыполнение данного условия также является и основанием для исключения юридического лица из этого реестра. В период действия закона на этом основании исключено 8 таможенных представителей, 7 из которых обслуживают огромный товарооборот, имеют свои представительства во многих российских регионах.

Для больших компаний с огромными оборотами ошибки при таможенном оформлении неизбежны. Однако КоАП не делает различий при определении санкций за таможенные правонарушения от мотивов совершенных правонарушений. Причем санкции эти таковы, что штраф в размере 250 тыс. рублей можно набрать, указав, например, неправильный артикул товаров в силу ошибки поставщика. 

Для решения данного вопроса возможны два пути:

1) приведение КоАП в соответствии с международными обязательствами России. Киотская конвенция, к которой Россия присоединилась год назад, статья VIII ГАТТ требуют, чтобы в законодательстве предусматривалось освобождение от ответственности либо адекватные и справедливые санкции за нарушения, которые совершаются вследствие ошибок. В российском административном кодексе нижний предел санкции в случае пересортицы вследствие ошибки иностранного поставщика составляет 100% стоимости товаров! Предлагается установить, что ответственность не наступает в случае, если до выявления таможенным органом недостоверности сведений, заявленных в таможенной декларации, декларант заявил о выявленных им самим расхождениях, в том числе после выпуска товаров.

2) нормы об основаниях исключения таможенного представителя из реестра должны быть пересмотрены, поставив в зависимость количество случаев привлечения юридического лица к административной ответственности и размер санкций, при превышении которых лицо подлежит исключению из реестра, от количества таможенных деклараций и стоимости задекларированных товаров, оформленных таким лицом в соответствующий период времени. Такие критерии будут являться объективными  для всех таможенных представителей (крупных и мелких) и будут соответствовать принципам справедливости и соразмерности санкций совершенным нарушениям.

Однако это только одна из проблем института таможенных представителей, которые лишают возможности развития этого очень важного института для упрощения таможенных формальностей и их доступности для малого и среднего бизнеса, провоцируют коррупционные связи. К очевидным недостаткам действующего порядка можно отнести избыточное вмешательство государственных органов в деятельность таможенных представителей, возможность принятия мер административного давления в ущерб оказываемым услугам участникам внешнеэкономической деятельности. Неопределенность и отсутствие стабильности, затраты на предоставление обеспечения уплаты таможенных платежей, невозможность его использования в качестве гарантии за представляемых лиц, зависимость от таможенных органов негативно сказываются на качестве оказываемых услуг таможенных представителей. Количество таможенных представителей недостаточно для того, чтобы цены на эти услуги формировались в условиях добросовестной конкуренции. Соответственно расходы и издержки в связи с оплатой услуг при совершении таможенных операций несут импортеры и экспортеры. По нашему мнению, комплексно решить указанные выше проблемы может только переход на саморегулирование деятельности таможенных представителей.

Речь идет о том, чтобы существующий порядок доступа предпринимателей к осуществлению деятельности в качестве таможенных представителей, когда государство в лице ФТС выдает и отнимает «входной билет», заменить другим, согласно которому единственным условием осуществления деятельности в качестве таможенного представителя – нужно быть членом одной из саморегулируемых организаций.  По сути у ФТС России остаются функции регистратора без права административного вмешательства, имеющего юридические последствия для осуществления юридическим лицом деятельности в качестве таможенного представителя. Условия членства в саморегулируемой организации (СРО) устанавливаются непосредственно законом с правом СРО самой устанавливать дополнительные условия такого членства. Исключение из членов саморегулируемой организации наступает только в случаях, если таможенный представитель умышленно и (или) грубо нарушает стандарты и правила саморегулируемой организации. Решение об исключении из СРО допускается только по решению общего собрания членов СРО.

Предлагается закрепить за СРО право выдавать поручительство за своих членов, которое будет использоваться таможенными органами в качестве генерального обеспечения уплаты таможенных платежей. Для этого необходимо формирование компенсационного фонда, который также может использоваться для возмещения вреда потребителям услуг таможенных представителей.

В то же время, за таможенными органами по-прежнему остаются функции осуществления таможенного контроля, привлечения таможенных представителей к административной ответственности в случае нарушения требований таможенного законодательства, право требовать (в том числе, в принудительном порядке) уплаты сумм таможенных платежей. Кроме этого, возможно наделение ФТС России правом обращаться в СРО с просьбой провести проверку деятельности ее члена. Также ФТС России может обратиться в суд с иском об исключении сведений о СРО из государственного реестра (по сути, ликвидация СРО). Таким образом, переход на саморегулирование таможенных представителей не влечет за собой каких-либо рисков для государства, поскольку не предполагает ослабления контроля или либерализации (снижения) финансовой и административной ответственности таможенных представителей.

Для введения саморегулирования деятельности таможенных представителей необходимо внести изменения в Таможенный кодекс Таможенного союза, в Федеральный закон «О таможенном регулировании в Российской Федерации», а также принятие Федерального закона «О саморегулировании таможенных представителей в Российской Федерации».

Уполномоченный экономический оператор

Таможенным кодексом Таможенного союза определены основы института уполномоченного экономического оператора, основная идея которого – возможность использования добросовестными компаниями специальными упрощениями, которые позволяют существенно сократить время прохождения таможенных формальностей и связанные с этим расходы (в частности, простой транспорта, услуг СВХ). Однако в отличии от аналога, существовавшего до этого в российском таможенном законодательстве, новые правила предусматривают в качестве условия получения статуса уполномоченного экономического оператора обязанность внесения обеспечения уплаты таможенных платежей в размере 1 млн. евро. Обеспечение на указанную сумму точно должны будут вносить торговые компании, которые по-прежнему могут применять специальные упрощения. Однако сумма обеспечения может быть снижена для производителей и экспортеров товаров до 150 тыс. евро при соблюдении им условий, определенных в Решении Комиссии Таможенного союза от 9 декабря 2011 г. № 872. Если для экспортеров данное Решение предусматривает четкие количественные критерии, соблюдение которых понятно как может быть подтверждено, то в отношении производителей один из критериев вызывает вопросы: какими документами нужно подтвердить, что «юридическое лицо осуществляет деятельность по производству товаров в соответствии с законодательством государства – члена Таможенного союза»? Устав? Договоры с покупателями? Статистическая и налоговая отчетность? Сертификаты или декларации соответствия, сертификаты качества? Что имели в виду авторы приведенной выше формулировки, пока не очень понятно.

Очевидно одно, что установление такого существенного финансового обременения должно быть компенсировано дополнительными соразмерными упрощениями. Такая попытка была предпринята при подготовке Федерального закона. Если раньше из места прибытия товаров на таможенную территорию они должны были быть доставлены сначала в место нахождения внутреннего таможенного органа и только затем на склад лица, которое было допущено к использованию специальных упрощенных процедур, то теперь можно доставить товары сразу на склад УЭО.

Исключение составляют доставки автомобильным транспортом с применением Карнетов TIR, поскольку Таможенная конвенция о международной перевозке грузов с применением книжек МДП (Женева, 1975), предусматривает завершение процедуры МДП в месте нахождения таможенного органа. При этом если УЭО - торговая организация должна разместить транспортные средства или контейнеры, на которых наложены таможенные пломбы или печати, с товарами в месте, в отношении которого должны быть соблюдены требования к обустройству мест временного хранения, представить в течение суток документы, подтверждающие прибытие товаров, и будет ожидать процедуры завершения таможенного транзита в пределах 3-х суток, то для УЭО, осуществляющего производственную деятельность, предусмотрена возможность завершения таможенного транзита без участия таможенного органа, включая снятие таможенных пломб, разгрузку товаров и распоряжение ими (товары считаются выпущенными таможенным органом до подачи таможенной декларации). А в совокупности с правилами уплаты ввозных таможенных пошлин и налогов, применяемых при выпуске товаров до подачи таможенной декларации, это дает возможность получения беспроцентной отсрочки по уплате таких платежей на срок от 10 до 40 дней. Кроме того, ФТС теперь не вправе устанавливать требования к системе учета ввозимых товаров: УЭО может вести учет в соответствии с обычными требованиями бухгалтерского и налогового учета. Такие преимущества действительно могли бы перевесить дополнительные расходы компаний на предоставление обеспечения на 150 тыс. или 1 млн. евро.

Однако в последний момент ФТС включило в Федеральный закон норму о том, что «выпуск до подачи таможенной декларации товаров, декларантом которых выступает уполномоченный экономический оператор, допускается при условии, что сумма подлежащих уплате ввозных таможенных пошлин, налогов не превышает сумму обеспечения уплаты таможенных пошлин, налогов, предоставленного уполномоченным экономическим оператором в соответствии со статьей 39 Таможенного кодекса Таможенного союза». В результате в силу применяемой таможенными органами процедуры контроля за достаточностью обеспечения УЭО все равно придется в отношении каждой товарной партии обращаться в таможню для проставления соответствующих отметок и представлять не минимальный набор документов и сведений, предусмотренный статьей 197 ТК ТС, а все сведения, которые необходимы для расчета суммы таможенных платежей, подлежащих уплате в отношении данной партии товаров, а это практически равносильно стандартной процедуре декларирования. Соответственно, если ФТС не установит для УЭО специальные необременительные правила контроля за достаточностью обеспечения, бочка меда будет существенно подпорчена дегтем.

Для УЭО также, как и для таможенных представителей, является актуальной проблема исключения из реестра. И это не только совершение двух и более административных правонарушений, совокупная сумма штрафов по которым превысила 500 тыс. рублей, но и в случае расторжения соглашения, заключенного между УЭО и таможней в целях определения порядка их взаимодействия при применении специальных упрощений. Изначально разработчиками законопроекта предполагалось, что указанное соглашение должно иметь технический характер инструкции действий работников УЭО и сотрудников таможенных органов, и поэтому ее нарушение не могло являться основанием для лишения компании статуса УЭО, если оно не влекло за собой привлечение компании к административной ответственности. Однако расторжение соглашения, в качестве основания для отзыва свидетельства УЭО, опять же было включено ФТС в Федеральный закон накануне его принятия. Теперь не нужно доказывать наличие состава административного правонарушения в действиях УЭО и соблюдать процедуру производства расследования и рассмотрения дела. Достаточно расторгнуть соглашение. В какой спешке это было сделано видно из того, что данное основание забыли продублировать в перечне оснований для приостановления действия свидетельства. При этом в Федеральном законе не указаны случаи, когда указанное соглашение может быть расторгнуто. В результате ФТС получило право определить такие случаи на подзаконном уровне, чем и не преминула воспользоваться. Они приведены в типовой форме соглашения, утвержденного приказом ФТС от 20.09.2011 № 1914, который прошел государственную регистрацию в Минюсте России. Перечень из 6 оснований, мягко говоря, впечатляет своей субъективностью. Получается, что в случае возбуждения в отношении УЭО административного дела по статье 16.2 КоАП России действие свидетельства может быть только приостановлено, а за отсутствие таблички «Зона таможенного контроля» или за нарушение режима этой зоны – у него запросто отнимут свидетельство. Что тут говорить: коррупционерам есть, где развернуться и «доить» эти добросовестные компании!

Таможенные платежи

В части установления правил уплаты таможенных платежей вызывает много вопросов отказ от содержавшихся в российском таможенном кодексе норм о неначислении пени в случаях нахождения товаров на складе временного хранения, а также в случае корректировки таможенной стоимости после выпуска товаров под обеспечение уплаты таможенных платежей, которые могут быть дополнительно начислены. В этом плане положение плательщиков ухудшилось. При этом данный подход не сбалансирован уплатой процентов в случае, если по результатам дополнительной проверки таможенным органом будет принята первоначально заявленная таможенная стоимость, поскольку даже с учетом изменений в правилах начисления процентов на возвращаемую сумму излишне взысканных таможенных пошлин и налогов они начисляются со дня, следующего за днем взыскания, по день фактического возврата.

Не улучшилась ситуация с обращением взыскания на суммы авансовых платежей или неиспользованного денежного залога, которое может осуществляться таможенными органами без направления требования об уплате таможенных платежей и без принятия решения о бесспорном взыскании. В этом случае таможенный орган обязан только проинформировать плательщика в течение одного дня после взыскания сумм таможенных платежей. Таким образом, плательщик узнает, что суммы денежных средств с него списаны, но уже пост-фактум.

Процедуры переработки

В отличие от таможенной процедуры переработки на таможенной территории (ТК ТС, ст.248, п.2, абзац второй) правила применения процедуры переработки вне таможенной территории прямо не предусматривают, что в случае ремонта неисправных частей, узлов или агрегатов, входивших в состав ранее ввезенных товаров, замена продуктов переработки эквивалентными иностранными товарами должна осуществляться без учета состояния исправности и (или) изношенности последних. В результате на практике таможенные органы рассматривают возможность «замены неисправного товара аналогичным товаром» (ч.2 ст. 261 Закона о таможенном регулировании), как замену на товар, который не только имеет такие же технические характеристики, что и заменяемый товар, но также имел аналогичные неисправности и был отремонтирован (восстановлен). Более того, некоторые таможенные органы доходят до полного абсурда, считая, что буквальное прочтение приведенной выше формулировки части 2 статьи 261 Закона о таможенном регулировании означает, что товар, которым может быть заменен неисправный товар, также должен быть неисправным.
Таким образом, таможенные органы не только не разрешают осуществлять замену неисправных частей новыми запасными частями, но и делают такую замену в целом практически невозможной, поскольку доказать аналогичность неисправностей, которые имели место в отремонтированной запчасти, представляет собой технически трудную (зачастую это возможно только путем заранее проведенной экспертизы) и экономически необоснованную задачу. В результате на практике данная норма не работает.

В соответствии со статьей 259 ТК ТС «с разрешения таможенного органа допускается замена продуктов переработки иностранными товарами, которые по своим описанию, качеству и техническим характеристикам совпадают с продуктами переработки, в случае, если операциями по переработке является ремонт, а также при перемещении товаров трубопроводным транспортом». Из приведенной нормы видно, что таможенным законодательством Таможенного союза не установлено ограничение ее применения только случаями гарантийного (безвозмездного) ремонта и, соответственно, допускается возможность такой замены и в случае постгарантийного (возмездного) ремонта. При этом ТК ТС не предусматривает возможность установления правил / особенностей применения указанной нормы законодательством государства-члена Таможенного союза.
Однако согласно части 2 статьи 261 Закона о таможенном регулировании возможность замены продуктов переработки иностранными товарами ограничена только случаями «безвозмездного (гарантийного) ремонта», что противоречит приведенным выше положениям ТК ТС.

Пунктом 2 статьи 259 ТК ТС предусмотрена возможность так называемой опережающей поставки, т.е. ввоза запасных частей до вывоза за пределы таможенной территории Таможенного союза неисправных частей, порядок применения которой должен быть определен законодательством государства-члена Таможенного союза. Однако статья 261 Закона о таможенном регулировании не определяет такой порядок и не наделяет какой-либо государственный орган полномочиями по его определению. На практике в отсутствии такого порядка опережающая поставка не работает.

Переработка для внутреннего потребления

В 2011 г. наконец-то появилась юридическая возможность применять процедуру переработки товаров для внутреннего потребления. С 20 августа 2011 года вступило в силу постановление  Правительства РФ № 565 от 12.07.2011 «Об утверждении перечня товаров, в отношении которых допускается переработка для внутреннего потребления». Появление перечня товаров позволит в полной мере заработать правилам применения переработки для внутреннего потребления, установленным в Таможенном кодексе РФ еще с 2004 года. Введение правил позволит стимулировать импортозамещение, путем создания производств продукции на территории России.
Основным условием применения данной таможенной процедуры является превышение суммы таможенных пошлин, подлежащих уплате за ввозимые сырье/компоненты, над суммой таможенных пошлин, уплачиваемых за продукты переработки. Данное условие стопроцентно соблюдается, когда в отношении продукции установлена нулевая ставка пошлины.

Какие же плюсы предусматривает таможенная процедура переработки для внутреннего потребления?

Во-первых, в отношении сырья / компонентов не подлежат уплате ввозные таможенные пошлины, а во-вторых, при завершении переработки для внутреннего потребления таможенные пошлины уплачиваются по ставкам, установленным в отношении к произведенной продукции.

Соответственно, если в отношении продукции установлена нулевая ставка, то импортер вообще не платит таможенную пошлину: ни в отношении ввезенных компонентов / сырья, ни в отношении продукции.

Однако экономический эффект применения этой прогрессивной таможенной процедуры существенно снижается за счет НДС, который требуется уплатить в отношении ввозимого сырья / компонентов, помещаемых под процедуру. В силу положений пункта 2 статьи 171 Налогового кодекса РФ этот НДС нельзя будет вычесть. Соответственно, ввозной НДС будет представлять собой дополнительный расход для импортера. Таким образом, правила уплаты НДС теперь будут препятствовать применению не только таможенной процедуры переработки на таможенной территории (проблема применения нулевой ставки в отношении вывозимой продукции в рамках схемы купли-продажи), но и таможенной процедуры переработки для внутреннего потребления. Для исправления этой ситуации необходимо внести изменения в Налоговый кодекс РФ, дополнив пункт 2 статьи 171 указанием на таможенную процедуру переработки для внутреннего потребления.

2. Федеральный закон № 409-ФЗ

Федеральным законом от 06.12.2011 № 409-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации», в частности, внесены изменения в Закон РФ «О таможенном тарифе», из которого исключены все нормы, касающиеся вопросов определения таможенной стоимости товаров (теперь эти вопросы регулируются исключительно Соглашением от 25.01.2008 «Об определении таможенной стоимости товаров, перемещаемых через таможенную границу Таможенного союза»), а также в Кодекс РФ об административных правонарушениях (далее – КоАП России), в том числе изложена в новой редакции глава 16 КоАП России, устанавливающая административную ответственность за нарушения таможенных правил. Как следует из Пояснительной записки к законопроекту, размещенной на сайте Государственной Думы, изначально предполагалось, что этот закон будет иметь технический характер – приведение ряда законов в соответствие с терминологией законодательства Таможенного союза. Поэтому на стадии подготовки этому закону было уделено мало общественного внимания. В рассматриваемой нами части Федеральный закон вступил в силу 7 декабря 2011 года (то есть через день после подписания) - со дня его размещения на «Официальном интернет-портале правовой информации» www.pravo.gov.ru, что с недавнего времени является официальным опубликованием. Соответственно, бизнес-сообществу не предоставили вообще времени для того, чтобы хотя бы проанализировать внесенные изменения.

В качестве наиболее значимых изменений, которые увеличивают риски участников внешнеэкономической деятельности, мы считаем необходимым отметить следующие.

Срок давности

Увеличен срок давности привлечения к административной ответственности за нарушение таможенного законодательства Таможенного союза и законодательства Российской Федерации о таможенном деле с одного года со дня совершения административного правонарушения до двух лет. После неоднократных заявлений руководителей страны о том, чтобы государственные контролирующие органы прекратили «кашмарить» бизнес, не очень понятно, чем мотивировано такое увеличение.

Федеральным законом прямо не урегулирован вопрос, распространяется ли действие данной нормы на правонарушения, совершенные до 7 декабря 2011 года. По нашему мнению, в силу части 2 статьи 1.7 КоАП России она может быть применена только к административным делам о нарушении таможенных правил, совершенным после 7 декабря 2011 года. Однако, исходя из разъяснений ФТС о применении 3-летнего срока проведения таможенного контроля после выпуска товаров, можно ожидать, что ФТС может распространить действие изменений и на нарушения, совершенные до указанной даты.

Несоблюдение установленных запретов и ограничений.

Административная ответственность за предоставление недействительных документов, если такие документы могли послужить основанием для несоблюдения установленных таможенным законодательством Таможенного союза и законодательством Российской Федерации о таможенном деле запретов и ограничений также установлена частью 3 статьи 16.2 КоАП России, однако отличие заключается в том, на каком этапе таможенного оформления были представлены недействительные документы: если на этапе таможенного декларирования - часть 3 статьи 16.2 КоАП России; при убытии с таможенной территории Таможенного союза либо при прибытии на эту территорию - часть 4 статьи 16.1 КоАП России.

По статье 16.3 КоАП России ответственность наступит, когда нарушены запреты и ограничения в связи с тем, что документы, подтверждающие соблюдение запретов и (или) ограничений на ввоз товаров на территорию Таможенного союза или в Российскую Федерацию или вывоз с этих территорий не предоставлены. Например, в ходе осуществления таможенного контроля после выпуска товаров будет установлено, что на товары, в отношении которых установлены ограничения, при таможенном декларировании не были представлены разрешительные документы (лицензии, сертификаты, зарегистрированные нотификации и т.д.).

Недостоверное декларирование

Больше всего вопросов вызывают правки, внесенные в часть 2 статьи 16.2 КоАП России, устанавливающей ответственность за недостоверное декларирование. Прежняя редакция предусматривала ответственность за заявление недостоверных сведений о товарах, влияющих на сумму таможенных пошлин и налогов. В соответствии с подпунктом 5 пункта 2 статьи 181 ТК ТС к таким сведениям относились наименование, описание, классификационный код по единой Товарной номенклатуре внешнеэкономической деятельности Таможенного союза, страна происхождения и таможенная стоимость. Большинство экспертов опасается, что прямое перечисление указанных выше сведений в новой редакции статьи направлено на то, чтобы изменить сложившуюся судебную практику по вопросу заявления при декларировании товаров недостоверных сведений об их классификационном коде по ТН ВЭД ТС при заявлении достоверного и полного описания товаров. Однако с нашей точки зрения, наибольшая угроза заключается в том, что согласно новой редакции ответственность наступает также за недостоверное заявление «и других сведений», влияющие на уплату таможенных пошлин, налогов. К таким сведениям могут относиться, в частности, ставки таможенных пошлин, налогов и таможенных сборов, льготы по уплате таможенных платежей, включая тарифные преференции, курс валют, применяемый при исчислении сумм таможенных платежей. Соответственно, если ранее за недостоверное заявление указанных сведений (в том числе по ошибке) административная ответственность не наступала, то теперь ничего этому не мешает.

Мы также прогнозируем увеличение административных дел по фактам заявления недостоверных сведений о таможенной стоимости товаров. При этом связано это с тем, что такие дела будут возбуждаться таможенными органами не только в связи с невключением в структуру таможенной стоимости обязательных расходов, но и в связи с несогласием таможни с заявленным методом определения таможенной стоимости. На наш взгляд, такая проблема для декларантов, а также таможенных представителей обусловлена положениями статьи 68 ТК ТС о корректировке таможенной стоимости товаров, согласно которой под «недостоверными сведениями о таможенной стоимости товаров» понимается, в том числе, неправильный выбор метода определения таможенной стоимости товаров и (или) определена таможенная стоимость товаров. Таким образом, если ранее несогласие таможенного органа с выбранным методом в большинстве случаев не являлось основанием для вывода о недостоверности сведений о таможенной стоимости, в настоящее время неправильно, по мнению таможни, выбранный метод определения  таможенной стоимости – повод для возбуждения дела об административном правонарушении.

Кроме того, в новой редакции части 2 статьи 16.2 КоАП России предусматривается наличие совершения правонарушения, если таможенные платежи еще не уплачивались, но недостоверно заявленные сведения при декларировании товаров могли послужить основанием для освобождения от уплаты таможенных пошлин, налогов или для занижения их размера. Указанная редакция применима к административным делам, возбужденным по таким фактам, выявленным до выпуска товаров, по которым ранее существовала судебная практика не в пользу таможенных органов. Например, когда при таможенном декларировании товаров таможенным органом были выявлены недостоверные сведения, влияющих на сумму подлежащих уплате таможенных платежей, и недостающие таможенные платежи доплачены декларантом до выпуска товаров.  В таких ситуациях суды исходили из того, что правонарушение образовывает оконченный состав лишь в случае наступления негативных последствий заявления субъектами правонарушения недостоверных сведений о декларируемых товарах в виде причинения реального ущерба бюджету в связи с неуплатой таможенных пошлин и налогов. Однако поскольку доплата таможенных платежей произведена до фактического выпуска товаров, состав правонарушения отсутствовал. Теперь, видимо, ФТС России устранила основания для отмены судами постановлений таможенных органов по делам об административных правонарушениях, и мы не исключаем того, что судебная практика по таким делам может измениться.

Вместе с тем, мы полагаем, что в действиях декларанта либо таможенного представителя отсутствует состав правонарушения, предусмотренного частью 2 статьи 16.2 КоАП России, если компания самостоятельно выявила заявление недостоверных сведений, повлиявших на сумму таможенных платежей, обратилась в таможенный орган с мотивированным письменным обращением по внесению изменений в таможенную декларацию и доплатила таможенные платежи до выпуска товаров, что свидетельствует о принятии мер по соблюдению таможенного законодательства. Правомерность данного вывода подтверждается судебной практикой. Однако представляется более правильным, чтобы данный подход нашел отражение в законодательстве. Киотская конвенция, к которой Россия присоединилась год назад, а также статья VIII ГАТТ требуют, чтобы в законодательстве предусматривалось освобождение от ответственности либо адекватные и справедливые санкции за нарушения, которые совершаются вследствие ошибок. В российском административном кодексе нижний предел санкции в случае пересортицы вследствие ошибки иностранного поставщика составляет 100% стоимости товаров! В связи с этим предлагается установить, что ответственность не наступает в случае, если до выявления таможенным органом недостоверности сведений, заявленных в таможенной декларации, декларант заявил о выявленных им самим расхождениях, в том числе после выпуска товаров.

Непредставление документов

Изложенная в новой редакции часть 3 статьи 16.12 КоАП России в отличие от предыдущей предусматривает возможность привлечения лица к административной ответственности за не предоставление таможенному органу не только документов, подтверждающих заявленные в таможенной декларации сведения, а любых документов,  запрашиваемых таможенными органами в ходе проведения таможенного контроля, например, договора аренды, бухгалтерских документов и т.д. Таким образом, законодатель исключил из диспозиции указанные ограничения, в связи с чем  расширил ответственность лиц. Кроме того, увеличился размер административного штрафа: на должностных лиц – от десяти тысяч до двадцати тысяч рублей (ранее – от двух тысяч до пяти тысяч рублей); на юридических лиц – от ста тысяч до трехсот тысяч рублей (ранее – от пятидесяти тысяч до ста тысяч рублей).

Несоблюдение условий применения таможенных процедур

Внесены изменения в часть 2 статьи 16.19 КоАП России «Несоблюдение таможенной процедуры». В действующей ранее редакции указанной нормы ответственность наступала не только за пользование или распоряжение товарами в нарушение таможенного режима, под который они были помещены, без получения разрешения таможенного органа, но и при отсутствии письменного уведомления, которое согласно пункту 4 статьи 219 ТК России декларант обязан был направить таможенному органу в случае отчуждения товаров, помещенных под таможенный режим таможенного склада, третьему лицу и, соответственно, передачи такому лицу прав и обязанностей применения данного таможенного режима.

Согласно действующему таможенному законодательству обязанность письменно уведомить таможенный орган возникает у декларанта только в отношении товаров, помещенных под таможенную процедуру временного ввоза, в случае если их передача третьему лицу не требует получения разрешения таможенного органа и если их стоимость превышает 500 000 рублей. В таких случаях права и обязанности по соблюдению таможенной процедуры временного ввоза не передаются другому лицу, и импортер остается ответственным за соблюдение требований таможенной процедуры.

В этой связи согласно новой редакции части 2 статьи 16.19 КоАП России ответственность лиц за неуведомление таможенного органа исключена. Лицо может быть привлечено к административной ответственности только за пользование или распоряжение товарами в нарушение таможенной процедуры, под которую они помещены, без разрешения таможенного органа, если получение такого разрешения обязательно.

Также внесены существенные изменения в размеры санкции, предусмотренной частью 3 статьи 16.19 КоАП России. Указанная норма предусматривает ответственность за незавершение в установленные сроки таможенной процедуры, в отношении которой установлено требование о ее завершении. В предыдущей редакции рассматриваемого состава правонарушения ответственность в отношении юридических лиц устанавливалась в размере от 50% до 200% стоимости товара, явившегося предметом административного правонарушения, что, по мнению многих экспертов, являлось чрезмерным наказанием за данное нарушение с учетом его общественной опасности. Теперь штраф может быть наложен в размере от 100 тысяч до 300 тысяч рублей.

Изменения, внесенные в части 2 и 3 статьи 16.19 КоАП России, дают возможность компаниям, в отношении которых возбуждены соответствующие дела об административной  ответственности, избежать такой ответственности или существенно снизить размер административного штрафа.  Для этого при наличии не вступившего в законную силу и не исполненного постановления по указанному составу, компания может обратиться в вышестоящий таможенный орган либо в арбитражный суд с соответствующим заявлением (жалобой).

Также следует отметить изменения в общие положения КоАП России, которые дополнены статьей 4.8, предусматривающей исчисление сроков, соответствующих аналогичным положениям гражданского и арбитражного процессуального законодательства. В частности, это теперь позволит при исчислении 10-дневного срока на обжалование постановлений по административным делам не учитывать выходные и праздничные дни.

3. Внесение изменений в УК – отмена товарной контрабанды

Федеральный закон от 07.12.2011 № 420-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации» принят по инициативе Президента РФ (им был внесен соответствующий законопроект). Федеральный закон размещен 8 декабря 2011 года на «Официальном интернет-портале правовой информации» www.pravo.gov.ru, что означает его официальное опубликование, и с этого дня вступил в силу.
Признание статьи 188 УК РФ утратившей силу обусловлено тем обстоятельством, что контрабанда не запрещенных к обороту товаров (товарная контрабанда), по мнению законодателя, совершается в целях уклонения от уплаты таможенных платежей и полностью охватывается составом статьи 194 УК РФ, предусматривающей уголовную ответственность за уклонение от уплаты таможенных платежей, взимаемых с организации или физического лица. Однако на практике в силу того, что часть 1 статьи 188 УК РФ предусматривала менее серьезные требования, позволяющие квалифицировать деяние как преступление (стоимость товаров превышает 1,5 млн. рублей), по сравнению со ст. 194 УК РФ (сумма недоимки по таможенным пошлинам и налогам превышала 3 млн. рублей), правоохранительные органы применяли часть 1 ст. 188 вместо ст. 194 УК РФ. В результате, как указано в Пояснительной записке к законопроекту, анализ практики применения части первой статьи 188 Уголовного кодекса Российской Федерации позволяет говорить о коррупциогенности этой нормы, когда зачастую она использовалась при недобросовестной конкурентной борьбе, рейдерстве, рэкете.

Важно отметить, что в соответствии со ст. 10 УК РФ уголовный закон, устраняющий преступность деяния, смягчающий наказание или иным образом улучшающий положение лица, совершившего преступление, имеет обратную силу, то есть распространяется на лиц, совершивших соответствующие деяния до вступления такого закона в силу.

В этой связи заметим, что действующая редакция статьи 194 УК РФ предусматривает наказание за совершение преступлений небольшой (до двух лет  лишения свободы с альтернативным наказанием в виде штрафа) или средней тяжести, при наличии квалифицирующих признаков группой лиц про предварительному сговору или в особо крупном размере (до пяти лет лишения свободы с альтернативным наказанием в виде штрафа), в то время как статьей 188 УК РФ была определена «тяжесть» товарной контрабанды от преступления средней тяжести (до пяти лет лишения свободы с альтернативным наказанием в виде штрафа) до особо тяжкого, если она была совершена организованной группой (до двенадцати лет лишения свободы без каких-либо альтернативных наказаний).

Само понятие контрабанда не исключается полностью из УК РФ и сохраняется в отношении товаров, которые ограничены либо запрещены к свободному обороту на территории Российской Федерации. Так, введены новая  статья 226.1 УК РФ, предусматривающая контрабанду сильнодействующих, ядовитых, отравляющих, взрывчатых, радиоактивных веществ и иных вооружений, а также ст. 229.1 УК РФ, предусматривающая контрабанду наркотических средств, психотропных веществ и инструментов, используемых для их изготовления. По сути, данные статьи выделены законодателем из части 2 ст. 188 УК, ранее предусматривающей ответственность за эти деяния. Законодатель больше не считает эти преступления экономическими, перенеся положения об ответственности за такие деяния из главы 22 «Преступления в сфере экономической деятельности» в главы 24 «Преступления против общественной безопасности» и 25 «Преступления против здоровья населения и общественной безопасности» УК РФ.

Статья 194 УК РФ «Уклонение от уплаты таможенных платежей» дополнена третьей и четвертой частями, которые содержат дополнительные квалифицирующие признаки преступления: совершение преступления должностным лицом с использованием своего служебного положения; с применением насилия к лицу, осуществляющему таможенный или пограничный контроль; совершенные организованной группой.

Изменено примечание к ст. 194 УК РФ, в соответствии с которым необходимые для квалификации по данной статье минимальные неуплаченные суммы таможенных платежей снижены и проведено разделение между физическими и юридическими лицами.

Под крупным размером для физических лиц будет пониматься сумма неуплаченных таможенных платежей в размере, превышающем 1 млн. руб., а для организаций – 2 млн. руб. (в действующей редакции для всех – 3 млн. руб.); под особо крупном размером – сумма неуплаченных таможенных платежей, взимаемых с физического лица, в размере, превышающем 3 млн. руб., с организации – 10 млн. руб. (в действующей редакции для всех – 36 млн. руб.).

Возврат к списку

Отправить статью

Для получения доступа к Обзорам судебной практики по налоговым спорам необходимо оформить подписку.

Год

30000 рублей + НДС

Подписаться
Я уже подписчик

Необходимо авторизоваться чтобы получить доступ

Авторизоваться

По вопросам подписки обращайтесь, пожалуйста, к Маргарите Завязочниковой
E-mail: m.zavyazochnikova@pgplaw.ru
Nел. +7 (495) 767 00 07

29.11.2021
Антимонопольный клуб провел хакатон по комплаенсу
25.11.2021
Константин Шарловский принял участие в круглом столе Ассоциации Российских Фарма...
17.11.2021
Наталья Присекина назначена руководителем МКАС при ТПП РФ во Владивостоке
18.10.2021
Конституционный Суд РФ принял жалобу, подготовленную специалистами «Пепеляев Гру...
01.10.2021
Константин Шарловский принял участие в Партнеринге «Лекарства России – к междисц...
17.09.2021
Юристы «Пепеляев Групп» успешно защитили интересы пациентки в суде по делу, связ...
26.08.2021
Александр Кузнецов – автор монографии «Реорганизация хозяйственных обществ: граж...
19.08.2021
«Пепеляев Групп» усиливает судебную практику в сфере корпоративных споров

Вход | Регистрация

E-mail

Click here to subscribe our English newsletters