Закрыть
Поиск по сайту
Закрыть

«Мы предложили провести конкурс законопроектов о необоснованной налоговой выгоде»

15.02.2011
13 мин.
на чтение

Налоговые юристы в других странах получают более весомые гонорары, чем остальные. Все потому, что налоговая специализация – самая сложная и предполагает наличие знаний во многих смежных отраслях. О том, как же обстоит дело с налоговыми юристами в России и что нужно для организации успешного юридического бизнеса, рассказал Taxpravo.Ru Сергей Пепеляев, управляющий партнер «Пепеляев Групп» // Фаина Филина, специально для Taxpravo.Ru

Суды четко нацелены на применение прецедента, однако такой институт относительно нов для нашей системы права. Как вы считаете, пришло ли для этого время?

Давайте разберемся, что у нас называют  прецедентом. В классическом английском понимании прецедент означает, что деловые или иные взаимоотношения не регулируются законами и нормативными актами, а суд сам формулирует норму и указывает, как поступать в тех или иных ситуациях. Такого у нас не было,  нет, и не будет.

Но еще есть такое понятие, как прецедент толкования. Как это работает? Допустим, мы видим на практике, что по всей обширной территории России принимаются разные решения по какому-то конкретному вопросу. В данной ситуации задача высших судебных органов – давать прецеденты толкования, и они у нас неплохо с этим справляются. Такой подход в России существует уже давно: принимаются обобщающие постановления Пленумов, информационные письма высших судебных органов и т. д. Не думаю, что в этом есть что-то плохое – суды выполняют свою работу и приводят практику в единообразное состояние.

Хотелось бы процитировать здесь бывшего зампредседателя ВАС РФ Олега Витальевича Бойкова, он как раз курировал налоговые споры. Когда его спросили, есть ли в России прецедент, он ответил, что прецедента нет, но зато у нас есть уважение к высоким судебным инстанциям. Так бы и я выразил свое отношение к данному вопросу.

Есть, конечно, и свои нюансы. Когда суд дает толкование какой-то нормы, он формирует отношение к ней контролирующих органов. Задача заключается в том, чтобы установить четкие правила такого применения.

Возьмем, например, следующую ситуацию. Налогоплательщики на основе каких-то писем, разъяснений Минфина РФ поступали единообразно. Вдруг ВАС РФ рассматривает внезапно возникшее «нестандартное» дело и принимает отличное от распространенной практики решение. Тут же ФНС России дает разъяснение нижестоящим налоговым органам, и ревизоры начинают буквально поголовно проверять правильность применения налогоплательщиками данной нормы и делать повальные доначисления. Раньше и налоговики считали позицию правильной, но вдруг резко прозрели.

Могут ли подобные подходы применяться массово для пересчета уже имеющихся налоговых обязательств? Или они могут распространяться только на будущее? Эти вопросы сейчас активно обсуждаются в профессиональном сообществе. Подходы к их решению, в целом, понятны: здесь должна действовать конституционная норма о недопущении обратной силы положений (в том числе толкований), ухудшающих положение налогоплательщика.

ВАС РФ в последнее время идет по пути выделения специализированных судов (патентный суд, суд по интеллектуальным правам). Каково Ваше отношение к созданию специализированного налогового суда в России? Возможно ли это?

Начнем с того, есть ли предмет для специализированных налоговых судов? – Безусловно, есть. Налоговые отношения весьма специфичны и массовы. Во многих странах юристы, практикующие в сфере налогового законодательства, имеют более высокие гонорары, чем все остальные. Ведь им надо разбираться во многих отраслях права – регулирующих трудовые, гражданско-правовые отношения, но и знать основы экономики и бух учета. Налоги – очень трудная специализация. Таково же мое мнение и о налоговых судьях. Меня всегда тревожит, когда из налоговых составов арбитров переводят в какие-то другие.

То есть, на Ваш взгляд, необходимо создать специализированный налоговый суд?

Специализация судей – магистральный путь. Однако, по моему мнению, это может быть достигнуто в нынешних условиях не только путем выделения специализированных судов, но и в рамках арбитражных судов. Только вот вопрос о надзоре требует дополнительной проработки.

Надзор не разберется с решениями, принятыми профильными судьями?

Выделены специализированные  налоговые составы. Но ведь ряд дел доходит до надзора, а там эти дела рассматривают судьи широкой специализации.  Хотя дело докладывают специалисты в соответствующей отрасли, но налицо непоследовательность в проведении  линии на специализацию. Вопрос можно разрешить, конечно, изменив законодательствоНапример, сформировать специальные составы Президиума ВАС РФ. Один из заместителей председателя ВАС РФ, например, может руководить работой по налоговому направлению и председательствовать в заседаниях отраслевого президиума, другой – специализироваться на патентных делах. И так далее.

В целом от выделения профильных судов хуже не будет, но можно обойтись и без таких реформ.

По Вашим оценкам, как меняется количество налоговых дел год от года и с чем это связано?

Статистика показывает, что в 2009–2010 гг. количество налоговых споров снижалось. Но при этом нельзя ставить знак равенства между сокращением числа налоговых дел и снижением напряжения в этой сфере. Во многом причины такого явления чисто технические – например, уменьшилось число налоговых деклараций по НДС с 12 в год до 4 квартальных, а ведь очень много дел было связано именно с возмещением НДС.

Как складывалась практика в судах раньше? Если налоговая инспекция отказала 12 раз в возмещении НДС, то предприятие должно было подать 12 исковых заявлений. А когда мы подавали ходатайство об объединении дел в одно, ни один судья не шел на это – ведь им нужна статистика: если какой-то судья загружен аж 12 делами, то вряд ли ему руководство добавит еще работы. А дела то, по сути, одинаковые.

А сейчас судьям стало легче в условиях снижения количества дел?

Количество дел, безусловно, сократилось, но суммы-то те же. Так что, повторюсь, снижение количества налоговых дел не свидетельствует о снижении важности налогового участка в общей работе судов.

На мой взгляд, вопрос снижения нагрузки на суды должен лежать в плоскости нормативов. В московском суде, например, по загрузке налогового состава цифры доходили до 1000 и более дел на одного судью в год. Понятно, что это не позволяет тщательно рассматривать дела. Я знаю, что среди судей есть много энтузиастов, они берут работу домой на выходные, но это неправильно.

В отношении налоговых дел нужно устанавливать специальные нормативы, отводить больше времени на дело. Если по-другому распределить рабочее время налоговых судей, вряд ли в налоговом направлении для них не будет работы.

Пленуму по необоснованной выгоде уже 4 года. Как Вы оцениваете его «работу»?

Постановление Пленума № 53 сыграло в свое время важную роль. В 2006 г. возникла ситуация нервозности, которая сложилась и в связи с делом ЮКОСа, и с чрезвычайным распространением концепции недобросовестного налогоплательщика, в том числе с неадекватными подходами в оценке налогоплательщиков. Тогда возник вопрос: как все это направить в цивилизованное русло? Администрация Президента РФ объявила конкурс на право подготовки законопроекта по данному направлению. Выбрали одну немецкую юридическую фирму. Неплохую. Впрочем, ее сейчас нет. Помнится, все тогда шутили, что выбрали фирму-«однодневку» (смеется). Однако до сих пор нет и закона, как Вы знаете.

А вот что получилось, так это Постановление Пленума ВАС № 53. Многие критикуют документ за то, что в нем есть нормы, которые отсутствуют в законе. Верно. Но в 2006 г. это был спасительный выход из еще более глубокого кризиса законности. На мой взгляд,  правильным решением в целом было бы накопить судебную практику, а потом уже подумать о законопроекте.

Между прочим, меня и Вадима Зарипова, руководителя аналитической службы нашей компании, привлекали к подготовке Постановления № 53 в качестве экспертов. Изучив передовую практику европейских судов, мы подготовили и представили в ВАС РФ свой проект, многое из него было затем взято за основу. Но одну идею – на наш взгляд, очень важную – не приняли.

Мы предлагали четко разграничить две ситуации. Первая – это злоупотребление налоговым правом, когда предприниматель желает достичь хозяйственной цели, но выбирает для этого негодные средства: вывод средств в офшоры, различные схемы уклонения от налогов.

Подчеркиваю: есть хозяйственная цель, есть – предпринимательская деятельность.

Другая ситуация – когда нет цели и хозяйственной деятельности, но зато налицо мошенничество с целью завладеть бюджетными средствами. Взять тот же вопрос возмещения НДС из бюджета. Нет операций, нет экспорта – есть только бумажки, рисующие хозяйственные операции. В таких случаях должны быть другие подходы и регулирование.

Практики на уровне ВАС РФ сформировалось достаточно. Как Вы думаете, можно ли ждать каких-то подвижек в этом направлении? Может быть, законопроект все-таки появится?

В мае 2009 г. президент России Дмитрий Медведев прямо сказал в своем бюджетном послании, что уже достаточно регулировать вопросы борьбы со схемами одними только судебными разъяснениями, пора разработать законопроект. К сожалению, там не было обозначено никаких сроков. Потому прошло уже почти два года, а реального развития в этом направлении нет.

Но ведь необходимость назрела, Вы не считаете?

Да, Постановление № 53 все-таки рассматривалось как временная мера. А поскольку ситуация требует развития, мы предложили ТПП РФ организовать в 2011 г. всероссийский конкурс законопроектов. Письмо от Экспертного совета при ТПП РФ по совершенствованию налогового законодательства направлено в адрес заместителя министра финансов Сергея Шаталова, надеемся на его одобрение и поддержку. Смысл инициативы – в том, чтобы предложить неравнодушным специалистам подготовить свой авторский законопроект, с тем чтобы осенью 2011 г. провести публичную защиту лучших работ перед авторитетным жюри и всем профессиональным сообществом, а итоговые рекомендации направить в государственные органы. Наша задача – сдвинуть дело с мертвой точки и помочь подготовить закон, который учитывал бы реалии, судебную практику, защищал бы интересы и государства, и бизнеса. Закон, который бы ориентировал бизнес в тех границах, где можно применять налоговое планирование, и защитил от необоснованного пересмотра сделок налоговыми органами.

Вы полагаете, что без общественной поддержки власти не справятся с этой задачей?

Это – очень сложная и по большому счету наша общая задача. Не стоит думать, что отсутствие закона на руку предпринимателям: мол, нет закона – вытворяем, что хотим. Напротив, нет закона – налоговики трактуют конкретную ситуацию так, как им кажется правильным, а налогоплательщик бежит в суд и там оправдывается. Нужно предложить всем сторонам определенные правила и адекватные средства защиты своих интересов.

Отмечу также, что мы в этом плане находимся в общемировом русле кодификации судебных доктрин. Например, в США в прошлом году появился закон, поясняющий, что такое концепция деловой цели, и как эта концепция должна применяться судами. Раньше там также существовали разнообразные подходы.

Насколько известно, готовится Постановление Пленума ВАС по применению части первой НК РФ. Созрела ли необходимость такого глобального разъяснения?

ВАС претендует на то, чтобы его постановления носили прецедентный характер. В этой связи я считаю, что принимать такие документы, как постановления Пленума по насущным налоговым вопросам, следует так же, как и федеральные законы – должны быть публичные обсуждения.
Такая практика опять есть и в зарубежных странах, когда европейские суды заранее публикуют в том или ином виде «проекты» своих решений на сайте, а интересующиеся лица присылают свои мнения. У нас также проводятся обсуждения в ВАС РФ, и мне довелось участвовать в подобных мероприятиях. Они очень интересны и результативны.

Так вот, принятие постановления Пленума по первой части НК РФ повлечет самые широкие последствия. И для физических лиц, и для компаний. Ведь обязанность платить налоги всеобщая. Мы надеемся, что, как и в последние годы, ВАС РФ опубликует проект постановления на сайте, а также даст возможность направлять предложения всем заинтересованным лицам. Полезно также провести специальную научно-практическую конференцию, где специалисты имели бы возможность непосредственно донести до арбитров свои мнения. На мой взгляд, это только добавило бы престижа суду. И бизнес бы понял, что судьи действительно стремятся услышать всех.

В декабре Вы получили очередной рейтинг лидера среди юридических фирм России (от Право.Ру). В чем секрет Вашего успеха?

Вы знаете, лично для меня результаты рейтинга были сюрпризом. Мы не прилагали никаких усилий, кроме того, что подали свою бухгалтерскую отчетность. Портал Право.Ру оценивал компании не только по отчетности, но и по различной информации из открытых источников и напрямую от клиентов. Сама идея таких рейтингов очень важна и правильна не только с точки зрения частного бизнеса, но и с точки зрения цивилизованности рынка юридических услуг. Рейтинги показывают: если вы хотите получить достойную оценку, вы должны действовать по общепринятым правилам. То есть если фирма работает, что называется, «вчерную», то Вы понимаете, какая у нее будет отчетность... Никаких рейтингов такая компания получить не сможет.

Считаете ли Вы рынок юридических услуг – в частности в сфере налогообложения – зрелым?

У нас тут недавно была встреча с иностранной юридической фирмой, которая существует с 1856 г. (!) А вы спрашиваете о зрелости нашего рынка… (смеется). Понятно, что никакими темпами всего за двадцать лет существования новой экономики достичь таких же результатов нельзя.
Но все не так плохо! В том же рейтинге Право.Ру 5 из 10 лучших фирм – российские. На мой взгляд, отечественные игроки рынка ничем не хуже рафинированных лощенных западных компаний. Некоторые технические вопросы у нас поставлены даже лучше, удобнее выстроена инфраструктура.

Приведу в пример «Пепеляев Групп». У нас работает 260 человек, из них 160 – юристы, а 100 – бэк-офис. Есть, между прочим, 5 внутренних юристов, которые занимаются трудовыми вопросами, вопросами с поставщиками, арендой и т. д. Есть финансовая служба, маркетинговая служба, HR-отдел, информационно-аналитический отдел и т. д. То есть мы важное внимание уделяем именно тому, как организована работа всего бизнеса, клиентский сервис.

Как стать налоговым юристом? Это ведь нелегко – Вы же говорите, что специализация трудная.

Я горжусь теми налоговыми юристами, которые у нас работают. С некоторыми из них – ключевыми – мы уже лет 15 вместе. Когда люди столько лет в профессии, и когда в работе не только рутина, но и много возможностей для самореализации – это замечательно. Наши налоговые юристы много публикуются, участвуют в законодательной работе, ведут семинары для клиентов.
Кроме того, у нас проходит стажировку много студентов, и каждый год 5-10 лучших из них мы берем на работу. Младшие сотрудники, безусловно, сначала занимаются какими-то техническими моментами. При этом мы следим, чтобы работа не мешала самообразованию, способствуем тому, чтобы человек размышлял, анализировал. Сначала писал просто обзоры законодательства, конечно. Вслед за этим приходит написание статей и книг. В том числе и для этого в компании собрана уникальная корпоративная библиотека. У нас мощная редакционная группа, которая выпускает два журнала, один из которых – «Налоговед» – входит в перечень изданий, рецензируемых ВАК, а также научные и практические издания. Потом мы учим специалиста выступать на публике, для этого проводятся внутренние тренинги с участием партнеров компании или приглашенных «гуру».

Хотя, конечно, очень важно, насколько человек инициативен. Мы инициативу поощряем. Вот, к примеру, сейчас у нас активно работает группа по шельфовым проектам, которая возникла именно по инициативе юриста,  он же теперь эту группу и возглавляет.

Многие наши сотрудники получают ученые степени, причем без отрыва от работы. Мы считаем, что это важно и полезно как для сотрудника, так и для компании, и способствуем этому.

Сейчас очень модно слово «стартап», применимо ли оно к юридической сфере? Легко ли сейчас с нуля построить успешную юридическую фирму?

Нет, это нелегко. Ведение любого бизнеса, в том числе юридического, предполагает не только наличие специальные знаний (в нашем случае – права), но и понимание принципов ведения бизнеса. У нас же юристов в ВУЗах не учат, как вести бизнес, как вообще должен быть организован офис, как биллинговать, как строить маркетинговую политику, общение с клиентами. То есть сначала, безусловно, надо накопить какой-то опыт, чтобы не набить шишек. Тем более в посткризисный период. В кризис компании сократили расходы на сторонних консультантов на 30-40%.

А где Вы получили самый ценный свой опыт?

Я многому научился в ФБК, это крупнейшая аудиторская фирма. Я многое понял там именно с точки зрения ведения бизнеса. Также много мне дала работа в КПМГ в самом начале карьеры.

Когда Вы начали свое дело?

Нам на днях исполнилось 9 лет. Начали мы в 2002 г.

Каким составом?

Порядка 30 человек, из них 20 – юристы. В 2008 г. нас было уже около 330.

То есть вы довольно сильно «сократились» в кризис?

Нет, дело не в этом. В английскую юридическую фирму ушел Андрей Гольцблат, а с ним и часть юристов.

Вы занимаетесь не только налогами?

Мы – универсальная юридическая компания. Другое дело, что широкую известность получила именно налоговая практика. У нас сильная таможенная практика, антимонопольная практика, большой опыт в трудовых вопросах, недвижимости и строительстве, корпоративном праве, административно-правовой защите бизнеса. Иными словами, весь спектр юридических услуг, необходимых бизнесу. Разве что физическими лицами не занимаемся…

Совсем?

Не совсем. Три месяца назад мы запустили вместе с Альфа-банком проект для VIP-клиентов. Называется «Ваш личный адвокат». Работает сервис по типу «скорой помощи» в экстренных ситуациях, только по юридическим вопросам. Это может быть что угодно – ДТП случилось, на таможне возникли вопросы, арест, и т. д. Служба круглосуточная, то есть человек может позвонить даже ночью. И всегда ему будет доступен юрист, который проконсультирует его по необходимым вопросам, чтобы человек не наломал дров. В случае необходимости юрист готов и выехать на место происшествия. Услуга пользуется довольно больной популярностью. 500 клиентов уже, по нашим подсчетам.

Возврат к списку

Для получения доступа к Обзорам судебной практики по налоговым спорам необходимо оформить подписку.

Год

30000 рублей + НДС

Подписаться
Я уже подписчик

Необходимо авторизоваться чтобы получить доступ

Авторизоваться

По вопросам подписки обращайтесь, пожалуйста, к Маргарите Завязочниковой
E-mail: m.zavyazochnikova@pgplaw.ru
Nел. +7 (495) 767 00 07

18.10.2021
Конституционный Суд РФ принял жалобу, подготовленную специалистами «Пепеляев Гру...
01.10.2021
Константин Шарловский принял участие в Партнеринге «Лекарства России – к междисц...
17.09.2021
Юристы «Пепеляев Групп» успешно защитили интересы пациентки в суде по делу, связ...
26.08.2021
Александр Кузнецов – автор монографии «Реорганизация хозяйственных обществ: граж...
19.08.2021
«Пепеляев Групп» усиливает судебную практику в сфере корпоративных споров
28.07.2021
«Пепеляев Групп» усиливает свои позиции в области энергетики
28.07.2021
Рекомендации от ФПА РФ: как обезопасить себя от действий мошенников, прикрывающи...
18.06.2021
Прецедентный проект «Пепеляев Групп»: Верховный Суд впервые рассмотрел дело о во...

Вход | Регистрация

E-mail

Click here to subscribe our English newsletters