Закрыть
Поиск по сайту
Закрыть

Формы защиты интеллектуальной собственности

24.06.2013
21 мин.
на чтение
Россия отличается в настоящий момент стадией активной модернизации законодательства, связанной, в основном, со все большим включением в международные экономические, финансовые, научные, юридические процессы. Причем изменения связаны как непосредственно с присоединением к международным конвенциям и организациям, так и с модернизацией законодательства, связанной с проникновением тех или иных институтов в Россию.

Сегодня большая часть форм защиты интеллектуальной собственности в России урегулирована нормами Гражданского кодекса, имеющего достаточно развитую структуру.


В частности, нормами Гражданского кодекса защищены:

  • объекты авторских прав, включая компьютерные программы и базы данных;
  • объекты смежных прав, включая как традиционные (исполнения, фонограммы, трансляции передач), так и новые (содержание баз данных, права публикатора);
  • объекты патентных прав, включая изобретения, полезные модели, промышленные образцы;
  • ноу-хау;
  • селекционные достижения;
  • топологии интегральных микросхем;
  • фирменные наименования (только для коммерческих юридических лиц);
  • товарные знаки и знаки обслуживания;
  • коммерческие обозначения предприятий;
  • наименования мест происхождения товаров (имеют ряд отличий от географических указаний).

Четыре последние формы объединены в группу средств индивидуализации.

Также кодекс предусматривает возможность создания сложных объектов, включающих в себя различные формы защиты интеллектуальной собственности, с упрощенным режимом, и единые технологии, относящиеся к технологиям, созданным за государственный счет.

Есть и формы, не поименованные в Гражданском кодексе. Среди таких форм можно назвать защиту против недобросовестной конкуренции (закреплена в законе «О защите конкуренции») и data exclusivity period (закреплен в Федеральном законе «Об обращении лекарственных средств»).

К сожалению, практически никаких прав не предоставлено лицам, зарегистрировавшим доменные имена.

ПОСЛЕДНИЕ СОБЫТИЯ 

Среди последних заметных международных событий, связанных с изменением правового регулирования интеллектуальной собственности, следует выделить образование Единого экономического пространства России, Казахстана и Белоруссии (ЕЭП) в 2011 году, а также присоединение России ко Всемирной торговой организации (ВТО) в августе 2012 года. Кроме того, в последние годы Россия присоединилась к Договору по авторским правам и Договору по исполнениям ВОИС (2009). Внутри России также происходят заметные события.

Модернизируется Гражданский кодекс, включающий в себя основной массив норм об интеллектуальной собственности (2012-2013). Создан (2013) единый суд по интеллектуальным правам, являющийся первым специализированным судом. В связи с вышеуказанными событиями ожидаются существенные изменения как правового регулирования, так и правоприменительной практики.

В частности, в рамках присоединения к ВТО Россия взяла на себя следующие обязательства:
  • введение Data exclusivity;
  • отказ от бездоговорного коллективного управления авторскими и смежными правами;
  • либерализация рынка патентных поверенных.

Что касается data ecxlusivity, то в России принято специальное правовое регулирование отношений, связанных с data ecxlusivity. Соответствующие положения содержатся  в части 6 статьи 18 Федерального закона «Об обороте лекарственных средств» от 12 апреля 2010 г. № 61-ФЗ. Они были введены Федеральным законом от 11 октября 2010 г. № 271-ФЗ и вступили в силу с даты присоединения России к ВТО. Положения российского законодательства об охране эксклюзивности данных основаны на стандартах, содержащихся в статье 39.3 Соглашения ТРИПС. Указанной нормой установлено, что не допускается получение, разглашение, использование в коммерческих целях и в целях государственной регистрации лекарственных препаратов информации о результатах доклинических исследований лекарственных средств и клинических исследований лекарственных препаратов, представленной заявителем для государственной регистрации лекарственных препаратов, без его согласия в течение шести лет с даты государственной регистрации лекарственного препарата. Несоблюдение указанного запрета влечет установленную законодательством России ответственность. Кроме того запрещено обращение лекарственных средств, зарегистрированных с нарушением вышеприведенного правила.

В отношении отказа от бездоговорного коллективного управления имущественными правами Россия взяла на себя обязательства перед зарубежными партнерами отказаться от соответствующей практики не позднее 5 лет со дня вступления в силу Части Четвертой Гражданского кодекса, т.е. не позднее 1 января 2013 года. Такое обязательство содержится в Отчете рабочей группы о присоединении России к ВТО (п.п. 1218, 1450). Однако на настоящий момент закон об изменении кодекса в этой части отсутствует. Тем не менее, в проектах документов ЕЭП возможность бездоговорного управления уже отсутствует.
Также при вступлении России в ВТО было принято обязательство о допуске на рынок патентных поверенных иностранных лиц. Соответствующее положение следует из  пункта II (1) (A) (a) Перечня специфических обязательств Российской Федерации по услугам, входящего в Приложение I к Протоколу 16 декабря 2011 года о присоединении Российской Федерации к Марракешскому соглашению об учреждении Всемирной торговой организации от 15 апреля 1994 года. Указанное правило проверялось Конституционным судом России и было признано соответствующим Конституции (Постановление Конституционного Суда РФ от 09 июля 2012 года № 17-П). Тем не менее, в существующем законе «О патентных поверенных» требование гражданства России сохраняется.

В ЕЭП подписаны международные соглашения, касающиеся следующих форм защиты:

  • Объекты авторских прав (в особенности, в части коллективного управления правами);
  • Исполнения;
  • Фонограммы;
  • Товарные знаки;
  • Наименования мест происхождения товаров;
  • Изобретения, полезные модели, промышленные образцы.

Так, Соглашение «О единых принципах регулирования в сфере охраны и защиты прав интеллектуальной собственности» от 09 декабря 2010 года, вступившее в силу с 2012 года, закрепило общие для трех стран правила и объединяющие положения. Наиболее важные положения относятся к введению регионального принципа исчерпания исключительного права на товарные знаки, единый порядок управления правами на коллективной основе и единые базы данных авторов и правообладателей. Стороны обязались придерживаться не только норм Бернской, Римской и Парижской конвенций, но и TRIPS, Сингапурского договора о законах по товарным знакам, Договоров ВОИС (WIPO) по авторскому праву и по исполнениям и фонограммам. Закреплен порядок разрешения споров, в том числе в Суде Евразийского экономического сообщества.

В соответствии с Федеральным конституционным законом от 6 декабря  2011 года № 4-ФКЗ  в России в системе арбитражных судов создан Суд по интеллектуальным правам. Он является специализированным арбитражным судом, рассматривающим в пределах своей компетенции дела по спорам, связанным с защитой интеллектуальных прав, в качестве суда первой и кассационной инстанций. 

 В соответствии с п. 1 ст. 43.4. Федерального конституционного закона «Об арбитражных судах в Российской Федерации» Суд по интеллектуальным правам в качестве суда первой инстанции наделен полномочиями рассматривать:

  • дела об оспаривании нормативных правовых актов федеральных органов исполнительной власти, затрагивающих права и законные интересы заявителя в области правовой охраны результатов интеллектуальной деятельности и средств индивидуализации, в том числе в сфере патентных прав и прав на селекционные достижения, права на топологии интегральных микросхем, права на секреты производства (ноу-хау), права на средства индивидуализации юридических лиц, товаров, работ, услуг и предприятий, права использования результатов интеллектуальной деятельности в составе единой технологии;
  • дела по спорам о предоставлении или прекращении правовой охраны результатов интеллектуальной деятельности и приравненных к ним средств индивидуализации юридических лиц, товаров, работ, услуг и предприятий (за исключением объектов авторских и смежных прав, топологий интегральных микросхем), в том числе:
  • об оспаривании ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) федерального органа исполнительной власти по интеллектуальной собственности, федерального органа исполнительной власти по селекционным достижениям и их должностных лиц, а также органов, уполномоченных Правительством Российской Федерации рассматривать заявки на выдачу патента на секретные изобретения;
  • об оспаривании решения федерального антимонопольного органа о признании недобросовестной конкуренцией действий, связанных с приобретением исключительного права на средства индивидуализации юридического лица, товаров, работ, услуг и предприятий;
  • об установлении патентообладателя;
  • о признании недействительными патента на изобретение, полезную модель, промышленный образец или селекционное достижение, решения о предоставлении правовой охраны товарному знаку, наименованию места происхождения товара и о предоставлении исключительного права на такое наименование, если федеральным законом не предусмотрен иной порядок их признания недействительными;
  • о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака вследствие его неиспользования.
Суд по интеллектуальным правам в качестве суда кассационной инстанции рассматривает дела, рассмотренные им по первой инстанции, а также дела о защите интеллектуальных прав, рассмотренные арбитражными судами субъектов Российской Федерации по первой инстанции, арбитражными апелляционными судами.

Что касается Гражданского кодекса, то поправок в настоящее время довольно много, поэтому преждевременно анализировать их без учета потенциала их принятия. Можно отметить нормы уже принятых изменений, коснувшихся права на псевдоним. Статья 19 Гражданского кодекса предусматривает с марта 2013 года, что «Имя физического лица или его псевдоним могут быть использованы с согласия этого лица другими лицами в их творческой деятельности, предпринимательской или иной экономической деятельности способами, исключающими введение в заблуждение третьих лиц относительно тождества граждан, а также исключающими злоупотребление правом в других формах». Это положение направлено на уменьшение споров, вызванных использованием одинаковых псевдонимов или использованием в качестве псевдонима имени популярного автора или артиста. Остальные изменения, как ожидается, будут приняты в течение 2013 года.

ПОЛУЧЕНИЕ ЗАЩИТЫ

Компьютерное программное обеспечение

Компьютерное программное обеспечение защищается в России с помощью авторского права. Закон устанавливает, что компьютерная программа не является произведением литературы, науки или искусства, но на него распространяются правила о защите литературных произведений.

Программное обеспечение и компьютерные базы данных являются, в исключение из правила, регистрируемыми объектами авторских прав. Регистрация является добровольной, однако в случае регистрации программы отчуждение исключительного права на программу также должно быть зарегистрировано. Этот механизм служит для исключения повторной «продажи прав» на одну и ту же программу разным лицам.
Иностранные компании должны регистрировать программное обеспечение в России через патентных поверенных. Лицензионные договоры регистрации не подлежат.

Российское законодательство разделяет две формы существования программ: исходный текст и объектный код, а также относит к программам аудиовизуальные отображения, порождаемые программой, и подготовительные материалы к программе. Частные лица вправе адаптировать программу к своему hardware. Допускается декомпилирование программы, если это необходимо для взаимодействия с другой независимо разработанной программой и не нарушает следующего трехступенчатого теста:
  1. информация, необходимая для взаимодействия, ранее не была доступна этому лицу из других источников;
  2. декомпилируются только те части программы, которые необходимы для взаимодействия;
  3. информация, полученная в результате декомпилирования, может использоваться лишь для взаимодействия независимо разработанной программы с другими программами, не может передаваться иным лицам, за исключением случаев, когда это необходимо для достижения способности к взаимодействию независимо разработанной программы с другими программами, а также не может использоваться для разработки программы, по своему виду существенно схожей с декомпилируемой программой, или для осуществления другого действия, нарушающего исключительное право на программу.
Важной особенностью программ для ЭВМ и баз данных является возможность заключения лицензионного договора в особом порядке. 
Заключение лицензионных договоров в отношении программ или баз данных допускается путем присоединения пользователя к договору, условия которого изложены на приобретаемом экземпляре таких программы или базы данных либо на упаковке этого экземпляра. Начало использования таких программы или базы данных пользователем означает его согласие на заключение договора.

В России отсутствует правовое регулирование лицензий на open-source software или free sowtware, большая часть которых не соответствует российскому законодательству. В предполагаемых к принятию поправках в Гражданский кодекс предполагается регулирование особого вида открытых лицензий.

Исключительное право на программы, созданные по заказу, принадлежит по умолчанию заказчику, а подрядчик вправе использовать программу на условиях неисключительной лицензии. В случае, если в исключение из вышеуказанной презумпции исключительное право принадлежит подрядчику, ограниченное право использования есть у заказчика.

При создании программного обеспечения в ходе исполнения иного договора, не предусматривающего специально ее создание, действует обратное правило. По умолчанию исключительное право принадлежит подрядчику, а заказчик вправе ограниченно использовать программу, но возможно и перераспределение ролей.

Предусмотрено наличие технических средств защиты авторских прав (ТСЗАП). Попытки устранения ограничений, установленных ТСЗАП, а также изготовление, распространение, реклама любой технологии или технического средства, способствующих обходу ТСЗАП, влечет ответственность.  

В последнее время активно дискутируется патентование компьютерных программ. Формально в России такое патентование запрещено, однако в составе программно-аппаратных комплексов программы могут быть запатентованы.
 
Методы лечения пациентов с использованием медикаментов  и медицинских процедур.  Еще одним часто обсуждаемым и обсуждаемым на различных уровнях вопросов является вопрос ограничения возможности патентования способа лечения. При этом в качестве обоснования введения такого ограничения указывается на предположение, что охрана способа лечения, использующего лекарственное средство, предпринятая (предоставленная) после окончания срока действия патента на вещество - лекарственное средство, будет по существу продлевать срок действия патента на это вещество – лекарственное средство. Такое обоснование, на наш взгляд, является ошибочным.

Исходя из содержания пункта 4 статьи 1349 ГК РФ способы лечения прямо не указаны в качестве объектов, которым не предоставляется патентно-правовая охрана. Напомним, что к числу таких объектов  отнесены: (1) способы клонирования человека, (2) способы модификации генетической целостности клеток зародышевой линии человека, (3) использование человеческих эмбрионов в промышленных и коммерческих целях, (4) иные решения, противоречащие общественным интересам, принципам гуманности и морали. 

Способы лечения относятся к таким видам изобретений как способ, т.е. процесс осуществления действий над материальным объектом с помощью материальных средств (п. 1 ст. 1350 ГК РФ).

Объем исключительного права на способ лечения, как на изобретение, определяется (основываясь на установлении п. 2 ст. 1354  ГК РФ) содержащейся в патенте формулой изобретения. Для толкования формулы изобретения может использоваться описание этого изобретения. Никакие иные объекты, признаки и т.д. не могут входить в охраняемое исключительное право на способ лечения. Соответственно, обладатель соответствующего патента на способ лечения не сможет осуществлять правомочие запрета на использование вещества, которое не охраняется его патентом.

Следует также иметь в виду наличие в действующем законодательстве об интеллектуальной собственности положений, ограничивающих в определенных ситуациях действие монопольного патентного права (исключительного права). К их числу, относятся, например, следующие. Так, не могут рассматриваться в качестве действий, нарушающих исключительное право: (1) проведение научного исследования продукта или способа, в котором использовано изобретение, либо проведение эксперимента над таким продуктом или способом, (2) использование изобретения при чрезвычайных обстоятельствах (стихийных бедствиях, катастрофах, авариях), (3) использование изобретения для удовлетворения личных, семейных, домашних или иных не связанных с предпринимательской деятельностью нужд, если целью такого использования не является получение прибыли или дохода, (4) разовое изготовление в аптеках по рецептам врачей лекарственных средств с использованием изобретения  [статья 1359 ГК РФ]. Кроме того, Правительство Российской Федерации имеет право в интересах обороны и безопасности разрешить использование изобретения без согласия патентообладателя (с уведомлением его об этом в кратчайший срок и с выплатой ему соразмерной компенсации) [статья 1360 ГК РФ]. Нам представляется, что такие законодательные исключения и ограничения достаточно полно отвечают интересам всех участников гражданско-правовых отношений, связанных с использованием лекарственных средств и направленных на охрану общественного здоровья. Кроме того, существующий в Российской Федерации подход к регулированию таких отношений полностью отвечает и подходам экспертов большого числа промышленно развитых стран, нашедшим свое отражение в документах Постоянного комитета по патентному праву ВОИС. Уполномоченные своими правительствами эксперты в области интеллектуальной собственности и в области здравоохранения совместно подтвердили необходимость охраны интеллектуальной собственности для стимулирования инновационных процессов в здравоохранении.
 
Таким образом, с учетом вышеизложенного, предлагаемое некоторыми участниками гражданских правоотношений введение законодательного запрета на патентование способов лечения в настоящее время для России не является обоснованным, а его отсутствие никак не связано с развитием в России фармацевтической промышленности.

Сведения, признаваемые общедоступными при определении уровня техники. Руководство по экспертизе заявок на изобретения в редакции Приказа Роспатента от 10.01.2013г. № 1 содержит  достаточно большой перечень таких  сведений. Любое лицо может с ними ознакомиться самостоятельно либо об их содержании ему может быть законным путем сообщено. Руководством для каждого вида источника указаны даты, определяющие включение источника информации в уровень техники. В частности, для зарегистрированных лекарственных средств в качестве даты, определяющей включение сведений о них в уровень техники, может являться дата регистрации лекарственного средства.

Особенности экспертизы изобретений, относящихся к фармацевтическим композициям, и изобретений, относящихся к способам диагностики и лечения. Упомянутое выше Руководство по экспертизе заявок на изобретения содержит специальные разделы (9.4 и 9.5), описывающие подходы, рекомендуемые для проведения экспертизы по вышеназванным  изобретениям. В частности, особое внимание уделяется сведениям, представляемым заявителями в целях подтверждения назначения заявленных фармацевтических композиций. 

Указывается также, что если сведения об эффективном количестве отсутствуют в уровне техники, то они должны быть приведены в первоначальном описании изобретения. 

Или, например, в случае если назначением композиции является лечение (диагностика, профилактика и т.д.) определенных заболеваний, то формула изобретения также может включать характеристику количественного содержания активного вещества в форме «эффективное количество». В этом случае проверяется, содержит ли первоначальное описание изобретения сведения о количестве активного вещества, которое является эффективным, и сведения, подтверждающие эффективность. 

В отношении изобретений, относящихся к способам лечения, при анализе патентоспособности рекомендуется запрашивать у заявителя, чем именно обусловлено повышение эффективности способа. В большинстве случаев заявитель располагает этой информацией. Обычно такое уточнение или конкретизация служит интересам заявителя, в то время как формулировка технического результата в более общем виде чаще приводит к отрицательному выводу об изобретательском уровне заявленного изобретения. 

Ознакомление с материалами заявки. Статьей 1394 ГК РФ установлена возможность ознакомления любых лиц с материалами заявки после публикации сведений о выдаче патента. Перечень выкладываемых для ознакомления документов достаточно широк – собственно заявка, прилагаемые к ней документы, дополнительные материалы, представленные заявителем в процессе переписки, и документы экспертизы. Однако Административным регламентом исполнения Федеральной службой по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам государственной функции по организации приема заявок на изобретение и их рассмотрения, экспертизы и выдачи в установленном порядке патентов Российской Федерации на изобретение (п. 27.3) , в целях охраны data ecxlusivity, установлено, что третьим лицам не предоставляется доступ к дополнительным материалам, представляющим собой информацию, полученную при проведении доклинических или клинических исследований. При этом установлено, что это правило применимо только в том случае, если такие материалы оформлены в виде отдельного документа. Безусловно, такое положение отвечает цели охраны data ecxlusivity, однако, на наш взгляд, оно нуждается в дальнейшем развитии. Например, в           вышеназванный административный регламент  целесообразно включить положения, (1) исключающие из публикуемых сведений информацию о клинических исследованиях лекарственных средств и клинических исследованиях лекарственных препаратов, (2) предусматривающие изложение соответствующих сведений в заявке на изобретение в виде самостоятельной неотъемлемой части описания, которая могла бы не учитываться (изыматься) при подготовке документов на публикацию.

Международные непатентованные названия (INN) и товарные знаки. По-прежнему, несмотря на более чем 10-летний период исследований, остается актуальным вопрос о соотношении товарных знаков и международных непатентованных названий. Попытки зарегистрировать в качестве товарных знаков обозначений, воспроизводящих международные непатентованные названия или производных от них, не прекращаются. Об этом свидетельствует и практика Роспатента, и  судебная практика. В своей повседневной деятельности экспертиза использует в соответствии с приказом Роспатента от 04.04.2008г. № 45 Инструкцию по использованию базы данных ВОЗ, содержащей сведения о международных непатентованных наименованиях (МНН). База данных рекомендована для использования в качестве дополнительного источника информации в рамках проведения экспертизы обозначений, заявленных на государственную регистрацию в качестве товарных знаков в отношении товаров 05 класса МКТУ, что соответствует положениям Резолюции ВОЗ WHA46.19 по МНН, согласно которой на государства-участники ВОЗ был наложен ряд обязательств, в том числе по препятствованию использования МНН либо производных от них названий, в составе товарных знаков.

Несмотря на значительный прогресс в правоприменении патентным ведомством, имеют место ситуации, когда в качестве товарных знаков регистрируются обозначения, явным образом являющиеся производными от INN. В качестве примера может быть приведено судебное дело по одному из товарных знаков. Предоставление правовой охраны этому товарному знаку было оспорено с указанием на его производность от международного непатентованного наименования «карнитин». Все судебные инстанции, вплоть до Президиума Высшего Арбитражного Суда, не усматривали такой производности. Однако Президиум Высшего Арбитражного Суда, сославшись, в частности,  на резолюцию WHA 46.19 и на подтверждающую ее резолюцию Исполнительного комитета ВОЗ ЕВ115.R 4, в статье 8 которой указано, что необходимо предотвращать приобретение исключительных прав на международные непатентованные наименования и запрещать регистрацию данных наименований в качестве товарных знаков или торговых наименований, указал на производный характер этого товарного знака от INN и сделал вывод о возможности введения потребителя в заблуждение. Кроме того, он указал, что регистрация этого товарного знака может создать препятствия для производства и доступа на российский рынок лекарственных средств одной [с «карнитином»] фармакологической группы. Президиум ВАС также указал, что и правообладатель товарного знака не сможет в полной мере защищать свое исключительное право, поскольку в соответствии с законодательством в сфере обращения лекарственных средств международное непатентованное наименование должно указываться на упаковке каждого лекарственного средства, любые действия, создающие препятствия для свободного использования МНН на территории Российской Федерации, противоречат публичным интересам и праву каждого на охрану здоровья и медицинскую помощь, гарантированное статьей 41 Конституции Российской Федерации. С учетом вышеизложенного, Президиум Высшего Арбитражного Суда отменил принятые судебные решения  и постановил аннулировать регистрацию товарного знака.

ПРИНУДИТЕЛЬНОЕ ОСУЩЕСТВЛЕНИЕ ПРАВ

Возможные инстанции для принудительного осуществления прав

В России используются различные формы защиты прав на интеллектуальную собственность. 

  • Решение патентного ведомства. В структуру Роспатента входит отдельное подразделение – Палата по патентным спорам, имеющая квазисудебный характер. К ее компетенции относится 14 видов споров, которые можно разделить на группы. 
1.1. Рассмотрение возражений на решения Роспатента, связанных с отказом в регистрации товарного знака, выдаче патента или о регистрации товарного знака, выдаче патента.
1.2. Рассмотрение возражений на решения Роспатента, связанные с рассмотрением заявок на выдачу патента или на регистрацию товарного знака (в т.ч. предоставление охраны товарным знакам в соответствии с Мадридским соглашением), наименования места происхождения товаров.
1.3. Рассмотрение возражений против выдачи патента, предоставления правовой охраны товарному знаку, наименованию места происхождения товара, а также против предоставления охраны международной регистрации знака на территории Российской Федерации.
1.4. Рассмотрение возражений против предоставления правовой охраны товарному знаку на имя агента или представителя лица, которое является обладателем исключительного права на этот товарный знак в одном из государств - участников Парижской конвенции.
1.5. Рассмотрение заявлений о признании товарного знака общеизвестным и возражений против предоставления такому знаку охраны.
1.6. Рассмотрение заявлений о прекращении правовой охраны товарного знака (кроме досрочного прекращения охраны в связи с неиспользованием товарного знака) или наименования места происхождения товара.

  • Решение правоохранительных органов. В России установлены административная и уголовная ответственность за нарушение интеллектуальных прав.
В частности, административная ответственность устанавливается за 
  • Нарушение авторских и смежных прав в целях извлечения дохода;
  • Незаконное использование изобретения, полезной модели, промышленного образца;
  • Разглашение сведений о сущности патентуемого объекта;
  • Указание ложной информации об обладателях авторских и смежных прав, об изготовителях материальных носителей, о местах их производства; 
  • Присвоение авторства и принуждение к соавторству в патентуемом объекте (ст. 7. 12 Кодекса об административных правонарушениях);
  • Незаконное использование товарного знака, наименования места происхождения товаров (ст. 14.10 Кодекса);
  • Недобросовестная конкуренция, выразившаяся во введении в оборот товара с незаконным использованием чужой интеллектуальной собственности (ст. 14.33 Кодекса).
Уголовная ответственность установлена за 
  • Присвоение авторства, причинившее крупный ущерб (определяется индивидуально);
  • Незаконное использование объектов авторских и смежных прав в целях сбыта в крупном размере (свыше 100 000 рублей; около 3300 долларов США), включая приобретение экземпляров (ст. 146 Уголовного кодекса);
  • Те же деяния в отношении патентуемых объектов, в отношении которых установлена административная ответственность, если они причинили крупный ущерб (определяется индивидуально) (ст. 147 Кодекса);
  • Незаконное использование товарного знака или наименования места происхождения товара, если совершено неоднократно или причинило крупный ущерб (свыше 1 500 000 рублей, приблизительно 50 000 долларов США).
  • Государственные суды, в т.ч. Суд по интеллектуальным правам.
В России установлено две системы государственных судов, общей юрисдикции и арбитражные суды. Общий принцип их разделения таков: арбитражные суды рассматривают споры в экономической сфере (как правило, с участием юридических лиц), а суды общей юрисдикции все прочие (как правило, с участием граждан). В частности, к компетенции судов общей юрисдикции относятся споры об авторстве, о признании права, о защите прав авторов, о вознаграждении и распределении прав на интеллектуальную собственность, созданную за счет работодателя. К компетенции арбитражных судов относится в том числе основная масса споров о защите исключительных прав правообладателей – юридических лиц, споры с Роспатентом о товарных знаках. Суд по интеллектуальным правам, чья компетенция описана выше, относится к системе арбитражных судов.

Еще до фактического создания Суда по интеллектуальным правам 8 октября 2012 года были приняты два постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации № 59 и № 60, касающиеся организации работы суда и по вопросам, требующим разъяснения, но не отраженным в законах.

В Постановлении № 59 «О некоторых вопросах, возникающих в связи с принятием Федерального закона от 08.12.2011 № 422-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с созданием в системе арбитражных судов Суда по интеллектуальным правам» арбитражным судам даны разъяснения, относящиеся к подведомственности арбитражных судов.

Кроме того, учитывая специфичность дел, связанных с интеллектуальной собственностью, нередко требующую привлечения специалистов, Пленум дал разъяснения, что в целях получения разъяснений, консультаций и выяснения профессионального мнения лиц, обладающих теоретическими и практическими познаниями по существу разрешаемого арбитражным судом спора, суд может привлекать специалиста. В качестве специалистов могут привлекаться любые лица, обладающие необходимыми арбитражному суду познаниями. При этом, помимо прочих в качестве специалистов могут также привлекаться советники аппарата специализированного арбитражного суда, обладающие квалификацией, соответствующей специализации суда. Специалист может быть привлечен в процесс только по инициативе арбитражного суда, который может учитывать мнение лиц, участвующих в деле. Особо разъяснено, что консультация дается специалистом в устной форме без проведения специальных исследований, назначаемых на основании определения арбитражного суда. 

Введение специалиста в штат суда – компромиссное решение, вызванное конституционными ограничениями. В России невозможно появление судей, не имеющих юридического образования, а судей, имеющих и юридическое, и техническое образование, почти нет.

В Постановлении № 60 «О некоторых вопросах, возникших в связи с созданием в системе арбитражных судов Суда по интеллектуальным правам» арбитражным судам даны разъяснения в отношении: (1) дел, подлежащих рассмотрению Судом по интеллектуальным правам в качестве суда первой инстанции; (2) дел, подлежащих рассмотрению Судом по интеллектуальным правам только в качестве суда кассационной инстанции; (3) рассмотрения Судом по интеллектуальным правам дел о присуждении компенсации за нарушении права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок; (4) запроса специализированного арбитражного суда; (5) переходных положений. Постановление № 60 вступит в силу со дня начала деятельности Суда по интеллектуальным правам.
Г) Медиация. В 2010 году принят закон № 193-ФЗ, вводящий альтернативную процедуру урегулирования споров с участием в качестве посредника независимого лица – медиатора. В данный момент процедура остается маловостребованной, в сфере интеллектуальной собственности практически не применяется. Процедура возникает в случае соглашения сторон по ее применению вместо обращения в государственные или третейские суды. По результатам процедуры достигается медиативное соглашение.
  • Третейские суды. С 2002 года действует закон «О третейских судах» (№ 102-ФЗ), определяющий порядок и процедуру передачи на рассмотрение и рассмотрения дел третейскими судами. Следует отметить, что обращение в третейские суды происходит на договорной основе (третейское соглашение), причем передача спора в третейский суд не возможна при наличии медиативной оговорки. При необходимости возможно принудительное исполнение решения третейского суда через получение исполнительного листа в системе государственных судов. В интеллектуальной собственности третейские суды используются нечасто.

ТЕНДЕНЦИИ И ПЕРСПЕКТИВЫ 

Мы ожидаем существенных изменений правоприменения в связи с началом деятельности Суда по интеллектуальным правам, передачей ему определенных категорий дел. Мы также ожидаем изменений в законодательстве, связанных с концептуальным изменением Гражданского кодекса. Кроме того, возможно, будет исправлен Кодекс об административных правонарушениях в части увеличения санкций за нарушения в сфере интеллектуальной собственности. 

Возврат к списку

Для получения доступа к Обзорам судебной практики по налоговым спорам необходимо оформить подписку.

Год

30000 рублей + НДС

Подписаться
Я уже подписчик

Необходимо авторизоваться чтобы получить доступ

Авторизоваться

По вопросам подписки обращайтесь, пожалуйста, к Маргарите Завязочниковой
E-mail: m.zavyazochnikova@pgplaw.ru
Nел. +7 (495) 767 00 07

18.10.2021
Конституционный Суд РФ принял жалобу, подготовленную специалистами «Пепеляев Гру...
01.10.2021
Константин Шарловский принял участие в Партнеринге «Лекарства России – к междисц...
17.09.2021
Юристы «Пепеляев Групп» успешно защитили интересы пациентки в суде по делу, связ...
26.08.2021
Александр Кузнецов – автор монографии «Реорганизация хозяйственных обществ: граж...
19.08.2021
«Пепеляев Групп» усиливает судебную практику в сфере корпоративных споров
28.07.2021
«Пепеляев Групп» усиливает свои позиции в области энергетики
28.07.2021
Рекомендации от ФПА РФ: как обезопасить себя от действий мошенников, прикрывающи...
18.06.2021
Прецедентный проект «Пепеляев Групп»: Верховный Суд впервые рассмотрел дело о во...

Вход | Регистрация

E-mail

Click here to subscribe our English newsletters