Закрыть
Поиск по сайту
Закрыть

«Семь раз отмерь…», или Стоит ли очередной раз изменять закон о банкротстве?

17.06.2015
4 мин.
на чтение
Через несколько дней закончится обсуждение очередного законопроекта, разработанного Минэкономразвития, направленного на изменение законодательства о банкротстве. Несмотря на значительный объем (более 80 листов), судя по отсутствию откликов, проект не привлек внимание специалистов в сфере банкротства. Многие из предлагаемых изменений фактически отражают ранее сформированную по ряду вопросов позицию Пленума ВАС РФ, однако ряд новаций в случае их принятия может повлечь весьма ощутимые для всех без исключения участников применяемых в банкротстве процедур последствия.

Среди значительного количества норм сразу не заметишь положения об изменении очередности погашения требований 3-ей очереди в связи с предоставлением уполномоченному органу права на приоритетное удовлетворение требований ранее остальных кредиторов. Такой вот возврат к Закону о банкротстве образца 1998 года. Очевидно, что желая пополнить бюджет, государство достаточно легко отходит от принципа равной защиты всех форм собственности. С учетом того, что практически у каждого банкрота имеется задолженность перед бюджетом, и низкого показателя удовлетворения требований кредиторов, предлагаемое нововведение существенно понизит шансы конкурсных кредиторов на удовлетворение требований.

В то же время нельзя не отметить ряд позитивных предложений Минэкономразвития, в том числе, направленных на защиту интересов должника. Это не характерно для российского законодательства о банкротстве, имеющего ярко выраженный прокредиторский характер.

К их числу относятся положения, позволяющие сразу вводить в отношении должника процедуру финансового оздоровления при наличии соответствующих оснований. Это позволит избежать ненужной в таком случае процедуры наблюдения. Однако попытка детального регулирования финоздоровления, чему посвящена большая часть законопроекта, представляется неудачной и напоминающей маловостребованную инструкцию.

Нерешенной остается главная проблема - создание юридических и экономических предпосылок для заинтересованности в применении данной процедуры. Лишенным практического смысла представляется и предложение о делении всех требований кредиторов на некие классы, отличные от предусмотренной ст. 134 Закона о банкротства очередности.

На защиту интересов должника направлено предложение о недопустимости одностороннего отказа кредитора от исполнения обязательства или изменения его условий в случае введения в отношении должника какой-либо из процедур, применяемых в банкротстве. В первую очередь, это коснется банков, традиционно включающих в кредитные договоры право требовать досрочного исполнения обязательств или увеличения процентной ставки в случае нарушения графика платежей.

Надо отметить, что в последнее время появился ряд инициатив, связанных с ограничением приоритетных прав кредитных организаций, начиная от снижения доли удовлетворяемых за счет заложенного имущества требований, и заканчивая введением дополнительных оснований недействительности сделок. Дополнительной остроты проблеме добавило предоставление банкам права инициировать возбуждение дела о банкротстве в упрощенном порядке. Применительно к залоговым кредиторам и, в частности, к банкам, представляется неэффективным регулирование, при котором большие права одного из субъектов компенсируются введением дополнительных ограничений. Тем более, что снижение преимуществ залоговых кредиторов противоречит самой сути залога как наиболее твердой формы обеспечения исполнения обязательств. Более правильным, на мой взгляд, было бы предоставление любым кредиторам, требования которых основаны на задолженности, подтвержденной документально и признаваемой должником, инициировать возбуждение дела о банкротстве без решения суда. При этом, сам по себе факт признания задолженности не должен освобождать суд о проверки обоснованности требований заявителя.

Ряд положений законопроекта направлен на сокращение общего периода рассмотрения дела о банкротстве как за счет уменьшения продолжительности отдельных процедур, так и посредством установления случаев, когда не понадобится процедура наблюдения. Например, по заявлению должника может быть сразу введено конкурсное производство, если заявление соответствует требованиям ст. 8, 9 Закона о банкротстве, отсутствуют признаки возможности восстановления платежеспособности должника и нет ходатайства учредителей о введении наблюдения. При определенных условиях по заявлению должника сразу может быть введено финансовое оздоровление.

Нереальным выглядит предлагаемое в проекте сокращение сроков процедуры наблюдения до 2-х месяцев. Очевидно, что при сохранении порядка и сроков установления требований кредиторов, а также осуществления иных предусмотренных для данной процедуры мероприятий минимальный срок не может быть менее 4-х месяцев. Допускаемая возможность продления процедуры приведет лишь к увеличению нагрузки судов в связи с необходимостью проведения дополнительных заседаний.

Законопроект предоставляет кредиторам дополнительные возможности для пополнения конкурсной массы за счет получения большего доступа к информации. В частности, предлагается возложить на арбитражного управляющего обязанности предоставлять конкурсному кредитору информацию о финансовом состоянии должника (с возложением расходов на кредитора) и о сделках на сумму более 500 000 рублей за предшествующие банкротству 3 года. Правда, предлагаемая сумма сделок явно носит произвольный характер. Возможно, стоило бы предусмотреть раскрытие информации о сделках, размер которых превышает 1% от активов должника, не относящихся к обычным хозяйственным сделкам, хотя это содержит определенные риски субъективной оценки подлежащих раскрытию сделок.

Важной гарантией защиты от недобросовестных действий арбитражного управляющего могло бы стать принятие положений о праве арбитражного суда отстранять управляющего от исполнения обязанностей по своей инициативе в установленных случаях. Нередко затягивание рассмотрения дел о банкротстве и допускаемые арбитражными управляющими злоупотребления остаются безнаказанными в ситуации аффилированности управляющего кредиторам, пассивности или некомпетентности последних.

Заслуживает положительной оценки предложение сделать универсальным порядок предъявления требований кредиторов к должнику в различных процедурах, применяемых в делах о банкротстве, однако представляется неудачным предложение о том, что срок предъявления требований будет устанавливать суд.

Данный краткий обзор законопроекта является далеко неполным и направлен в большей мере на привлечение внимания коллег к его обсуждению на данном этапе и отслеживание его дальнейшего прохождения.

Возврат к списку

Для получения доступа к Обзорам судебной практики по налоговым спорам необходимо оформить подписку.

Год

30000 рублей + НДС

Подписаться
Я уже подписчик

Необходимо авторизоваться чтобы получить доступ

Авторизоваться

По вопросам подписки обращайтесь, пожалуйста, к Маргарите Завязочниковой
E-mail: m.zavyazochnikova@pgplaw.ru
Nел. +7 (495) 767 00 07

18.10.2021
Конституционный Суд РФ принял жалобу, подготовленную специалистами «Пепеляев Гру...
01.10.2021
Константин Шарловский принял участие в Партнеринге «Лекарства России – к междисц...
17.09.2021
Юристы «Пепеляев Групп» успешно защитили интересы пациентки в суде по делу, связ...
26.08.2021
Александр Кузнецов – автор монографии «Реорганизация хозяйственных обществ: граж...
19.08.2021
«Пепеляев Групп» усиливает судебную практику в сфере корпоративных споров
28.07.2021
«Пепеляев Групп» усиливает свои позиции в области энергетики
28.07.2021
Рекомендации от ФПА РФ: как обезопасить себя от действий мошенников, прикрывающи...
18.06.2021
Прецедентный проект «Пепеляев Групп»: Верховный Суд впервые рассмотрел дело о во...

Вход | Регистрация

E-mail

Click here to subscribe our English newsletters