Закрыть

«Благая» цель: почему неразумно считать налоговые льготы «расходами бюджета»

17.07.2017
В июле 2017 года будут парламентские слушания по основным направлениям налоговой, бюджетной и таможенной политики. Экономисты активно продвигают свои концепции в законодательство, а юристы часто не обращают внимания на правовую несостоятельность нововведений. Подробности темы в колонке управляющего партнера «Пепеляев Групп» Сергея Пепеляева. 

В подготовленных Минфином основных направлениях бюджетной, налоговой и таможенно-тарифной политики на период до 2020 года ставится задача закрепить в законодательстве (уже в текущем году) концепцию налоговых и неналоговых расходов.

Авторы идеи считают, что «фактически налоговые льготы, освобождения и преференции по налогам, сборам и другим платежам, предусмотренные действующим законодательством, являются недополученными бюджетной системой финансовыми ресурсами, то есть налоговыми и неналоговыми расходами».

Эти рассуждения опираются на мнение Международного валютного фонда (МВФ): поскольку цели государственной политики могут достигаться альтернативным способом через предоставление субсидий или понесение иных расходов, льготы выступают эквивалентом бюджетных расходов.

Цель нововведения, как всегда, самая благая: повышение прозрачности бюджетной и налоговой политики, оптимизация способов достижения социально-экономических задач. Но так ли безобидны правовые последствия этого шага?

То, что экономисты считают «расходами бюджета», с позиции юриста не может получить такой квалификации. Применение льготы не ведет к недоплате налога. Налоговое обязательство формируется по результатам применения всего комплекса правил исчисления платежа, включая положения о льготах. Нет налога до льготы и после льготы. Есть единая сумма, которую налогоплательщик обязан уплатить.

При недоплате налога (недоимке) бюджет так же не лишается части своего имущества. Он не становится богаче, но и не претерпевает ущерб.

Если в бюджетном законодательстве закрепится понятие «налоговых расходов», то (лиха беда — начало), последствия творческой реализации этого подхода на практике будут самыми непредсказуемыми. Так, что взыскание недоимки компаний с их собственников, менеджеров и бухгалтеров под видом ущерба, причинённого бюджету налоговым преступлением, может показаться шалостью.

Основные направления демонстрируют возможный вариант развития событий. Для стимулирования капитальных вложений предлагается предоставить налогоплательщикам инвестиционный налоговый кредит — право уменьшать исчисленную сумму налога на прибыль на сумму расходов на приобретение или модернизацию объектов основных средств. Размер вычета составляет 50% от стоимости объекта.

Эту льготу Минфин рассматривает как 50% со-финансирование инвестиционных расходов государством. Следовательно, чем лучше и эффективнее работает бизнес и больше инвестирует в развитие производства, тем больше «государственное участие» в его успехах.

В этой этатистской концепции всё переворачивается с ног на голову. Забыто, что налогообложение — это отношения по перераспределению произведенного обществом продукта. По версии Минфина, не бизнес, а государство становится первопричиной экономического и социального роста. Не налогоплательщики дают государству средства, а оно им.

Отсюда недалекий путь к изменению отношений собственности. Чем не повод попросить поделиться с государством долей в основном капитале общества?

Если учитывать, что Минфин понимает налоговые льготы очень широко (как любые отступления от «базовой» (или «нормативной») структуры налоговой системы), то простор для творчества открывается широчайший.

Следует учесть и то, что некоторые льготы вообще не могут рассматриваться как «благодеяние» государства. Это те послабления, которые направлены на фактическое выравнивание экономического положения плательщиков, обеспечение основных конституционных прав (на достойное существование, на жилище и др.)

В таких случаях льготы — это юридико-технический приём установления оптимального уровня налогообложения, а никак не «расходы бюджета».

Закономерным бюрократическим следствием внедрения концепции «налоговых расходов» является расширение объемов налоговой отчетности (ее бОльшая детализация — по словам авторов концепции) в целях лучшей оценки эффективности льгот.

Расширяется перечень государственных органов, контролирующих бизнес. Поскольку льготы — «государственные расходы», то Счетная Палата и аналогичные структуры в регионах получают доступ практически к любому налогоплательщику. Последствия выводов контролеров и неэффективности использования льгот могут быть для налогоплательщиков самыми драматическими.

Зато у Правительства появится возможность сразу улучшить показатели «государственной заботы». Предполагается, что «налоговые расходы, которые фактически являются бюджетным ресурсом, должны быть распределены по государственным программам». Соответственно, объемы государственных вложений в те или иные направления социально-экономического развития сразу возрастут, хотя никто этого не почувствует.

Например, по оценкам Минфина, уже в текущем году на развитие здравоохранения государство «потратит» на 215 млрд рублей больше, на социальную поддержку граждан — на 35 млрд, на транспортную инфраструктуру — на 118 млрд.

Остается посоветовать Минфину следующее. При таком подходе получается, что чем жестче базовые условия налогообложения (например, чем выше ставки налогов), тем больше объем государственных «вложений» при предоставлении льгот. Что если установить налог на прибыль на уровне 90%, но из них 70% объявить «стандартным вычетом»? Для налогоплательщиков ничего не изменится (разве что декларации потолстеют), но как улучшится отчетность о реализованных государственных программах.

Источник: Forbes

Возврат к списку

18.09.2017
Споры с китайскими контрагентами: как правильно выбрать суд?
Подробнее
15.09.2017
Юристы раскрывают секреты: как не связаться с однодневкой
Подробнее
15.09.2017
КС рассмотрит жалобу уволенного за разглашение тайны сотрудника
Подробнее