О мероприятии

16 мая 2019 г. в рамках Петербургского Международного Юридического Форума состоится дискуссионная сессия на тему: "Законное налоговое планирование или уклонение от уплаты налогов: пределы административной переоценки хозяйственных решений"

Модератор:

Преамбула

Зарубежные антиуклонительные доктрины допускают широкие возможности для усмотрения правоприменителя. Они восприняты и законодательством РФ.

С 2012 г. по 2018 г. объем налоговых изъятий из экономики (НДС и налог на прибыль) рос более чем в 30 раз быстрее, чем сама российская экономика.

ФНС России объясняет это качеством налогового администрирования и «вовлечением в легальный оборот новых субъектов экономической деятельности и хозяйственных операций». Но такая колоссальная диспропорция в темпах роста налоговых поступлений и экономики не может объясняться только этим.

Судебная статистика подтверждает, что основная часть налоговых доначислений сделана на базе концепции необоснованной налоговой выгоды (88% судебных решений по таким делам вынесено в пользу налогового органа).

Антиуклонительные нормы – абстрактные и гибкие – дают правоприменителю широкий простор для оценочного подхода. В странах, откуда они заимствованы, свобода усмотрения контролера балансируется надежной системой досудебного урегулирования налоговых споров, высоким авторитетом независимого суда, учетом мнения ученых и применением этих норм в исключительных случаях.

У нас же, по оценкам А.А. Иванова, объем норм налогового права, которые позволяют изменять налоговые обязанности по усмотрению налоговых органов, уже достиг 10% общей части НК РФ[1]. Он задает вопрос: не перешло ли российское налоговое право в новое качество, когда принцип «обязательно лишь то, что прямо предписано» заменен принципом «обязательно то, что вменено налоговым органом на основе его собственной оценки»?

Все это происходит на фоне резкого падения уровня институционального доверия граждан в том числе к судебной системе, которое фиксируется социологами в 2018 г.

Следует обсудить, какие же правовые подходы должны применяться при проверках так называемой необоснованной налоговой выгоды?

__________________________________

Приглашаем Вас пройти голосование после каждого блока программы ниже.

Результаты голосования проанализирует и интерпретирует профессиональный социолог.

По итогам дискуссионной сессии будет сформирована резолюция, содержащая основные выводы, сформулированные по итогам обсуждения и голосования в зале.

__________________________________

Программа сессии

1. «Формальный документооборот»: правовое понятие или ярлык?

Оспаривая сделки налогоплательщика и изменяя их квалификацию, налоговые органы практически не используют категории гражданского права – недействительная, мнимая, притворная сделка, сделка, совершенная с целью, противной основам правопорядка или нравственности. Вместо этого они ввели в правовой обиход новое понятие: «формальный (фиктивный) документооборот».

Под ним налоговые органы понимают оформление налогоплательщиком документов, не соответствующих действительным экономическим отношениям, с целью неуплаты налогов.

Сниженный стандарт доказывания для налоговых органов в суде позволяет им всего лишь сослаться на «формальный документооборот» для того, чтобы пересчитать налоги так, как это бы соответствовало существу отношений, как их понимает налоговый орган.

Иной подход состоит в том, что налоговые обязательства организаций – прямое следствие их деятельности в экономической сфере. Они базируются на гражданско-правовых отношениях. Соответственно, для пересмотра налоговых обязательств сначала необходимо переквалифицировать сделки с гражданско-правовой точки зрения, установить их недействительность, доказать, что действительная цель налогоплательщика не соответствует форме и/или содержанию заявленной им сделки.

Пересмотр налоговых обязательств на основе признания сделки недействительной допускается исключительно в налоговых целях и не затрагивает гражданских прав сторон этой сделки. Стабильность гражданского оборота не должна нарушаться.

Проголосовать
I. Понятие «формальный документооборот»:
II. Если заявлено о необоснованной выгоде, доказывание недействительности сделки для изменения ее налоговых последствий:
III. Если, заявляя о необоснованной налоговой выгоде, налоговый орган не доказал недействительность сделки (группы сделок), то налоговые последствия сделки (группы сделок):
 

 

2. Деловая или налоговая цели сделки: допустима ли конкуренция между ними?

Объем прав и обязанностей налогоплательщика должен определяться исходя из подлинного экономического содержания совершенных операций.

Любая сделка налогоплательщика должна быть обусловлена разумными экономическими причинами (целями делового характера).

Требование о наличии деловой цели является обязательным условием действительности сделок.

Не учитываются в уменьшение налоговых обязательств операции, если основной целью совершения сделки (операции) является неуплата налога (пп. 1 п. 2 ст. 54.1 НК РФ).

Следовательно, деловая цель может конкурировать (соревноваться) с налоговой целью за главенство. Исходя из каких критериев эта конкуренция должна быть разрешена, если критерии отсутствуют в законе?

Высшие судебные инстанции неоднократно подчеркивали, что возможность достижения того же экономического результата с меньшей налоговой выгодой, полученной налогоплательщиком путем совершения предусмотренных или не запрещенных законом операций, не является основанием для признания налоговой выгоды необоснованной.

Если сделка (комплекс сделок) действительна, то она обязательно имеет деловую цель, даже если в результате ее исполнения получена налоговая выгода.

Проблема в том, допустима ли конкуренция деловой и налоговой цели при отсутствии законодательно установленных критериев и в условиях, когда система досудебного и судебного разрешения налоговых споров не в полной мере обеспечивает баланс публичных и частных интересов и защиту прав налогоплательщиков?

Проголосовать
I. При наличии деловой цели в сделке конкуренция деловой и налоговых целей:
II. Критерии для определения иерархии целей (основная/не основная):
III. Привлечение судом независимых специалистов (экспертов), обладающих специальными познаниями для установления наличия деловой цели:
 


3. Деловая цель сделки или способ ее достижения: что оценивается на практике?

Одна и та же деловая цель (хозяйственный результат) на практике может достигаться различными способами, путем совершения различных сделок с различными условиями.

Право налоговых органов оценивать деловую цель совершенных налогоплательщиками сделок не оспаривается.

Предполагается разумным и основанным на нормах гражданского и налогового законодательства, что такая оценка должна быть ограничена анализом:

  • реальности сделки и соответствия ее документального оформления фактическим обстоятельствам (в т.ч. функционалу сторон сделки);
  • деловой цели сделки, т.е. на достижение какого результата экономической (хозяйственной) деятельности была направлена конкретная сделка (группа сделок);
  • связи между установленной целью/планируемым результатом с предпринимательской деятельностью налогоплательщика.

Однако на практике споры ведутся, в основном, о способе достижения хозяйственной цели.

Если выбранный налогоплательщиком способ по сравнению с определенной инспекцией альтернативой привел к уменьшению налоговой нагрузки, инспекция делает вывод о том, что действительной целью сделки являлась экономия на налогах. Ситуация ухудшается, когда на практике поставленная налогоплательщиком цель не была достигнута, а налоговая выгода получена (признаны расходы, принят к вычету НДС и пр.).

Продемонстрируем на следующем примере:



Снимок.PNG









Размер расходов при реализации этих способов может существенно отличаться.

Проголосовать
I. Какое из двух названных суждений Вы считаете более близко к Вашей позиции:

II. Если при выборе способа достижения деловой цели выбор все же должен осуществляться с учетом бюджетных интересов государства, то какая из этих позиций Вам кажется более точной:
III. То обстоятельство, что выбранный способ достижения цели позволил обеспечить минимальную налоговую нагрузку по сравнению с иными способами:
IV. Если выбранный способ не позволил достичь поставленной деловой цели:
 


Ключевые спикеры

  • Винницкий Данил Владимирович, д.ю.н., директор Института права БРИКС, заведующий кафедрой финансового права, Уральский государственный юридический университет
  • Шевелева Наталья Александровна, д.ю.н., заведующая кафедрой административного и финансового права, Санкт-Петербургский государственный университет
  • Рябов Алексей Александрович, к.ю.н. Руководитель экспертно-правовой службы Уполномоченного при Президенте РФ по защите прав предпринимателей
  • Павлова Наталья Владимировна, судья, Верховный Суд РФ
  • Егоров Даниил Вячеславович, заместитель руководителя, Федеральная налоговая служба/ Новоселов Константин Викторович, заместитель начальника Контрольного управления, Федеральная налоговая служба
  • Демейер Курт, налоговый адвокат, советник юридической компании Митра (Брюссель)
  • Акимова Валентина Геннадьевна, партнер, юридическая компания «Пепеляев Групп»

Организационная информация:

Дата: 16 мая 2019 с 09:30 до 11:30 
Место: Главный штаб (Дворцовая площадь, д. 6-8, зал №6) 

ВХОД ТОЛЬКО ДЛЯ УЧАСТНИКОВ ПМЮФ

Ответственный менеджер

Папельникова Олеся
Старший менеджер по маркетингу

Карта проезда

загрузка карты...